17.12.2009

 - Газета

Рождество vs Новый год

Какой праздник белорусы считают национальным?

Какой праздник белорусы считают национальным?

 

ЗА

bond Вячеслав БОНДАРЕНКО, Медиа-оптимист

Писатель. Киносценарист. Ведущий программ «Радио ОНТ». Родился в Риге, поэтому характер нордический. Поскольку живет в Минске, характер еще и стойкий.  Пристально изучает прошлое, чтобы лучше знать настоящее. Коллекционирует хорошие впечатления, в отличие от плохих. Предпочитает домашний уют любому другому. Верит в добро, несмотря ни на что.

     Относительно недавно в одном из белорусских изданий был проведен опрос на тему «Какие праздники вы заимствовали бы в других странах и ввели в Беларуси?» Ответы давались разные. Актриса и певица Анна Хитрик, к примеру, высказалась категорично: из зарубежных праздников заимствовала бы одно Рождество… Ей тут же гневно возразили на форуме: как же так, Рождество и без того наш праздник!..

     Прочитал я это и задумался. Полно, да так ли это? Да, формально Рождество (вернее, оба Рождества – католическое и православное) считаются в Беларуси праздниками, репортажи с рождественских богослужений транслируют центральные телеканалы, и огромные плакаты по всему городу поздравляют нас «С Рождеством и Новым годом!» (Правда, меня лично всегда коробило, что в этой надписи не упоминается, чье именно Рождество мы отмечаем. Политкорректность, что ли?.. А то вдруг атеисты обидятся?..) Но вот если быть честными, если заглянуть к себе в душу: верно ли утверждение, что Рождество – праздник белорусский?.. По-моему, те, кто так думает, чрезвычайно смелы и склонны принимать желаемое за действительное.

     Вспомним, что творилось на нашей земле еще совсем недавно. Долгими десятилетиями из белорусского народа целенаправленно вытравливали и убивали любую веру. И христианскую – в первую очередь. Делалось это разными способами: от переименования города Игумен в Червень (кстати, вы не задумывались, почему его никто не переименовывает назад?) до упразднения слова «воскресенье» (вместо него был «общевыходной») и жестокой борьбы с… безобидными рождественскими елками. Да-да, радующие глаз зеленые красавицы еще лет 80 назад были символами мракобесия и мещанства, и Владимир Маяковский посвящал им гневные строки: дескать, «елка – дурням только, поставят елкин ствол и топочут вокруг польки»… Позже с елками все же смирились, разрешили их, только вот содержание им придали совершенно другое – новогоднее. И внедрили в народную память и традиции надконфессиональный, а по сути атеистический Новый год – на данный момент, в сущности, один из двух праздников, которые по-настоящему объединяют белорусов, а также все прочие постсоветские славянские нации. Этот типично советский праздник за полвека успел обрасти собственной атрибутикой и прижился так прочно, что напрочь вытеснил из народной памяти и Рождество, и все с ним связанное. «Голубые огоньки», премьеры новых рязановских фильмов, стандартный набор, выдаваемый на работе (икра, шпроты, шоколад, палка сухой колбасы), речь главы государства по телевизору – что еще нужно было для бесхитростного новогоднего счастья?..

     С 1990-х, с обретением независимости, религиозные праздники были извлечены из небытия. Сейчас никто не мешает религиозной семье православных, католиков или лютеран справить Рождество Христово. Но обрел ли при этом этот праздник прежний национальный статус?..

     Ответить на этот вопрос чрезвычайно легко любому человеку, хоть раз побывавшему в рождественские дни в Западной Европе или Америке. Радостную, счастливую атмосферу, которая царит в Берлине (Риге, Вильнюсе, Брюсселе, Париже, Вашингтоне…) начиная с первых чисел декабря, забыть невозможно: в специальных магазинчиках торгуют атрибутами Рождества, всюду звучат американские рождественские хиты 1950-х, на окнах офисов и квартир горят свечки-«адвенты»… И конечно же, «сейлы», рождественские распродажи бушуют во всех супермаркетах. Очень здорово эту предрождественскую суету, предощущение волшебства передают хорошие зарубежные фильмы – например, «Реальная любовь». Каждый, кто видел это воочию, согласится со мной: да, это чем-то похоже на новогоднюю атмосферу в наших городах, но увы – только похоже. Корни у Рождества Христова совсем иные, чем у советского праздника «Новый год».

     Рождество несет в себе великую тайну, радость, небесную благость, которую чувствуешь, как говорится, кожей. Новый год на этом фоне кажется бледной подделкой под Рождество. Суррогатом, каковым он на самом деле и является. И, как всякий суррогат, он беззастенчиво ворует идеи и атрибуты у оригинала. И лично мне бесконечно грустно, что формально будучи национальным праздником, Рождество в нашей стране никак не отмечается на государственном уровне. Не существует никаких туристических программ под названием, к примеру, «Рождественский Минск». Потому что нет никакого рождественского Минска. Есть невразумительный Минск новогодний, который, помимо Деда Мороза, Снегурочки и взрывов запрещенных петард на каждом углу, не в силах предложить зарубежному гостю ничего. Конечно, при желании можно развлечь зарубежных туристов именно эстетикой советского Нового года – т.е. обязательным оливье, шпротами, «Советским шампанским», «Иронией судьбы» вперемешку с «Карнавальной ночью»…

     Но, честное слово, как все это убого выглядит рядом с игрушечными волхвами, сложившими свои дары у яслей, и с трепетно пылающими адвентовскими свечами, предвещающими пришествие в этот мир Бога. Не пора ли задуматься о широком, по-настоящему народном отмечании Рождества в Беларуси, со всеми присущими этому празднику атрибутами?.. Мы любим называть себя «центром Европы». Но, поверьте на слово, в центре Европы такого отношения к одному из главных христианских праздников нет и быть не может.

     Счастливого Вам Рождества Христова!

 

ПРОТИВ

kat Катерина ЧЕСТНОВА, Медиа-пессимист

Журналист. Автор многочисленных публикаций в белорусских, российских и украинских СМИ. Автор рассказов. Искренне любит дорогу и все, дорогу и все, что с ней связано. Отличается любопытством и дотошностью на грани вредности. Получает истинное удовольствие от наблюдения за окружающей реальностью

    Маленькие магазинчики, сплошь заставленные рождественской атрибутикой. Ангелочки, волхвы, венки, колокольчики, разнообразные носки для подарков от Санты. Многочисленные рождественские мелодии. Сияющие глаза. Гуляя по улицам предрождественской Европы, вы просто дышите Рождеством, с каждым глотком воздуха получая дозу волшебства такого чужого праздника…

    Да, чужого. Соседского, праздника с другого двора. При всей его привлекательности и значимости идея начать праздновать с размахом Рождество в Беларуси, Рождество в национальном масштабе мне кажется как минимум странной.

    Согласитесь – верующие христиане Рождество Христово отмечают и так. Без помощи центральных газет. Вера – она ведь вообще тихая, внутренняя. Те, для кого это важно, прекрасно помнят 25 декабря или 7 января, знают правила праздника и следуют им. Потому что религиозные праздники – это не только ангелочка в квартире повесить. Это, к примеру, и тематический пост соблюсти надо, иначе получается уже не торжественная для вас дата, а дополнительный день для веселья, сопровождающийся традициями на ваш личный выбор. То есть бессмыслица.

   А атеистам многочисленным массовое отмечание к чему? Красота торжества смутит их и приведет в лоно церкви? Странный метод. Впрочем, бездумно, как это часто бывает, и атеисты присоединятся к лишнему, дополнительному празднику – Хэллоуин, Рождество, какая разница, лишь бы весело. Многие белорусские невесты, например, приходят в ЗАГС в фате, наброшенной на лицо – и ничего, не удивляется никто.

    Но давайте представим, что будет, если вдруг кто-то решит утвердить Рождество Христово как национальный праздник?

    Абсолютная, глобальная неразбериха.

   Она, кстати, началась уже давно. Люди послушно запутались в том, что им предлагает гораздо более развитая зарубежная индустрия праздничных атрибутов. Белорусы и не помнят уже, кажется, что традиционно украшают не рождественские, а новогодние елки. Но с некоторых пор Санта Клаус под ними, елками, стоит в паре с незнакомой ему Снегурочкой. И дичайшая эклектика хоть и похожих, но противоречащих друг другу символов никого не удивляет. Даже рестораны украшают себя оленьими упряжками. А что, упряжки наверняка купить проще, а в чем смысл – никто не задумывается уже давно. И уживаются в результате ангелочки со снеговиками. Потому что для большинства что ангелочек, что снеговик – не более, чем симпатичная финтифлюшка, а выбор между тем и другим делается исходя из дизайна и цены, а не из смысла и сути.

    Несмотря на свою странную биографию, Новый год смог стать народным, истинно народным праздником. Сколько у белорусов народных праздников кроме него? Назовите мне пять, не задумываясь. Ага. Я так и знала.

   Как у настоящего народного праздника, у Нового года есть свои незыблемые традиции. Забавно и грустно одновременно становится, когда понимаешь, что часть этих традиций создало советское время тотального дефицита. И наверняка большинству европейцев показались бы странными такие родные салат «Оливье», бутерброды со шпротами или красной икрой, нарезки из сырокопченой колбасы... Но они стали нашей праздничной традицией. И она не рождественская! Сейчас, когда тотальный дефицит в прошлом и на новогоднем столе яства могут быть совсем другие, салат «Оливье» у большинства там по-прежнему займет свое почетное место. И обязательное шампанское. И ярко-оранжевые мандарины, даже запах которых тут же вызывает стойкие ассоциации с радостью, ароматом хвои и разноцветными лампочками. Потому что так надо, потому что это традиция, а традиция в данном случае – такой специальный пазл, правильно собрав кусочки которого, получишь праздник.

   Да что там говорить, большинство белорусов встречает Новый год сперва по российскому времени, а потом по времени белорусскому. Непременно с телевизором. На первый взгляд странность. А ведь это совсем не для того, чтобы пораньше открыть алкогольную бутылочку. Просто-напросто Кремлевские куранты – это тоже атрибут Нового года. Кусочек без которого не сложится пазл…

   Таким же кусочком для многих является пусть нелепый фильм с нелепыми же героями «Ирония судьбы, или С легким паром!». Его можно критиковать сколь угодно и указывать на несостоятельность характеров персонажей, но это – один из символов.

   И можно сколько угодно подменять одно другим или смешивать всё в единую кучу, вырывать новогодние традиции с корнем, говорить о том, что в этом празднике нет глубины… Он уже слишком плотно сросся с каждым из нас. Нам, в нашей праздничной сказке, по живущим на этих землях легендам, подарки приносит в новогоднюю ночь Дед Мороз, появляясь на санях, запряженных тройкой лошадей. А не Санта-Клаус на упряжке с оленями.

    А Рождество… Размашистое празднование, столь вкусное и притягательное, манящее изобилием сияющих мелочей и кажущееся таким правильным… Оно должно остаться для тех, кому действительно важно. В храмах. В верующих семьях. В странах, где в каждой семье только начавший ходить ребенок на еще не крепких ножках топает к носку, где оставил подарок шалун-Санта, любитель лазать по трубам.

   Нам же подарки Дед Мороз приносит. И ни с какими оленями он не водится.

rr


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах