14.01.2010

 - Газета

Битва под Грюнвальдом

Каждый год приносит новые события: новости, изменения в законодательстве, рост или спад экономики, печали, радости, суету. Вместе с хорошо знакомыми повседневными заботами страницы календаря предвещают нам новые праздники и юбилейные события. В прошлом году мы отпраздновали 600-летие Беловежской пущи. В этом году нам предстоит отметить еще более знаковое событие – вновь 600-летие, но одного из еще более ярких и важных событий нашей славной истории – Грюнвальдской битвы!

Светлана КИРПА. Фото Сергея ПЛЫТКЕВИЧА

gr1 Каждый год приносит новые события: новости, изменения в законодательстве, рост или спад экономики, печали, радости, суету. Вместе с хорошо знакомыми повседневными заботами страницы календаря предвещают нам новые праздники и юбилейные события. В прошлом году мы отпраздновали 600-летие Беловежской пущи. В этом году нам предстоит отметить еще более знаковое событие – вновь 600-летие, но одного из еще более ярких и важных событий нашей славной истории – Грюнвальдской битвы!

Последние 200 лет историки соседних стран частенько грешили тем, что «забывали» в своих трудах вспомнить о вкладе воинов – выходцев из белорусских земель, в дело общей победы в этой славной битве. А между тем из 90 полков, которые сражались под Грюнвальдом против войск Тевтонского ордена, 40 было выставлено Великим княжеством Литовским. Из них 22 были именно белорусскими. Только вслушайтесь в названия этих полков, и у вас не останется никаких сомнений – гродненский, лидский, полоцкий, витебский, новогородский, волковысский, берестейский, пинский, дрогичинский, мстиславский и другие. 30 из 40 хоругвей Великого княжества Литовского выступали под красным флагом с изображенной на нем Погоней. В битве помимо войск княжества и Польского королевства приняли участие и чешский отряд во главе с Яном Жижкой, и татарская конница хана Джелаладдина – союзника Витовта. Их участие не было случайным. Блестящий политик и смелый воин великий князь литовский Витовт, был еще и искусным дипломатом.

Во время тайного совещания в Навогородке в декабре 1408 года Витовта и польского короля Ягайлы, на котором стало ясно – и без того хрупкому миру с Тевтонским орденом скоро придет конец, Витовт предостерег Ягайлу от поспешных действий. Стараясь выгадать как можно больше времени для подготовки к войне, великий князь слал письма магистру ордена Ульриху фон Юнгингену, уверяя в своих намерениях в поддержании мира. Сам же в это время занимался поисками надежных союзников, подготовкой армии. В том же 1408 году Витовт заключил союз с Московским княжеством, но, несмотря на это, московский князь Василий отказался участвовать в походе против Тевтонского ордена. Крупным успехом дипломатии Витовта стало отсутствие отрядов Ливонского ордена во время важных военных операций.

Свой союз, основанный на Кревской унии 1385 года, Витовт и Ягайла тщательно скрывали от крестоносцев, которые всеми силами стремились их рассорить.

Такая масштабность в подготовке к войне была вполне оправдана. Тевтонский орден являлся сильным противником. Во-первых, за ним стояла вся католическая Европа. Во-вторых, понимая приближение войны не менее, чем Ягайла и Витовт, магистр ордена Ульрих фон Юнгинген тоже собирал союзников. Порой подкупом, порой шантажом, но на свою сторону ему удалось переманить поморских князей, чешского и венгерского королей.

Долго удерживать шаткий мир с орденом Витовт не смог. В мае 1409 года в Жамойтии (территория современной Литвы) вспыхнуло восстание против крестоносцев. Де-юре эти земли согласно повторявшимся из года в год договорам (1384, 1390, 1398, 1402 гг.) с литовскими князьями находились в подчинении Тевтонского ордена. Однако де-факто рыцари ордена не имели контроля над этой территорией, о чем свидетельствуют многочисленные походы против местного населения. Жамойтия была необходима крестоносцам – захват этих земель позволил бы напрямую соединиться Тевтонскому и Ливонскому орденам.

Остаться в стороне от разгоревшегося весной 1409 г. конфликта ни Витовт, ни Ягайла не могли. Они начали тайно оказывать поддержку повстанцам. Но об этом факте быстро стало известно магистру ордена, и уже 6 августа 1409 года Ульрих фон Юнгинген выслал Ягайле письмо об объявлении войны. Через 2 дня после того как Ягайла получил это послание, войска ордена перешли границу и стали опустошать польские земли. Началась война.

После очередного совещания Ягайлы и Витовта, которое состоялось в декабре 1409 года в Берестье, началась усиленная подготовка к летней военной компании. В соответствии с планом, в мае 1410 года войска Польского королевства стали собираться в Вильбаржи и Познани, а Великого княжества Литовского в Вильне и Гродне. В июле 1410 года объеденные войска вступили на территорию Пруссии, земли которой лежали в границах Тевтонского ордена. Как упоминалось выше, войско Польского королевства и Великого княжества Литовского насчитывало 90 хоругвей. Им противостоял 51 отряд рыцарей-крестоносцев, которые, несмотря на то, что уступали численно, превосходили союзную армию по амуниции. Армия Тевтонского ордена состояла из наемников, навербованных по всей Европе. Все же историческая правда была на стороне наших предков и их ближайших соседей: они сражались за свободу и независимость против чужаков. Крестоносцы же, в их представлении, бились с язычниками и ортодоксами.

Точного количества людей, участвовавших в битве, историки не называют. Союзные войска, предположительно, насчитывали 40 тыс. человек, армия крестоносцев – немногим меньше. Во главе объеденных войск стоял польский король Ягайла, Витовт взял на себя командование хоругвями Великого княжества Литовского. Армией Тевтонского ордена руководил великий магистр Ульрих фон Юнгинген. Их войска встретились близь деревень Грюнвальд, Танненберг и Людвиксдороф, и утром 15 июля 1410 г. началось наступление.

gr2 Как свидетельствуют исследователи, первой в битву вступила легкая конница Великого княжества Литовского. Но ее ожидал неприятный сюрприз – вырытые накануне крестоносцами волчие ямы. Однако, атака не захлебнулась. Благодаря развернутому строю, которым шли хоругви, части ловушек удалось избежать. Преодолев выставленный вперед артиллеристский щит, воины княжества уничтожили пехоту ордена и под прикрытием из татарских стрел – первый ряд рыцарской обороны. Однако это было лишь самое начало. На крыло, находившееся под командованием Витовта, начала атаку конница крестоносцев. Завязалась битва на мечах. Орденский маршал Валленрод стал теснить татарские войска, а после и литовские хоругви. Основная часть союзной армии начала отступать. Однако на левом фланге по-прежнему мужественно держали оборону хоругви княжества. Как отмечает хронист Ян Длугош, главную роль в этом сыграли мужество и стойкость трех отрядов: Оршанского, Мстиславского и Смоленского под командованием мстиславского князя Семена.

Польские войска вступили в битву на два часа позднее, но не уступали в героизме войскам княжества. Им удалось отбить несколько фланговых атак. Ближе к вечеру, решив, что силы союзной армии исчерпаны, Ульрих фон Юнгинген бросил в бой 16 свежих отрядов крестоносцев. Однако Витовт также выставил против них резервные хоругви. После чего битва пошла на спад. Объеденные войска стали зажимать немецких рыцарей в кольцо. Около семи часов вечера битва была окончена полным разгромом крестоносцев.

Поле было усеяно трупами. Погибли все руководители Тевтонского ордена: великий магистр, маршал Валленрод, великий комтур Лихтенштейн, почти все комтуры и многие знатные рыцари. Армия ордена фактически перестала существовать. Но и победившая армия понесла весьма значительные потери. В войске Великого княжества Литовского погиб каждый второй, это почти около 20 тыс. ратников. Точная цифра потерь в польских хоругвях не известна. Многие раненые умерли по пути домой.

Остатки союзной армии двинулись на столицу крестоносцев – Мальборк. Население земель, принадлежавших Тевтонскому ордену, признало над собой власть Ягайлы. Как пишет хронист Ян Длугош: «У крестоносцев осталось лишь 8 замков, остальные 70 были разрушены до основания». Мальборк был обложен только 25 июля. За это время оставшиеся в живых крестоносцы успели подготовить замок к продолжительной осаде. Взять замок в тот год так и не удалось. В сентябре союзные войска покинули Пруссию.

Тевтонскому ордену все-таки удалось возродиться. Но былой мощи и славы он больше так никогда и не достиг. Новый великий магистр Генрих фон Плауэн был вынужден заключить мир с Польским королевством и Великим княжеством Литовским в 1411 году в Торуни. Согласно мирному договору орден обязан был вернуть захваченные земли, выплатить союзникам 300 тысяч золотых дукатов и выкупить пленных.

Орден продолжил еще некоторое время свое независимое существование. Но уже в 1466 г. стал вассалом польского короля и великого князя литовского Казимира VI.

Одержав победу под Грюнвальдом, наши предки доказали свое право на жизнь. Кто знает, возможно, проиграй они тогда, наш народ мог исчезнуть с карты Европы навсегда, как это, например, произошло с балтским племенем пруссов, уничтоженным крестоносцами. Но, к счастью, история не терпит сослагательного наклонения. Вечная память героям, павшим на грюнвальдском поле! И трижды слава!


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах