17.03.2011

 - Газета

Анна ХИТРИК: «Я - туристка не организованная...»

Анна по натуре чело­век непоседливый и очень творческий. Многочисленные роли на белорусской сцене, а также участие в музыкальных проектах принесли Анне Хитрик известность. Как попу­лярная актриса Купаловского театра любит отдыхать и какие свои роли считает лучшими - в эксклюзивном интервью «ТиО».

Анна по натуре чело­век непоседливый и очень творческий. Многочисленные роли на белорусской сцене, а также участие в музыкальных проектах принесли Анне Хитрик известность. Как попу­лярная актриса Купаловского театра любит отдыхать и какие свои роли считает лучшими - в эксклюзивном интервью «ТиО».

hitrik

Анна, вы любите путешество­вать?

Очень люблю. Однако я поняла, что не каждый вид путешествий мне по душе. Например, я с трудом переношу походы. И дело не в том, что мне не нра­вятся природа и свежий воздух, просто я тяжело переношу отсутствие душа и туалета. Я вовсе не избалована, просто люблю отдыхать с комфортом. Я всегда с удовольствием хожу в лес за грибами и ягодами, но в поход на неделю с но­чевкой в палатке не пойду.

Ваши поездки чаще спонтанны или всегда хорошо спланированы?

Я скорее турист не организован­ный. Когда я брожу по городу, мне во­все не обязательно знать, в каком году и кем было построено здание, у кото­рого, внимая экскурсоводу, толпятся туристы. Наверное, это неправильно, но мне просто нравится на него смо­треть - поражаться замеченному мною камешку, узору или, наоборот, не пора­жаться. Часто экскурсоводы, указывая на серое унылое здание, восторжен­но восклицают: «Оно было построе­но тем-то и тем-то, в нем жил великий тот-то и тот-то!» А здание ничем, кро­ме даты постройки, не примечательно. И мне почему-то совсем не интересно, кто там жил.

То есть в путешествиях вы не придерживаетесь туристических штампов?

Абсолютно не придерживаюсь. Конечно, иногда я езжу на экскурсии, но только в том случае, если до тех мест, которые не терпится увидеть, са­мой невозможно добраться. Напри­мер, этим летом мы ездили в Черного­рию. Наша вилла находилась в одной из рыбацких деревушек возле Будвы. Мы, подобно тысячам туристов, отды­хающих на побережье Адриатики, по­слушно сходили в Старый город, где все очень понравилось, и не смогли от­казаться от нескольких экскурсий. Из многочисленных предложений, кото­рыми нас буквально завалили на набе­режной городка, мы выбрали две. Пер­вая оказалась довольно утомительной - стояла жара, а мы провели весь день в автобусе, из окна любуясь красотами Черногории. Вторая экскурсия прохо­дила на борту небольшого судна. Само­стоятельно путешествовать по стране, где большинство дорог вьется серпан­тином, довольно сложно, поэтому в эти поездки стоило отправиться орга­низованно. Но если есть возможность увильнуть от групповых походов по го­роду или поездок на природу, я пред­почитаю бесцельно бродить по улоч­кам, рассматривать старые двери, окна, уличные фонари... Вообще, я люблю маленькие старые города и не умею любоваться небоскребами современ­ного мегаполиса. Огромные здания ка­жутся мне холодными, чужими. Меня скорее тянет в старушку-Европу.

-   Судя по всему, в путешествиях вы большое внимание придаете де­талям...

-   Верно. Когда я впервые поехала в Экс-ан-Прованс во Францию, я фотогра­фировала все, вплоть до канализацион­ных люков. Это были настоящие произ­ведения искусства, среди которых не было двух одинаковых экземпляров. Возможно, это звучит смешно, но на каждой крышке я видела знак родового отличия - как будто какой-то лорд взял да и поместил свой герб на канализа­ционный люк. Мне нравится удивлять­ся подобным вещам - люкам, ставням, фонтанчикам, выложенным цветной мозаикой. А еще я люблю уединение. В прошлом году мы с театром ездили на гастроли в Шербур на север Франции. В основном все сошлись во мнении, что городок скучный и безлюдный. Дей­ствительно, было ощущение, что Шер­бур вымер. Прямо как в фильме - город на побережье океана, жуткий холод, аб­солютно пустые улицы. А для меня это романтика. Я люблю шумные обще­ства только по графику. Да, я люблю кон­церты, но к ним я долго готовлюсь и мо­рально настраиваюсь на публику - это мой зритель, и я его люблю. А прово­дить время в стране или в городе, где полно туристов, - не по мне. То же самое и с пляжем - я ненавижу туда ходить, когда у моря много людей. Поэтому на пляж предпочитаю отправляться вече­ром, когда все уже сидят в забегаловках. Тогда возле моря - красота! Не знаю, как это назвать. Я романтик? Или мне про­сто все надоело? В своем стремлении к спокойствию и уединению мы с мужем едины - возьмемся за руки и идем бро­дить по городу. Коллеги прозвали нас «пенсионерами на отдыхе».

-    Что в таком случае вы думаете по поводу массовых направлений?

-    Видимо, на такой отдых нужно на­строиться. Хотя это не так-то просто. Однажды я съездила в Турцию. Но из-за обилия туристов и навязчивости турок мне не удалось отдохнуть. За мной бес­конечно неслось вдогонку: «Natasha, do you have a boyfriend?» Это неизмен­но приводило меня в замешательство - я не блондинка, не отличаюсь пыш­ными формами, не ношу мини-юбки и шорты. В итоге я была постоянно на­пряжена, и единственное событие, о котором я вспоминаю с удовольстви­ем, стала поездка в Эфес.

Конечно, индивидуальные путеше­ствия имеют свою прелесть. Здорово, когда ты в Париже и даже не знаешь, как купить талончик на метро - ты со­вершенно не говоришь по-французски, а по-английски там никто не хочет го­ворить. Ты получаешь удовольствие от того, что сам додумался, сориенти­ровался, не растерялся. А какое сча­стье по указателям самому добраться, скажем, до Собора Парижской Богома­тери! При виде великолепных витра­жей, которыми украшена святыня, я даже расплакалась. А потом можно де­лать все, что делают герои французских фильмов о любви, - кормить голубей, например. Возможно, без подсказки экскурсовода ты что-то упускаешь. Но мне это не кажется трагичным. Так, я сразу решила, что не поеду смотреть на Эйфелеву башню, потому что для меня это не более чем железная гаргара. А вид оттуда меня вряд ли порадовал бы, потому что я боюсь высоты.

-    Вы наверняка много путеше­ствуете с театром?

-    Вовсе нет. Театр в основном ездит на гастроли по Беларуси и очень редко - в соседние Литву, Польшу. В этом году нам повезло. Так получилось, что мы ставили спектакль «Свадьба» по Чехову совмест­но с московским театром SounDrama режиссера Владимира Панкова. Спек­такль - очередное новое видение про­изведения. Уж такой, наверное, теперь век - мы снова и снова переделываем классику, стараясь найти что-то новое и удивить зрителя. Премьера прошла в Купаловском театре, а потом мы от­правились на большие гастроли - в Ма­дрид, Париж, Шербур, Баку.

-    Есть ли особенности путеше­ствия с театром? Само слово «гастро­ли» для многих звучит заворажива­юще - особенно для людей, далеких от театра.

-    Старшее поколение рассказывало, что когда-то поездки на какой-нибудь театральный фестиваль могли длиться дней пять. Играли один спектакль, а че­тыре свободных дня ходили на высту­пления других театров, знакомились с городом... Когда выезжаем мы, все за­висит от бюджета, который выделяет Министерство культуры и который вы­деляют Министерству культуры. Кри­зис - денег на культуру выделяют мало, поэтому мы выезжаем на один, макси­мум два дня. Времени катастрофически не хватает, поэтому ты либо бежишь по магазинам, потому что понимаешь, что можешь что-то купить для своей семьи, либо решаешь: «А ну эти магазины - пойду посмотрю город!», либо плюешь на все и идешь на спектакль другого те­атра. В итоге ты ничего не успеваешь, потому что надо сделать что-то одно. В последнее время я предпочитаю про­гулки по городу.

-     Вы судите о стране по публике?

-    Нет, я этого никогда не делаю, ведь в разных странах по-разному относятся к театру. Есть модные театры, где всегда аншлаги, и публика всегда аплодирует, даже если никто ничего не понял. Я ста­раюсь с пониманием относиться к си­туации, когда зритель уходит, ничего не поняв и слабо похлопав.

Что касается новых городов, в любом случае хоть краешком глаза, но успева­ешь что-то увидеть. А если захочешь, хоть ночью пойдешь гулять по городу. Например, Шербур мне понравился за­очно сразу, как только я узнала, что он стоит на берегу океана. До этого я ни­когда не видела океан.

-     Купаловский театр известен за рубежом? Собирает залы как здесь, в Минске?

-    На Западе мало кто понимает, что мы - белорусский театр, чаще прини­мая нас за русских. Это очень обидно. Как-то раз на гастролях мы зашли в ми­лый магазинчик, где продавали старые пуговицы, сломанные булавки, ключи­ки и прочую забавную мелочь по заоб­лачным ценам. Девушка-продавец по­интересовалась, откуда мы. Отвечаем, что из Беларуси. Девушка, естественно, не знает. «Беларусь, рядом с Польшей, Россией», - не сдаемся мы. «А! Россия! - радостно восклицает она. - Театр? Ста­ниславский!» Был и такой случай, когда на наши тщетные попытки объяснить, что мы из Беларуси, продавец махнул рукой: «А! Русский! Медведь! Водка!» А вдогонку нам бросил пару матерных словечек. Вот чем мы славимся - Россией, медведем, водкой и парой матер­ных слов.

С другой стороны, публика прини­мает нас тепло. Не скажу, что были ан­шлаги, но люди приходят. Шербур, на­пример, был в восторге. В Париже, как принято, принимали довольно сдер­жанно. В Баку спектакль никто не понял, и половина зрителей покинула зал. Воз­можно, повлияло отношение азербайд­жанских мужчин к женщине - мы ведь играли распутных девиц с кричащим макияжем и откровенным нарядом. Если бы я жила в этой стране, возмож­но, тоже едва ли досидела бы до конца.

-    Были попытки убедить, что те­атр все же белорусский?

-    Когда люди интересуются, конеч­но, мы рассказываем. Например, во время гастролей в Париже я часто бе­седовала с девушкой - помощницей из французского театра, которая немного знала русский язык. Я ей подробно рас­сказывала, как устроен наш театр и по­чему нам обидно, когда нас принимают за русских. Но специально никто из ак­теров не бегает с патриотическими вы­криками. Ведь иностранцы могут не понять и обидеться. Может, своими ас­социациями они нам приятное хотели сделать? Они ведь не виноваты, что не знают, где находится Беларусь, хоть мы и в центре Европы.

-    Каким ролям вы отдаете предпо­чтение на сцене?

-   Свою самую любимую роль я ис­полнила в спектакле Николая Пиниги- на «Мотылек» - я играла Колю Лебедуш- кина. К сожалению, сейчас спектакль не идет. Но он был потрясающим, и тема в нем затронута шикарная. В основном я исполняю сложные драматические роли. В какой-то момент я даже просила дать мне что-нибудь повеселее - я ведь и улыбаться могу! Мне безумно нравит­ся «Пинская шляхта». До позитивной роли Марыси я, что называется, дорва­лась - когда соскучусь, так кривляюсь, что самой порой стыдно. Мне очень нравится спектакль «Ивона, принцес­са Бургундская». Роль Ивоны оказалась безумно тяжелой - за весь спектакль я говорю буквально пять фраз, а все вре­мя надо быть на сцене. Во время спек­такля у меня буквально разрывается сердце. Вообще, я люблю все роли, про­сто одни из них даются проще, другие - сложнее. К слову, одна из сложных ро­лей - Сара в спектакле Translations. Сам спектакль довольно тяжелый для про­смотра, многие зрители жалуются, что действие на сцене затянуто - спектакль идет три часа. В спектакле раскрывает­ся щемящая для многих белорусов тема, и ее восприятие во многом зависит от того, насколько ты сопереживающий человек. Есть люди, которым сопережи­вать дискомфортно. Они приходят в те­атр отдохнуть, расслабиться. А их с пер­вой минуты и до последней держат в напряжении.

-     Действие в Translations проис­ходит в Ирландии. Вам хотелось во время работы над спектаклем посе­тить эту страну?

-     Конечно. Получив роль, я сразу по­лезла в интернет, чтобы увидеть страну героини, которую мне предстояло сы­грать. Когда-нибудь мне бы очень хоте­лось съездить в Ирландию.

-   Это значит, что спектакль может стимулировать желание совершить путешествие?

-   Желание стимулирует не столько спектакль, сколько режиссер. Если он сумеет вызвать у тебя интерес к пье­се, то сразу захочется прочитать дру­гие произведения автора, узнать, кем он был, в каком году жил, какая у него была семья, почему он написал эту пьесу. А после, если будет возможность, отпра­виться в город или страну, где трудился или работает до сих пор выбранный ре­жиссером автор. Такое желание не воз­никает, когда к постановке относишься просто как к работе. Отдельные режис­серы, прежде чем представить сцена­рий актерам, сами тщательно изучают его творчество и точно знают историю каждого персонажа. А чем больше о пьесе узнает сам актер, тем правдопо­добнее становится его роль.

   Беседовала Яна ШИДЛОВСКАЯ Фото Валентина ХАСЕНЕВИЧА


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах