20.01.2011

 - Газета

Станут ли «Колядные Цари» туристическим брендом?

Существует расхожее мнение, что наша со­временная жизнь - это сплошная череда празд­ников. На эту тему любят шутить юмористы, мол, не успел отметить Новый год - а там уже и Старый Новый год на пороге, а затем Крещение, Татьянин день,«мужской» и «женский» дни и прочая и прочая. Однако если проанализировать обычаи наших предков, то можно обнаружить, что они веселились и отдыха­ли не меньше, а возмож­но, и больше нас. И когда знаешь, в каком регионе Беларуси проходит тот или иной праздник, то весь год можно превратить в непре­кращающийся отдых.

Надежда СУСЛОВА, фото автора

Существует расхожее мнение, что наша со­временная жизнь - это сплошная череда празд­ников. На эту тему любят шутить юмористы, мол, не успел отметить Новый год - а там уже и Старый Новый год на пороге, а затем Крещение, Татьянин день, «мужской» и «женский» дни и прочая и прочая. Однако если проанализировать обычаи наших предков, то можно обнаружить, что они веселились и отдыха­ли не меньше, а возмож­но, и больше нас. И когда знаешь, в каком регионе Беларуси проходит тот или иной праздник, то весь год можно превратить в непре­кращающийся отдых.

kolyady

...Поженив 7 января на Лепельщине Терешку, через неделю отправля­емся за 150 км от столицы в Копыльский район Минской области, чтобы принять участие в другом уникаль­ном обряде - «Колядные Цари», вне­сенном в 2009 году в Список Всемир­ного культурного наследия ЮНЕСКО.

«Шчадрэц» в Семежево

Время проведения обряда выбра­но не случайно, ведь именно в «Ста­рый Новый год» на территории Бе­ларуси отмечали так называемый «Шчадрэц» (Шчодрык) - по имени языческого бога веселья - или «шчо- дры вечар». Этот предновогодний ве­чер величали в народе «шчодрай куццёй», ибо еде наши пращуры также придавали магический смысл. Быто­вало такое изречение: «Mi шчадрэц, Mi каляды - усё адно».

«Шчадрэц» подразумевал актив­ное общение между односельчана­ми и, разумеется, колядование, ода­ривание друг друга различными вкусными вещами. Ученые-этногра­фы утверждают, что в различных ре­гионах нашей страны существовали свои, уникальные традиции проведе­ния «Шчадраца». Где-то эти традиции утрачены безвозвратно, а где-то жи­вут и здравствуют и по сей день. «Ко­лядные Цари» в Семежево - как раз из их числа.

А зародилась эта традиция, как это бывает часто, от скуки. В XVIII веке в Семежево стояли регулярные рос­сийские войска. Долгими зимними ве­черами делать солдатам было нече­го, а уж в праздники, да еще зимой, и подавно. Вот они и придумали себе развлечение: наряжались в костю­мы, ходили по хатам, пели и плясали, разыгрывали представления. За это жители одаривали их разными вкус­ными вещами. Удивительное дело: солдаты уехали, а традиция осталась - уж больно пришлась по душе сель­чанам. За три века здесь вырастили не одну сотню «царей». Особого вни­мания заслуживает форма, похожая на гусарскую, только с некоторыми коррективами: белую рубаху пере­вязывают тремя семежевскими поя­сами с традиционным орнаментом, а шею украшает яркий женский пла­ток. На голову надеваются высокие бумажные колпаки, причудливо укра­шенные цветной аппликацией и лен­тами. Кстати, на сегодняшнем празд­нике сфотографироваться в костюме «Царя» может каждый желающий.

Как рассказала нам Татьяна Шауро, директор Семежевского центра культуры и досуга, руководитель кол­лектива художественной самодея­тельности, этот обряд возобновили в Семежево в 1996 году. Именно тогда вспомнили о старинных обрядах, та­ких как «Колядные Цари» и «Первый сноп», а также занялись возрождени­ем ткачества. По мнению Татьяны Ша- уро, на сцене этот обряд неинтересен, он теряется, хотя по сути является театральной постановкой. Зрители, безусловно, важны, но большое ко­личество зевак может повредить ка­мерности этого обряда. По домам не должно ходить много народа.

По традиции «Цари» посещают только те дома, куда их приглаша­ют, или те, где есть молодые девуш­ки. Все, что наколядовано - колбасы, сало, водку, печенье, конфеты, - цари делят со своими подругами. Кстати, говорят, что местные жители за месяц скупают в магазинах весь запас кон­фет, потому что в «Шчодры вечар» хо­дят колядовать и дети.

Татьяна Шауро обращает наше вни­мание на язык, на котором проходит представление: «Это и не русский, и не белорусский язык, а некая смесь».

Царь Максимилиан, лекарь и Мамай

До начала проведения обряда пу­блику развлекают местные фоль­клорные коллективы, которые дела­ют все, чтобы поддержать атмосферу веселья, заводят публику песнями и плясками. Желающие могут от­ведать «прысмакау» и поддержать силы горячительными напитками, произведенными в деревне. Особен­но вкусными на легком морозце ка­жутся блинчики с картошкой, кол­дуны и оладьи с маком. Чай из трав тоже очень кстати. Желающие узнать судьбу отправляются к гадалке или прибегают к помощи красавца-пету­ха. Можно полюбоваться на образ­цы ткачества, которым славится Семежево.

Впрочем, расслаблялся народ не­долго, потому что появились ге­рои сегодняшнего вечера - сами «Колядные Цари»: молодые ребя­та, участники художественной само­деятельности. Среди них есть элек­трик, грузчик, социальный работник, остальные - студенты. Все оживи­лись и бросились фотографировать живописных артистов.

Представление «Царь Максимили­ан» в старину обычно играли в бат- лейках - оно было частью рожде­ственских спектаклей. А теперь эту драму разыгрывают сами люди. По­мимо семи царей в обряде принима­ют участие Мамай и нечистая сила - Дед и Баба. Деда одевают в старую одежду, а лицо, по традиции, изма­зывают сажей, у Бабы в руках - метла.

Участники обряда выстраивают­ся по росту. Впереди идет главный «Царь» - самый веселый и красивый парень. Последним идет барабан­щик. Командиром обрядного строя является лекарь. Если он скажет «на­лево», все идут в дом, стоящий по ле­вой стороне, если «направо» - в стоя­щий справа.

Мы идем в дом, стоящий справа, в гости к Марии Григорьевне Лешене. Маршируя, «Цари» приговаривают:

– А што там відаць?

– Дом!

– Чый ён?

– Гаспадароў!

– Рады нам там?

– Рады!

– Шагам марш!

Само представление длится око­ло 15 минут, но за это время в доме хозяев разворачиваются батальные сцены и раскрываются секреты вра­чевания. Текст в каждом доме произ­носится один и тот же. «Царь Макси­милиан» хвастается:

-  Я – грозны цар Максімільян! Я Солнцу брат, Луне сват!

Но не тут-то было! Мамай не согла­сен и произносит следующий моно­лог:

-  Рыцар мой, стань переда мною, як ліст перад травою! Кто будзе яшчэ гаварыць, я ў землю вабью, па ушы ў гразь укалачу! Нясі гэта пісьмо цару Максімільяну, хай выдасць дарагія падаркі! А калі не выдасць, вайною пайду!

Царю Максимилиану приносят письмо от Мамая, и он восклицает:

– Што я бачу, што я чую, цар Мамай патрабуе ад мяне дарагіх падаркаў?! Не пабаюся ні агня, ні мяча! Стану на воды – воды кіпяць! Стану на горы – горы дражаць! Не дам цару Мамаю ні салодкай маркоўкі, нi салёных агуркоў!

В это время прибывает «царь за­донский», который намерен драться с Максимилианом.

Затем происходит сцена с участи­ем лекаря, большим «знатоком» всех хворей. «Цари» жалуются ему по оче­реди на свои болезни, а лекарь на­значает лечение:

– Селязёнка!

– Калі баліць селязёнка, трэба паслаць да харошай дзяўчонкі!

– Пяткі!

– Калі баляць пяткі, трэба наварыць мяткі! Сем раз дубінай абвесці, а потым бальному пляшачку гарэлкі паднесці!

– Сэрца!

– Калі баліць сэрца, трэба намазаць пад носам перца!

Завершением представления ста­новится колядование. Для всяких вкусностей припасен большой ме­шок. Сначала рассказывается про волхвов, которые «приходили и дары Богу приносили». Затем от намеков переходят к прямым просьбам: «По­здравления примите в честь торже­ственного дня, и при силах одарите, если можете, меня!» Впрочем, дело се­рьезное, поэтому доходит и до угроз: «Дай, баба, колбасу, а то кошелек рас­трясу!» «Цари» добиваются своего и получают знатное колечко колбасы, бутылку водки и много чего еще. До­вольные «Цари», маршируя под пес­ню «Посею лебеду на берегу», отправ­ляются дальше собирать аппетитную «дань». Мы вместе с «Царями» захо­дим «налево», в следующий дом, где любуемся его рукотворным убран­ством, беседуем с хозяйкой Марией Степановной «за жизнь» и обсужда­ем возможность развития в Семежево сельского туризма.

Стемнело, и с неба пошел медлен­ный снег, падающий крупными хло­пьями. Ночью шествие выглядит особенно завораживающе, пото­му что «Цари» берут в руки горящие факелы. В старину этот обряд длил­ся всю ночь. Правда, деревня тогда была очень большая - около 4 тысяч жителей - и имела статус местечка. Как появилась сама деревня Семежево, историки спорят до сих пор. Кто- то считает, что племя пришло на тер­риторию Беларуси с севера Италии. Председатель семежевского сельско­го исполкома Николай Кулик при­держивается версии, что жителей де­ревни привезли не то из Испании, не то из Голландии и поселили на остро­ве. В удаленном поселении старались жениться только на односельчанках. Благодаря этому семежевцы и смогли сохранить традиции. Спорят ученые и о происхождении названия. Первая версия такова: между двух рек когда- то нашли гнездо, где было семь ежей, отсюда и название - Семежево. Вто­рая версия: здесь когда-то поселился средний, или сермяжный, сын. Суще­ствует и третья: здесь жило семь хозя­ев, и было семь межей.

Впрочем, далеко не всегда счита­лось, что народные традиции - это хо­рошо. В 50-х годах обряд «Колядные Цари» запретили, сочли религиоз­ным. Но местные жители не сдались и продолжали проводить «Шчадрэц», как делали из века в век. Как расска­зал нам местный житель Николай Скоморох, он был одним из главных «Царей» в 1988 году. По его словам, за ними гонялась милиция и комсо­мольцы, грозили выгнать из комсомо­ла: «Мы от них по всей деревне убега­ли!» «Ветеран» обряда посетовал, что сегодня участники «Колядных Царей» не все делают правильно: «У нас были другие костюмы, да и ходят они не так: нужно носок тянуть, а они топочут, как кони».

Обряды - это наше все?

На обратном пути в нашем микрике разгорелась нешуточная дискуссия о роли и месте обрядов в развитии въездного отечественного туризма. По мнению одних участников поезд­ки, следует придать традициям харак­тер массовых мероприятий и повсе­местно их тиражировать. По мнению других, обряды, в том числе и «Коляд­ные Цари», носят исключительно ка­мерный, эксклюзивный характер. Ру­ководитель БОО «Отдых в деревне» Валерия Клицунова считает, что ино­странные туристы должны расцени­вать участие в наших обрядах как не­что престижное и даже бронировать себе места заблаговременно. Преце­денты в мировой практике есть. Коли­чество туристов при этом не должно превышать 15-20 человек. Такого же мнения придерживается организатор обряда «Женитьба Терешки» на Лепельщине Ольга Маханенко: «Конеч­но, мы можем принять и несколько автобусов с туристами. Но обеспечить полноценное участие в обряде для та­кого количества народа не получится, а проводить его «для галочки» нам бы не хотелось».

Единодушие участники обсужде­ния высказали только в одном во­просе: обряд - это, безусловно, за­мечательный повод для того, чтобы привлечь туристов в нашу страну, да и самих белорусов познакомить с ду­ховным наследием собственной стра­ны. Вместе с тем отдельно взятого праздника для организации марш­рута явно маловато: необходимо комфортабельное размещение, ка­чественное питание, хороший транс­порт, а главное - привлекательный имидж страны.


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах