03.03.2011

 - Газета

Там, где бьется сердце Англии

Беларусь и Велико­британия... Вроде бы совсем недалеко они друг от друга. Ну что по нынешним меркам три часа перелета - пустяк! Даже проголодаться не успеешь. Но как разительно отлича­ется все, что окружает тебя, когда, выйдя из самолета, начинаешь оглядываться по сторонам на земной по­верхности.

Анатолий ЗАРЕЦКИЙ

Беларусь и Велико­британия... Вроде бы совсем недалеко они друг от друга. Ну что по нынешним меркам три часа перелета - пустяк! Даже проголодаться не успеешь. Но как разительно отлича­ется все, что окружает тебя, когда, выйдя из самолета, начинаешь оглядываться по сторонам на земной по­верхности.

Конечная цель моего маршрута - городок Нэйлсворт в провинции Гло­стершир. Можно сказать, что это серд­це Англии. И в наше неспокойное время это сердце бьется спокойно и уверенно.

angl1

По дорогам Глостершира

Начнем, пожалуй, с дорог с ле­восторонним движением, по кото­рым на личных авто передвигаются все от мала до велика. Уважительное отношение друг к другу исключа­ет нарушение правил: нет лихачей и, естественно, ободранных или ис­калеченных автомобилей. Полиции не видно, да и делать ей особо нече­го. А ведь большинство дорог в граф­стве настолько узкие, что надо оста­навливаться в дорожных «карманах», пропуская встречную машину. Даже не верится, что по местным дорогам можно доставлять крупногабаритные грузы для промышленных предприя­тий и строек. Конечно, есть и автоба- ны, но они как-то все время остава­лись в стороне при поездках по этому краю холмов и долин, где дорога, не­прерывно извиваясь, устремляется то вверх, то круто вниз. Дорожное по­крытие без каких-либо изъянов име­ет разметку, обнесено плиточным известняком либо обсажено декора­тивным кустарником. Множество пе­рекрестков, развилок и припарко­ванных на проезжей части машин не мешает держать приличную ско­рость. Всюду асфальт, а гравийное по­крытие ни разу не встречалось!

Наружная реклама не отвлека­ет водителя - ее попросту нет. На до­рожных табло - только деловая ин­формация об обстановке на трассе. Вспоминается рассказ о давнем визи­те в Советский Союз тогдашнего чем­пиона мира по боксу в тяжелом весе Мухаммеда Али (Кассиуса Клея). На во­прос «Что вас больше всего поразило в России?» он ответил: «Отсутствие аме­риканской рекламы!» В Беларуси мно­го бестолковой рекламы на дорогах, которая бросается в глаза и вызывает раздражение.

Короткие поездки я совершал на добротном «Пежо», но для поездок с детьми в спортивный манеж Stratford Park в Страуде иногда было удобнее пользоваться двухэтажным автобу­сом. Сидеть наверху в носовой части этого гиганта просто замечательно: все вокруг хорошо видно и кажется каким-то сказочным. Этому способ­ствует и поразительная тишина по­всюду: нет криков, гудков, грохота и лязга, отсутствуют дымящиеся трубы заводов и фабрик, котельных и ТЭЦ. Ни разу здесь не видел пьяных или бомжей, а также людей, распивающих пиво из бутылок. При встрече незна­комые люди приветствуют друг дру­га: «Hello!» На обочинах дорог всюду установлены красочно оформленные мусорные контейнеры (специальные - для собак, которых хозяева водят только на поводке). Бродячих собак или кошек вообще не видно. Очень высока гражданская ответствен­ность: как-то органично все соблю­дают идеальный порядок и чисто­ту, а волонтерство, спонсорство ,Vi и благотворительность выгля­дят очень естественно. Напри­мер, моя соседка по дому Ка­трин иногда проходит по нашей улице и палочкой- хваталкой собирает в мешо­чек случайно брошенную кем-то бумажку или дру­гой мусор. А ведь она бухгалтер фир­мы! И так поступают многие. Есть над чем задуматься, когда вспоминаешь разговоры о чистоте минских улиц. Сколько же нам, белорусам, надо лет, чтобы подняться до такого уровня по­ведения?

angl2

Ландшафтная симфония

Я еще ничего не сказал о ландшаф­те. О, какое это великолепие! На ши­роких просторах поймы реки Северн холмы и долины сменяют друг друга. Как выглядит остальная Англия, су­дить пока не могу. Мои впечатления касаются в основном холмов Cotswold Hills, протянувшихся примерно на 100 км от Уэльса до Бристольского зали­ва с крупными - Глостер (128 000 чел.), Страуд (~50 000 чел.) - и более мелки­ми городками. Для любителей ходьбы на всем этом пространстве существу­ет пешеходная тропа для терренку­ра, на которой наблюдается непре­рывное движение людей с рюкзаками за спиной. Представьте себе при этом далекую ландшафтную перспективу с дымкой над долиной реки Северн, строго очерченные зеленые лужай­ки ферм, белые пятнышки пасущихся овец, величественные курганы эпохи неолита, парящие в синеве неба пла­неры - и вы навсегда полюбите эту страну и ее народ.

С высоты холмов особенно красоч­ными и какими-то кукольными выгля­дят деревеньки и фермы, точно нани­занные на нитку бусинки. Даже зимой, в конце декабря, ровненький зеле­ный газон, вечнозеленые кустарни­ки и деревья, обвитые плющом, ра­дуют глаз, вызывают приподнятость духа и спокойствие. Недаром человек здесь чувствует себя уверенным и за­щищенным. С младенческих лет у лю­дей выработана привычка заботиться о среде обитания, вести себя соответ­ствующим образом и жертвовать сред­ства на благоустройство и сохранение в первозданном виде как памятни­ков культуры, так и окружающей при­роды. Буковые леса, секвойи и дубы в три-четыре обхвата, журчащие ручьи и множество каналов с каскадами и ру­котворными водопадиками сохрани­лись до нашего времени. Нигде не уви­дишь захламленности; все содержится в порядке, все подстрижено... и приче­сано. Глаз отдыхает и душа раскрыва­ется, когда всматриваешься в ухожен­ные и сохраняющие вековые традиции домики в один-три этажа, обязательно с какой-либо изюминкой в виде подве­шенного на кронштейне громадного, позеленевшего от времени чайника, солнечных часов или зеленой стенки из подстриженного кипариса, венка или елки, украшенных бижутерией к празднику Рождества. Кое-что рестав­рируется и в Минске, но это всего лишь фрагменты старины, которую можно видеть здесь в огромном количестве.

«Встречное движение»

Не раз, прогуливаясь, я встречал группы горожан с рюкзаками, а то и на велосипедах, двигавшихся в хорошем темпе. Это члены «Клуба любителей ходьбы», устремлявшиеся на холмы, привлекающие красотой пейзажей и памятными местами. Побывать в при­родных парках, прикоснуться к ре­ликвиям седой старины и просто насладиться зеленью и воздухом не­тронутой цивилизацией местности приходят и приезжают на машинах и велосипедах многие англичане. Всю­ду можно видеть таблички (на стол­бах, постройках, оградах) с указанием исторической принадлежности дан­ного раритета и даже фамилию граж­данина, пожертвовавшего средства на изготовление, возведение или ограж­дение памятного места. Не раз при­ходилось отдыхать на скамейках из добротного бруса с прибитой массив­ной латунной «шильдой» и дарствен­ной надписью с указанием того, чем это место знаменито. Нередко такие памятники находятся в частных владе­ниях, но они открыты для посещения. Так, например, в прежние времена на каналах стояли мельницы и плава­ли баркасы, груженные шерстью и му­кой. Теперь мельниц нет, а сами здания древней постройки, так называемые «mill house», стали пабами либо ферма­ми, вокруг которых на лужайках пасут­ся овцы, козы, бараны, а в прудах пла­вают гуси, утки, лебеди и разводится форель либо карп. Обилие белок, фа­занов - привычное явление, но мож­но иногда увидеть и оленя, и барсука, и лису. Домашние птица и скот весьма «общительны», и подкармливать их до­ставляет особое удовольствие детям.

Как известно, Англия - родоначаль­ница футбола. Не побывать на стадио­не, не поболеть вместе с англичанами на футбольном матче было бы, конеч­но, большим упущением для гостя из Минска. Футбол, регби, гольф, крикет, теннис, конный спорт, а также полет на планерах, параглайдерах, запуск воздушных змеев и управляемых мо­делей очень популярны среди жите­лей. Посещение футбольного матча на крытом стадионе в Нэйлсворте с три­бунами на 2000 мест оправдало мои радужные надежды увидеть празд­ник. На матч люди шли массово, целы­ми семьями. Атрибутика, программки, флажки, горячий кофе с сэндвичами - всего хватало с избытком. Восторжен­ные крики заполненных трибун после каждого забитого «своими» мяча вы­звали у меня даже ностальгию по тем временам, когда у нас тоже было нечто подобное. Местная команда из чет­вертого дивизиона футбольной лиги Forest Green Rovers при сравнитель­но низком уровне игры, но благодаря мощной эмоциональной поддержке трибун смогла победить со счетом 3:1. И я, впервые за многие годы попавший на стадион, испытал истинное удо­вольствие от увиденного: люди расхо­дились после окончания игры радост­ные, обсуждали все перипетии матча и поздравляли друг друга. Я, белорус, чувствовал непринужденность обста­новки, дружеское настроение болель­щиков-англичан и вспоминал момент, когда сидевший позади 20-летний па­рень в очках, увидев мою радостную реакцию на забитый их командой гол, пожал мне руку. «I am from Belarus, БАТЭ», - сказал я, а он засмеялся и от­ветил: «Oh, yes, Hleb!» Не правда ли, симпатичные эти англичане!

angl4

В окрестностях Страуда

Оказывается, графство Глостершир очень богато не только красотами при­родных ландшафтов, но и всевозмож­ными чудесами творчества жителей, умеющих из малого создавать условия для получения удовольствий от жиз­ни. Одни люди, независимо от возрас­та, живут как старики, а другие, к ко­торым я отношу и себя, не прибегая к каким-либо диетам и витаминам, буду­чи энергичными и жизнерадостными, и в 80 лет не чувствуют настоящей ста­рости, считая эту пору лишь зрелостью и ничтоже сумняшеся вместе с моло­дыми наслаждаются вкусом жизни. Та­ковы в большинстве своем англичане.

Конечно, таких последствий войн и разрухи, которые имелись в Бела­руси, здесь не было, но, надо сказать, и в мирное время можно, если хоро­шенько постараться, привести стра­ну в плачевное состояние. Не пре­тендуя на роль пророка в своем отечестве, замечу, что разгадка про­ста: народ Англии с умом управля­ет своим «кораблем», создавая такую мозаику городов и сельской местно­сти, в которой соседствуют старина и современный комфорт, нанотехноло- гии и развитая туристическая инду­стрия. Даже редкие для Англии в ны­нешнюю зиму снегопады (до 20 см) и морозы (до минус 5-8°С) не выбили людей из колеи, а доставили радость как детям, так и взрослым. Без суеты и гвалта было решено на 3-4 дня от­менить школу и выход на работу, т.к. проезд по узким, извилистым и кру­тым улочкам стал небезопасен. Един­ственное, что обеспокоило людей, так это сообщение, что запасов газа хва­тит лишь на 8 дней. Это вполне понят­но, так как каждый дом отапливается своим бойлером на газе, который в сжиженном виде поступает из стран Ближнего Востока. Теплотрасс нет, но эта проблема, в отличие от Беларуси, никого не беспокоит. Эти, не совсем в тему, наблюдения делаю, глядя из Нэйлсворта, а не из Лондона. Так ска­зать, на местной почве.

И пока все кругом занесено снегом, самое время поговорить о малых го­родах и их достопримечательностях, прежде всего - о самом Нэйлсворте. В одной из долин города Страуд распо­ложен этот городок с населением 6,6 тыс. человек. В настоящее время это тихое местечко, в которое приезжают люди, любящие природу и прогулки. Все местные события (открытие мест­ного рынка, фестивали и т.п.) торже­ственно объявляет городской глаша­тай. Городок породнен с французской деревней Leves, имеет свой футболь­ный клуб «Forest Green Rovers». Нэйлс- ворт стал для меня опорным пунктом для поездок по Costwold Hills (Ко- стволдские холмы в National Park). Мо­ими гидами были сын Иван и его жена Лилия. За годы жизни здесь они хоро­шо изучили окрестности и сопрово­ждали меня в этих незабываемых ту­рах.

Мы побывали в Cowley Peak и Uley Bury. С холмов высотой примерно 150­200 м можно лицезреть красоту поймы реки Северн и видеть очертания гор Уэльса. Посетили Stratford Park с его огромными, в три-четыре обхвата сек­войями и дубами, краеведческим му­зеем, озером и спортивным комплек­сом, на громадном зеркальном полу которого мои внуки катались на ро­ликовых коньках вместе с сотней дру­гих детей разных возрастов под звуки музыки и под руководством пожилого добродушного диджея. После оконча­ния сеанса фигурного катания зал мо­ментально превратился в арену для занятий бадминтоном, а дальше по расписанию следовали баскетбол, тен­нис и другие виды спорта.

А вот город Глостер поразил прежде всего чудом строительной техники XI века - готическим собором, настоль­ко высоким и грандиозным, что дух за­хватывает, особенно когда рассматри­ваешь внутреннее устройство: своды из резного камня, цветные витражи и толстенные, диаметром до 3 метров, каменные колонны.

На каналах реки Северн в Глостере - множество суденышек: катеров, ко­торые выглядят очень нарядно и име­ют возможность подключения к город­ским сетям электро- и водоснабжения, что обеспечивает комфортное прожи­вание приезжим туристам. Поворот­ные мосты, сухие доки с парусниками, стоящими на ремонте, заполненные публикой улицы портового города до­полняют картину умиротворенности на этой земле центральной Англии.

Канал вдоль поймы реки Северн - замечательное место для прогулок. По краю судоходного канала тянет­ся тропа для туристов, отгороженная от поймы реки невысоким парапетом из бутового камня-известняка, под ко­торым покоятся затопленные баржи, укрепляющие берег от размыва при­ливной волной. Баржи частично зане­сены илом, покрыты дерном и распо­ложены друг за другом на протяжении нескольких сотен метров вдоль бере­га вплоть до знаменитого в прошлом железнодорожного моста через пой­му реки Северн. Мост этот некогда свя­зывал берега, а его фермы покоились на железных колоннах. Однако в 1960 году во время прилива со шквалистым ветром две сорвавшиеся с якорей бар­жи с бензином и нефтью взорвались, наткнувшись на опоры, и разрушили мост. Компания не стала его восста­навливать; все было разобрано, но две опоры на берегу канала остались. На этих опорах в виде башен-бастионов покоился поворотный мост, макет ко­торого с соответствующими пояснени­ями сохранен для туристов как память о тех далеких трагических событиях. Gloucester-Sharpness canal - так назы­вается это место.

Но для полного представления о красотах здешних мест надо побывать на холмах Selsley Common, в долине Woodchester Park с заброшенным зам­ком XIX века и в Ruskin Mill с системой прудов. С холмов открывается панора­ма на Страуд - город пяти долин. Хоро­шо сохранившийся и очень внушитель­ный замок с горгульями и обитающей под кровлей колонией летучих мышей будоражит воображение. В ясные, пого­жие дни хорошо было посидеть на ска­мейке в Standish Wood, полюбоваться прекрасным видом на холмы с буковым лесом в дымке тумана. Создавалось впечатление какой-то отрешенности и нереальности природного мирозда­ния. В то же время вверху, в синеве зим­него солнечного неба, парили планеры, издавая характерный свистящий звук, и, пытаясь поймать ветер, взмывали ввысь парапланы, что свидетельствова­ло о земном характере всего существу­ющего вокруг.

Заканчивая обзор интересных с моей точки зрения мест, находящих­ся вблизи Нэйлсворта, упомяну о са­довом центре Whitminster Garden с его всевозможными поделками из ив­няка от корзинок до садовых гарнитуров; бассейнами и аквариумами с эк­зотическими рыбками; саженцами, кормушками и вообще всем, что толь­ко пожелает душа капризного садово­да. Серьезные покупки можно сделать в городе Челтенхем - бывшем курорте на минеральных водах с современны­ми домами, барельефами и колонна­ми. Для шопинга в магазинах обычен «сервис с улыбкой». Деньги - вот что ценят тамошние люди. Особая привер­женность - к фунтам, английской ва­люте, которая даже не подлежит срав­нению с долларом. Кризис частично поразил экономику: некоторые пред­приятия закрылись, работников уво­лили. Но предварительно о людях всю­ду позаботились: помогли поменять профессию, выплачивают пособия, и этот вопрос как-то не обостряет обста­новку в английском обществе.

Непременно захотелось побывать в пабе, чтобы получить полное пред­ставление о вечерних пристрастиях жителей городков, их отдыхе. В пабе Weighbridge Inn с прекрасной кухней, горящим камином с приятным запа­хом буковых дров, внутренним деко­ром ремесленной мастерской XIX сто­летия можно уютно провести вечер, затратив всего 80 фунтов на четыре персоны. Как в пабе, так и на улице - а говорят, и во всей Англии - не уви­дишь курящих. Мы расстались, опла­тив выставленный счет и выразив признательность за обслуживание. Не­сомненно, похвала каждому приятна, особенно когда она заслуженная. Но деньги без слов вульгарны, а слова без денег дешевы. Поэтому чаевые здесь не в регламенте, и «благодарность» - по средствам. Никакого предубежде­ния или осуждения. В быту покупка со скидкой 50% - обычное дело. Можно набрать за небольшую плату мешок не какого-нибудь завалящего товара, а са­мого ходового и качественного.

angl3

«Домашняя» Англия

Англия в Королевстве Великобри­тании и Северной Ирландии выглядит как музейный заповедник. О ментали­тете людей я уже упоминал, о красо­те ландшафтов - тоже. Осталось пого­ворить о домах англичан. Достаточно полно описала характерные черты ан­глийских городков и деревушек Ага­та Кристи (1890-1976). Даже застроен­ные в последние десятилетия окраины (у нас в Беларуси - микрорайоны) не изменили традициям жилища XVIII-XIX столетий. Более того, центр почти ни­где не достраивался и не перестраи­вался. В произведениях Агаты Кристи фигурирует «добрая старая Англия» - преимущественно провинциальная, сохраняющая традиции Викториан­ской эпохи со своим неспешным об­разом жизни, отсутствием сколько-ни­будь заметных перемен, стандартным набором владельцев недвижимости (предприниматели, служащие офи­сов и банков, местная интеллигенция и фермеры). Городки провинции со­храняют единый архитектурный стиль, но при старых архитектурных формах наполнены новым европейским ком­фортом и имеют все преимущества современного жилья. Такими внешне были Нэйлсворт, Страуд, Стоунхауз сто лет назад - такими остаются и теперь. Все поселки имеют центральную ули­цу, вдоль которой они вытягиваются в длину, оставаясь такими же узкими. Го­родки заполнены рядами одинаковых домов, перед которыми видна поло­ска изумрудной зелени. За домиками раскинулись поля и дорога, окаймлен­ная зеленой изгородью. Там и сям рас­полагаются так называемые имения, совершенно изолированные от лю­бопытных глаз прохожих. Высокая из­городь, часто выше человеческого ро­ста, и тополя ревниво охраняют тайны этих маленьких мирков. Как правило, в сад вкладывается много изобретатель­ности, любви и вкуса. Зеленые лужай­ки, множество цветочных клумб, хитро подобранные заросли кустарников подчеркивают красоту ландшафта. Так обстоит дело в деревеньках.

В густонаселенных компактных го­родках гипертрофированная тяга к частной собственности выражается в том, что почти любой дом представля­ет собой цепочку одно, двух или трех­уровневых квартир, встроенных в об­щее здание, со своими автономными парадными входами с улицы, сосед­ствующими с гаражом и парковкой, малюсеньким внутренним двориком около 10 кв. м с зеленым газоном. В этой череде однообразных построек все выглядит неброско, без ярких кра­сок и каких-либо архитектурных изы­сков; все традиционное - английское под старину, но с кое-какими призна­ками индивидуальности, которые за­висят от вкуса и фантазии владельца квартиры (горшки с цветами, веночки, фонарики и т.п.). В домах англичан име­ется много современной мебели, кото­рая сочетает в себе последние дости­жения внутриквартирного дизайна. Но компоновка домов на многих новых улицах (как правило, на окраинах) вы­глядит очень запутанной; дороги, как правило, кривые и тупиковые, на них тесно от парковок. Лабиринты дворо­вых закоулков, бесчисленные узкие проходы, дворики с высокими забора­ми не добавляют уюта человеческому жилищу.

Здесь принято детей до 10 лет со­провождать при посещении обще­ственных мест, игровых площадок, школ. Разговаривать с чужими детьми, их фотографировать, а также загляды­вать в окна и во дворы не рекоменду­ется и осуждается. При выборе жилья особо ценится наличие гаража и пар­ковок возле дома; под чужими окнами ставить машину вообще запрещено. Штраф последует незамедлительно, если в полицию поступит сообщение от жильца об этом факте. Все это для минчан непривычно и создает впечат­ление излишней замкнутости англи­чан, но наша раскованность им тоже кажется чрезмерной.

Особый разговор - об удалении му­сора. Специально ходил посмотреть на одну из площадок по складирова­нию отходов недалеко от моего дома. Именно «складированию» - друго­го слова не подберешь. Аккуратно по кругу стоят открытые металлические контейнеры с четкой специализаци­ей: тряпье, стекло, бутылки, пластик, мебель, телевизоры, стиральные ма­шины, плиты, холодильники и даже электролампочки, земля или дерн и новогодние елки. По мере заполне­ния 20-футовый контейнер грузится краном в машину-контейнеровоз и увозится на перерабатывающее пред­приятие. На площадке чисто, все вре­мя подъезжают граждане на своих машинах и выкладывают в контейне­ры из багажников ненужные вещи. Над ними не вьются вороны, не тя­нет смрадом, и сам процесс выглядит очень деловито. А как с пищевыми от­ходами и пластиковыми бутылками и пакетами? Очень просто: в завязан­ных черных полиэтиленовых мешках все выставляется возле подъездов и вывозится ежедневно.

Завершая свои впечатления от уви­денного в этой части Англии, хочу ска­зать, что мои чувства идут напрямую к сердцу людей, а «серые клеточки» пы­таются упорядочить все увиденное. Ощущение такое, что «социальные джунгли» - где-то там, но только не здесь, на земле Глостершир. Мои на­блюдения касаются обыденной жиз­ни и не создают иллюзию чего-то ис­ключительного, затрагивающего тайну личной жизни англичан.


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах