15.12.2010

 - Газета

Олег Грицкевич: «Перед путешествием я отмечаю главные туристические места страны… чтобы ни в коем случае туда не попасть!»

В международном конкурсе «Самые удивительные фотографии National Geographic» в этом году победил наш соотечественник – редактор мозырской газеты и путешественник Олег Грицкевич. Его фото, сделанное в Индии, заняло первое место, обойдя 2200 снимков.

В международном конкурсе «Самые удивительные фотографии National Geographic» в этом году победил наш соотечественник – редактор мозырской газеты и путешественник Олег Грицкевич. Его фото, сделанное в Индии, заняло первое место, обойдя 2200 снимков.

Overflow of the sacred waters___
«Переполнение священных вод». Фотография, победившая в конкурсе «Самые удивительные фотографии National Geographic»

– Олег, почему вы отправили на конкурс именно эту фотографию?

– Поскольку конкурс назывался «самые удивительные фотографии», я осознал, что фото должно быть неоднозначным – таким, чтобы после его просмотра у зрителя возникали вопросы, чтобы картинка удивляла. На снимке запечатлен разлив реки Ганг в городе Варанаси и почти полностью затопленный индуистский храм. По меньшей мере каждые два года я возвращаюсь в Индию, путешествуя по различным штатам этой страны, но во всех поездках непременно посещаю Варанаси – даже если мне приходится делать круг. Это древнейший в мире город, сохранившийся практически неизменным с момента основания. Конечно, меня привлекает не сам этот факт, а удивительная атмосфера этого места. Попадая сюда, как будто совершаешь путешествие на машине времени или попадаешь на другую планету: вместо электричества здесь часто горят факелы, по узким улочкам-лабиринтам бок о бок с паломниками и жителями бродят священные для индусов коровы, смрад смешивается с ароматом благовоний, откуда-то доносится музыка. Индусы уверены, что река Ганг спускается к нам с небес, беря начало в Млечном пути, и уходит в вечность. Каждый из них мечтает умереть в священном Варанаси и быть кремированным на берегу Ганга. Когда я приехал в Варанаси в первый раз, я увидел в Ганге останки людей: те, у кого есть деньги на дрова, кремируют своих родственников до конца, если же денег не хватает – покойника слегка «подкоптят» и просто бросают в воду. Поначалу это шокирует, хочется поскорее укрыться от происходящего, но постепенно ты привыкаешь и начинаешь совсем иначе чувствовать город. Там удивительная архитектура, множество древних храмов, которым 3-4 тысячи лет, кроме того, Варанаси – столица йоги и оплот культуры с огромным количеством музыкальных школ, центров искусств. Этот город привлекал многих людей. Марк Твен, побывавший там, сказал, что Варанаси древнее истории, традиций, легенд и наших представлений о древности. Здесь теряется ощущение материального. У берегов Ганга могут играть дети, рядом будет лежать покойник, а сотни паломников будут омываться в водах этой священной, но очень грязной реки. И всё очень гармонично и естественно.

– Вы окунались в нее?

– Поначалу это кажется просто невозможным. Но потом, когда каждое утро видишь, как жители города заходят в реку, чистят зубы, омываются, здороваются с Солнцем – эта процедура называется Сурья Намаскар, – возникает ощущение, что ничего страшного в этом нет. Первый раз я зашел по щиколотку, во вторую поездку омыл лицо. А в третий раз – в тот вечер, когда я сделал фотографию, победившую на конкурсе, – я вышел на улицу с непреодолимым желанием искупаться. Так и поступил, подплыв к верхушке храма, изображенного на снимке. Индусы очень удивлялись такому зрелищу, фотографировали меня на телефон. Кстати, вода Ганга мутная, желтого цвета, кажется густой и напоминает кисель. Но ни разу после омовений со мной не произошло ничего плохого, я ничем не заболел.

індія 2008

– Как вы выбираете маршрут?

– Больше всего меня привлекает Китай и регион Юго-Восточной Азии. Первым делом я нахожу в путеводителях в интернете популярные туристические места, такие как Тадж-Махал или пирамиды в Египте, чтобы… ни в коем случае туда не ехать и всячески их избегать (исключением для меня пока являются Анкгор Ват в Камбодже и Шве Да Гон в Мьянме). Я несколько раз бывал в Каире и проезжал мимо пирамид на машине. Пирамиды Гизы были видны в окно. Но я специально не подъезжал к ним: думаю, впечатления об этих достопримечательностях, полученные из качественных снимков, гораздо более цельные. А приехав в место паломничества туристов, можно очень быстро разочароваться, столкнувшись с толпами шумящих людей, платным входом, очередями, торговцами сувениров и попрошайками – рассмотреть за этим всем сам объект бывает иногда проблематично. 7 лет назад я попал в монастырь святой Екатерины возле Шарм-эль-Шейха, проведя 3 часа у входа, чтобы попасть внутрь на 15 минут. Это совершенно не те ощущения, которых ожидаешь.

Please... Buy...._____

После того, как я составляю список мест, в которые ни за что не поеду, я захожу в Google Earth и ищу фотографии, привязанные к GPS-данным. Если фотографий какого-то места много, оно не очень мне интересно. Если же снимков какого-то уголка нет или их мало и они плохого качества – я обязательно туда еду. Еще ни разу я не разочаровывался в выбранном маршруте: отели везде одинаковые – мне же интересно посмотреть страну до того, как ее меняют турбизнес и глобализация. Правда, когда я прилетаю в первый город, с которого начинается путешествие, я первым делом забываю все, что планировал: образно говоря, дорога сама меня ведет. Кто-нибудь из местных обязательно рассказывает мне о намечающемся событии или празднике, и я меняю свои планы и еду туда.

Theyyam___

Иногда осуществить намеченный маршрут довольно сложно. В Мьянме, например, фактически нет дорог, и между различными городами, как маршрутки, летают самолеты: утром из Янгона вылетает самолет, через каждые 40-50 минут делает посадку в другом городе и вечером возвращается в Янгон. По кругу. Поэтому последовательный маршрут составить почти невозможно: забравшись в какое-нибудь селение в горах, приходится той же дорогой возвращаться.

– Как вы общаетесь с местными жителями? Ведь большинство из них наверняка не владеет английским.

– Английский язык во многих странах Юго-Восточной Азии, за исключением Вьетнама и Китая, знают лучше, чем в Беларуси, тем более что многие из этих государств были когда-то британскими колониями. В более глухих районах приходится изъясняться жестами. В сущности, потребности путешественника сводятся к нескольким понятиям: попить воды, поесть, поспать и, зная название населенного пункта, спросить дорогу – это все несложно выразить жестами. А вот в Китае, помимо того что местные не знают английского, и разговорник носить с собой бесполезно: вы все равно не сможете это правильно произнести. Правда, можно указать на нужный иероглиф, но если дело происходит в харчевне, лучше идти на кухню, поднимать крышки котлов и указывать пальцем на то, что вы хотите получить на обед.

– Вам приходилось попадать в опасные ситуации во время путешествий?

– Со мной ни разу не случалось ничего плохого, хотя напряженные ситуации иногда возникали. Например, на трассе вдоль Нила через каждые 50 метров стоят блокпосты и вооруженные люди проверяют документы. В 1996 году в индийском штате Кашмир, граничащим с Пакистаном, мы с другом были ограничены в передвижениях вооруженными людьми, трое суток сидели в сарае, а в Тибете ночью в одном ущелье попали под обстрел: с перевала, с которого мы спустились, люди не ходят, и местный охотник-скотовод просто испугался. К счастью, во всех случаях все разрешилось благополучно.

Tibetan savage smile___

– Вы объездили почти всю Юго-Восточную Азию. У вас есть какая-то любимая страна в этом регионе?

– Пожалуй, Индия. Еще мне очень нравится регион Тибетского нагорья, которое входит в состав Индии, Китая, Бутана и Непала. Вообще я прихожу к выводу, что больше всего мне запомнились места, расположенные на высоте более 3500 метров, города, изолированные от цивилизации. Неподготовленный человек не может попасть туда без вреда для здоровья, а потому там никогда не будет массового туризма. В Камбодже неподалеку от Ангкор Ват сохранились другие храмы, которые до сих пор находятся в джунглях. В этих местах появляется очень благостное ощущение – подобные чувства возникают в буддистских храмах Тибета. Такой же прилив сил и гармонию я ощущаю в наших монастырях, где иногда провожу неделю послушником. В Беларуси место с такой энергетикой – пожалуй, Жировичский монастырь.

Little Buddha__

– У вас никогда не возникало желания надолго уехать в Юго-Восточную Азию, пожить там какое-то время? Ведь вы очень любите этот регион.

– Махатма Ганди написал одну повесть о любивших друг друга всю жизнь юноше и девушке, живших на противоположных берегах реки. Они встречались только на середине водного потока, приплывая на лодках, – Ганди писал, что это способ сохранить любовь. Я очень ценю свежий взгляд: когда приезжаешь в страну – и все вокруг тебя удивляет. Беларусь, например, я попросту не могу фотографировать – я слишком привык ко всему. Если надолго обосноваться в Азии, пропадет ощущение новизны, поэтому я предпочитаю приезжать туда на несколько месяцев.

Tibet_2004_212 of 974___

– Вы планируете в дальнейшем сотрудничать с National Geographic?

– Победа на конкурсе не означает подписание контракта о сотрудничестве, но теперь у меня появился стимул поделиться своими фотографиями не только с друзьями, но и с более широкой аудиторией. Пожалуй, я буду снимать более осознанно, искать какие-то сюжеты и концепции для съемки. У меня есть глобальная идея, которую я думаю осуществить именно для National Geographic. Я поеду в главный офис общества   в марте – призом победителю является поездка в Вашингтон, в главный офис National Geographic.

Беседовала Анна БОДЯКО

Полную версию материала читайте в №49 (783) от 16 декабря 2010 года

«Переполнение священных вод»

Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах