25.11.2010

 - Газета

Красно-черное столетие Красного костела

Этот храм был построен на окра­ине губернского города, а спу­стя век оказался на централь­ной площади европейской столицы. За столетие своего существования его здание использовалось по пря­мому назначению менее половины срока - 20 лет до закрытия и 20 - по­сле возвращения верующим. 70 лет власть имущие считали его симво­лом антисоветчины, но до сих пор - ирония судьбы! - минский костел Святых Симеона и Елены «прописан» на улице Советской...

Христофор ХИЛЬКЕВИЧ

Этот храм был построен на окра­ине губернского города, а спу­стя век оказался на централь­ной площади европейской столицы. За столетие своего существования его здание использовалось по пря­мому назначению менее половины срока - 20 лет до закрытия и 20 - по­сле возвращения верующим. 70 лет власть имущие считали его симво­лом антисоветчины, но до сих пор - ирония судьбы! - минский костел Святых Симеона и Елены «прописан» на улице Советской...

kr-kost1

В минувшее воскресенье состоялось праздно­вание 100-летия освящения Красного костела, как часто называют этот храм. На торжественной ли­тургии присутствовали священники различных конфессий, представители министерств и дипло­матического корпуса. Наша газета также не могла обойти вниманием этот юбилей и сегодня пред­лагает читателям несколько малоизвестных фак­тов из истории памятника архитектуры.

Близнец из Ютросина

Историю о том, что Красный костел был по­строен супругами Войниловичами в память о своих рано умерших детях, знает, пожалуй, каж­дый минчанин. Популярная легенда гласит, что старшая дочь Елена, не дожившая всего одно­го дня до своего девятнадцатилетия, однаж­ды увидела во сне невероятной красоты храм и, проснувшись, нарисовала его по памяти. Затем, якобы руководствуясь набросками девушки, ар­хитекторы создали проект костела с двумя ма­лыми башнями (в память о двух умерших детях) и большой, пятидесятиметровой башней, символизирующей родительскую скорбь. Однако в воспоминаниях безутешного отца, Эдварда Войниловича, недавно впервые изданных на рус­ском языке, приводится иная версия появления такого облика храма.

«Я начал выбирать образцы и рассматри­вать различные архитектурные решения, - пи­шет фундатор Красного костела. - Мне не хо­телось останавливаться на готическом стиле, во-первых, потому, что он стал слишком рас­пространенным (...), а во-вторых, слишком отли­чался от храмов восточных обрядов, существую­щих в нашем крае. Этот стиль акцентировал бы внимание на отличии вероисповедания разных социальных классов, поскольку большая часть крестьян была православной, а землевладель­цы - католики. Поэтому я остановился на ро­манском стиле, процветавшем в эпоху согласия между Восточной Церковью и Римом».

Как раз во время поиска проекта Войниловичу попала в руки открытка с видом костела святой Альжбеты в польском местечке Ютросин, что не­далеко от Познани. Пан Эдвард тут же отправил­ся в Варшаву, где архитектор храма - профессор Томаш Пояздерский - преподавал в Академии искусств, и вскоре тот представил Войниловичу свой новый проект костела в Минске, впрочем, весьма напоминавший близнеца из Ютросина, но более монументальный и с большей приме­сью деталей и приемов неоготики в декоре.

Кому досталось «свято место»

Минский костел стал последней работой Пояздерского - он умер в 1908 году, когда разби­рали леса вокруг только что возведенных стен. А началось строительство храма в мае 1905-го. Против его возведения тогда категорически вы­ступил местный православный епископ Михаил, мотивировавший это «интересами поддержания в крае православия и русской народности вви­ду враждебного настроения католиков ко всему русскому». Однако к тому времени российский император Николай II уже издал манифест о сво­боде совести, и власти были вынуждены пойти навстречу минской католической общине, пы­тавшейся начиная с 1897 года добиться разре­шения на строительство нового костела.

Вначале под строительство была выделена территория бывшего военного плаца на углу Пе­тербургской и Коломенской улиц, где в то время находился дровяной склад (сейчас это Михай­ловский сквер на углу Ленинградской и Сверд­лова). «Отдать в аренду сроком на 99 лет, по 4 копейки за квадратный сажень», - говорилось в постановлении городской Думы. Но пока проект новостройки проходил все стадии утверждения (для чего, кстати, Эдвард Войнилович даже ез­дил в Петербург на прием к министру внутрен­них дел), «свято место» успели «увести»: здесь появился. первый стационарный минский цирк. И тогда Дума разрешила возведение костела на одной из главных улиц города - Захарьевской.

Специальный кирпич для храма привозили из польской Ченстоховы, причем каждый бру­сок был упакован отдельно; черепицу доставля­ли из Каунаса. Алтарь и скульптуры вытесал из цельного камня варшавский скульптор Отто, а оконные витражи изготовил краковский худож­ник Бруздович. В 1909 году на костельную баш­ню были подняты три колокола, самый большой из которых - «Михаил» - весил более тонны. 21 ноября 1910 года при большом скоплении наро­да новый храм освятил ксендз Витольд Чечот.

Фабрика красных грез

В 1923 году Красный костел был разграблен большевиками, а спустя девять лет закрыт и приспособлен под нужды Государственного польского театра БССР. Перед самой войной тут разместились съемочные павильоны киностудии «Советская Беларусь» (с 1946 г. – «Беларусьфильм»). Именно здесь проходили съемки таких легендарных фильмов как «Константин Заслонов» и «Часы остановились в полночь».

После постройки в 1960-х нового здания ки­ностудии над костелом сгустились тучи. Храм намеревались снести, а на его месте возвести здание по образцу московских высоток. Другой проект предусматривал строительство на этом участке самого большого в Беларуси широко­форматного кинотеатра. Третий, опубликован­ный в фотоальбоме Виталия Кириченко «Мiнск. Дзесяцiгадовы шлях сталiцы: 1960–1969», заключался лишь в разрушении башен и включении основного объема костела в новое здание с возможным размещением в нем магазина «Детский мир». К счастью, этим мечтам не суждено было исполниться, и храм отдали под республи­канский Дом кино. Хотя и тогда странные фанта­зии посещали новых хозяев святыни: например, появился проект реконструкции, согласно ко­торому здание костела крестообразно разреза­лось стеклянными перегородками на четыре ча­сти и раздвигалось вширь - таким образом, сам культовый памятник чуть было не оказался «рас­пят». Но на идею не хватило средств, и в Доме кино разместили два просмотровых зала на 250 мест каждый и музей кинематографии в высо­кой башне-колокольне. А в алтаре храма - то ли случайно, то ли сознательно - была оборудова­на курилка.

Земные герои и небесные покровители

В середине 1970-х в Доме кино прошла все­союзная премьера культового детского филь­ма «Приключения Буратино». В это же время в Риге после окончания духовной семинарии при­нял сан ксендз Владислав Завальнюк, сделав­ший многое для возвращения Красного косте­ла верующим и ставший затем его настоятелем. Благодаря ему храм зажил не только религиоз­ной жизнью: в так называемом «нижнем косте­ле», расположенном под верхней базиликой, проходят спектакли и выставки, работают изда­тельский центр, воскресная школа и библиотека имени Адама Мицкевича с 40-тысячным книж­ным фондом.

kr-kost2

Шапочка и крест папы римского Иоанна Павла II

Одна из наиболее чтимых храмовых святынь - копия Туринской плащаницы, переданная в 2002 году в дар белорусскому народу Турин­ским кафедральным собором, где находится со­кровищница с подлинником савана, хранящего отпечатки тела Иисуса Христа. А перед алтарем в специальной витрине выставлены шапочка и крест папы римского Иоанна Павла II. Кста­ти, шестиметровый памятник понтифику может вскоре появиться перед Красным костелом - во всяком случае, идея его возведения поддержа­на Министерством культуры и Мингорисполкомом. Установка монумента запланирована в ходе предстоящей реконструкции прилегающей к храму территории, предусматривающей, среди прочего, «великое переселение» памятни­ков. Так, бронзовый Иоанн Павел II займет место памятника первому военному редактору газеты «Звязда» Владимиру Омельянюку, который пе­реместят левее. Скульптура небесного покро­вителя Беларуси Архангела Михаила располо­жится на месте мемориала «Колокол Нагасаки», который, в свою очередь, установят между ко­стелом и Домом правительства. Возможно, по­явится здесь и мемориальный знак советским зенитчикам, погибшим в июне 1941 года при обороне Дома правительства и похороненным перед костелом уже немцами.

Ключевые даты истории Красного костела

О чем говорила в это время страна

В мае 1905 г. был заложен фундамент храма.

14-15 мая 1905 г. произошло Цусимское сраже­ние российской и японской эскадры, завершив­шееся разгромом русского флота на Дальнем Востоке.

21 ноября 1910 г. состоялось торже­ственное освящение костела.

20 ноября 1910 г. умер писатель Лев Толстой.

В 1932 г. храм отобрали у верующих.

В 1932 г. в СССР введена единая паспортная си­стема и ограничена свобода перемещения сель­ского населения.

16 мая 1990 г. Минский горисполком принял решение о возвращении зда­ния костела римско-католической об­щине.

В мае 1990 г. Латвия, а затем Эстония провоз­гласили независимость от СССР. Борис Ельцин был избран Председателем Верховного Сове­та РСФСР.

После реконструкции исчезнет стена, отде­ляющая храм от площади Независимости, - с трех сторон к нему будут вести ступени-поста- мент. К так и не завершенной 100 лет назад про­фессором Пояздерским галерее будет пристрое­на новая плебания (дом священника). То, каким будет обновленный костел Святых Симеона и Елены, минчане увидят уже через пару лет, ну а сегодня каждый желающий может посетить храм-юбиляр. Специальные экскурсии здесь проводятся каждую среду и субботу в 13 часов.


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах