01.04.2011

 - Газета

"Время всегда хорошее"

Нужные книги с Людмилой Дрик

Посвящается весенним каникулам и подруге labeliya

knigiНужные книги с Людмилой Дрик

 

Посвящается весенним каникулам и подруге labeliya

Надеюсь, никто не бросит в меня камень за то, что сегодня мне за­хотелось предложить для про­чтения детскую книгу - повесть Андрея Жвалевского и Евгении Пастернак «Время всегда хоро­шее». Во-первых, в разгаре весен­ние каникулы. Во-вторых, не та­кая уж она и детская, как кажется на первый взгляд. Когда я ее чи­тала, мне ужасно хотелось прове­сти эксперимент на каком-нибудь ребенке, подсунув ему эту кни­гу. Но подростка рядом не оказа­лось, а моей 9-летней дочери это читать явно рановато. Слишком много непонятного, из другой эпохи. Пусть не столь отдален­ной - из моего детства, но ведь все меняется так стремительно! Пожалуй, это будет интересно как раз взрослым, ностальгирую­щим по собственному детству, в котором не было компьютерных игр, мобильных телефонов и по­ездок за границу - а счастье било через край, потому что дети ухи­тряются быть счастливыми во все времена, даже объективно труд­ные. В-третьих, в каждом из нас, даже очень взрослом и очень уставшем, живет живой, любо­пытный и умный ребенок, и от­рицать это было бы просто глу­по. В-четвертых, все любят читать про путешествия во времени, а в этой повести действие как раз и происходит в разных временах - в 1980-м и 2018-м годах, главные герои случайно меняются эпоха­ми, и тут с ними начинает проис­ходить такое...

В 2018 году школьники уже почти забыли, как пишут ручкой на бума­ге - все классные, домашние, са­мостоятельные и контрольные работы они выполняют на сво­их «комиках» (гибрид мобильно­го телефона с персональным ком­пьютером) и совсем разучились отвечать устно. Да и зачем, если знания проверяют с помощью те­стов, и достаточно поставить га­лочку перед правильным отве­том, не вдумываясь лишний раз в его суть. Фантастика? Не такая уж и фантастика для родителей со­временных школьников. А недав­ние новости из министерства об­разования Беларуси - о том, что учебники уже в самое ближай­шее время заменят электронны­ми планшетами - и вовсе вызы­вают сильные подозрения. То ли Жвалевский и Пастернак - оракул и Кассандра, то ли реформаторы в министерстве зачитываются их произведениями и черпают в них свежие идеи.

Самое страшное для Оли из 2018 года - это неожиданное ре­шение администрации школы о том, что экзамены в конце года бу­дут устными!

«- Ну давай, тяни билет, - говорит историк. И тут я поняла, что никогда в жизни не сдам этот экзамен. Я помню параграф учебника, я помню вопросы в конце, я помню, мы на компах самостоялку делали, и помню, что в первом вопросе правильный ответ первый, а третий вопрос самый сложный,

и там правильного ответа нет, нужно было поставить галочку в клеточке «нет верного ответа». Но я вообще не помню, о чем там речь! Что-то про греков, что- то про Геракла... Он был крутой. Все».

Самое страшное для Вити из 1980 года - это требование адми­нистрации школы распять лучше­го друга на собрании пионерского отряда за то, что тот принес в шко­лу бабушкин кулич.

«- Итак, - тихо проскрежетала Васса, - ты не помнишь, для чего бабушка Архипова испекла кулич?

Я не пошевелился. На меня словно столбняк напал.

Ладно, - вздохнула завуч, - придется напомнить. Бабушка Архипова испекла этот кулич... пасхальный кулич! к религиозному празднику «пасха».

-   Бабушка Архипова, - продолжала завуч, - таким образом пытается.

Васса замолчала, подбирая слова, и ей на помощь пришла пионервожатая:

  Пытается охмурить! И завлечь в сети религиозного дурмана».

А потом главные герои слу­чайно меняются местами. И каж­дый из них открывает для себя не только новый незнакомый мир, но и умудряется найти в этом непри­вычном мире верных друзей - и себя самого.

Оля, попавшая в 1980 год: «Я встала и рванула в комнату. Ну хотя бы телевизор был на месте! После нескольких минут безуспешных поисков пульта я сдалась и включила его кнопкой. Нашла три канала. По одному показывали народный хор, по второму комбайн на фоне заходящего солнца, а по третьему - вообще черно-белый фильм».

Витя, попавший в 2018 год: «- Тебе надо есть больше фруктов! - уверенно заявил папа и подтолкнул меня к низенькому столику. Я покорно сделал шаг - и в который уже раз обалдело застыл. На столике красовалась плетеная корзинка с неправдоподобно большими и красными яблоками, блестящим виноградом и пушистыми перси­ками. Раньше я видел такой набор только на уроке рисования, когда мы учились рисовать натюрморт. Тогда фрукты были восковыми».

Эту повесть стоит читать ради точных, ярких деталей, узнавае­мых черточек времени. Мне как- то не приходило в голову связать демократизацию общества с де­мократизацией... моды, а авторы это сделали. В процессе чтения мне захотелось проверить их до­гадку, я разыскала старое семей­ное фото. Мне на этом снимке лет шесть-семь, маме, следовательно, чуть-чуть за тридцать. На ней ко­стюм - пиджак с юбкой. Мы всей семьей гуляем в парке в выходной день - в 80-е годы в минских пар­ках всегда работали профессио­нальные фотографы, и это, кстати, тоже узнаваемая черточка време­ни! Я в такой же ситуации сегод­ня совершенно точно была бы в джинсах, кроссовках, майке или ветровке. Одежда делала мою мо­лодую маму старше! Действитель­но, говорящая деталь.

Эту книгу стоит читать ради того, чтобы под­метить в себе призна­ки надвигающейся болезни об­щества - интернет-зависимости. Не правда ли, общение в сети нам очень подходит: я могу хоро­шенько продумать свой ответ, а не ляпать что-то с ходу запальчи­во и глупо, - и меня будут считать остроумной, начитанной, продви­нутой... Нет опасностей живого общения, без бумажки, - где, как царь Петр говорил, «дурь каждо­го сразу видна». А как бесконеч­но удобно прятаться за никами, критикуя чужие статьи, проекты и идеи! Анонимность как синоним безнаказанности.

Повесть интересно чи­тать, чтобы понять, как стремительно ме­няется мир и как вместе с ним ме­няемся мы и наши привычки. Куда я пойду, чтобы найти нужную мне информацию? К своему книжному шкафу? В библиотеку? Да нет же, я просто включу компьютер, войду в интернет и начну «гуглить»! Пря­мо как эти детки из 2018-го.

Книги, которые вспомнились: Айзек Азимов. «Обнаженное солнце». Кристин Керделлан, Габриэль Грезийон. «Дети процессора». Алвин Тоффлер. «Футурошок».

Фраза, которая спомнилась: «Не бывает мрачных времен, бывают мрачные люди» (Ромен Роллан).

Стихи, которые вспомнились:

«Времена не выбирают,

В них живут и умирают.

Большей пошлости на свете

Нет, чем клянчить и пенять.

Будто можно те на эти,

Как на рынке, поменять.

…Крепко тесное объятье.

Время – кожа, а не платье.

Глубока его печать.

Словно с пальцев отпечатки,

С нас – его черты и складки,

Приглядевшись, можно взять».

Александр Кушнер

В заключение признаюсь,  что прочитала эту кни­гу по наводке своей «френдессы» из ЖЖ, с которой об­щаюсь только виртуально, хотя мы живем в одном городе и наши профессиональные сферы пере­секаются. Мы не торопимся пере­вести свои отношения «в реал», хотя не исключаем, что это прои­зойдет в не столь отдаленном бу­дущем. Возможно, однажды мы сидели напротив друг друга в ва­гоне метро и случайно встрети­лись взглядом, но, конечно, не могли представить, что давно зна­комы и даже успели перейти на «ты» - в виртуальном простран­стве. Я знаю, как выглядит ее кот (видела снимок в ЖЖ), она зна­ет, где я была 8 марта (читала мой пост в ЖЖ). И эту книжку мы все­сторонне обсудили - тоже в вир­туальном пространстве, разуме­ется. Да, время не стоит на месте и меняет нас самих. Главное, не за­бывать, что оно - время - всегда хорошее!


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах