09.06.2011

 - Газета

Виталий СУПРАНОВИЧ: «Белорусская музыка в Беларуси стала альтернативной»

Лето для любителей музыки – время фестивалей. Самых разных и по разным поводам, причем европейский open air для нас тоже уже освоенный формат. О том, как складывается ситуация, мы говорим с основателем проекта «БМАgroup» Виталием Супрановичем, который много лет поддерживает белорусских музыкантов, записывает альбомы, организует концерты.

Лето для любителей музыки – время фестивалей. Самых разных и по разным поводам, причем европейский open air для нас тоже уже освоенный формат. О том, как складывается ситуация, мы говорим с основателем проекта «БМАgroup» Виталием Супрановичем, который много лет поддерживает белорусских музыкантов, записывает альбомы, организует концерты.

– Виталий, можем ли мы надеяться, что нынешнее лето, несмотря на кризис, все-таки подарит нам фестивальное настроение? Возможен ли какой-то прорыв?

– Прорыва нет, наоборот, есть разочарования. Лявон Вольский ушел из NRM, кто-то опять начинает что-то запрещать, у групп появляются проблемы. Фестиваля «Be2gether», который последние годы проходил в Литве, в этом году не будет. Три года мы проводили на Украине фестиваль «Be free» – в этом году, скорее всего, он тоже не состоится.

Поэтому радости и оптимизма я не испытываю: кризис так или иначе коснулся всех. Кроме того, многие площадки в арендной плате уже сейчас ориентируются на валютный курс.

– А как насчет новых имен? Я понимаю, что ситуация, о которой вы говорите, не способствует их появлению, но ведь новое часто появляется вопреки обстоятельствам…

– Должны быть хотя бы минимальные условия. Находясь в подполье, ни одна группа развиваться не может – у нее просто нет возможности донести до слушателей то, что она делает. У нас ведь нет даже радиостанции, которая занималась бы белорусской музыкой.

Думать, что в таких условиях все будет расцветать, мне кажется, нельзя. Даже в конце 80-х и в 90-х годах белорусские группы могли выступать чаще, чем сейчас.

Новых имен я пока не вижу. Они ведь должны не только записать альбом, но и найти деньги на печать тиража этого альбома. Звукозаписывающие фирмы в связи с тем, что упали продажи, боятся вкладывать средства, не хотят рисковать.

И потом – что значит «новые»? Например, группа «B:N» из Березы. Человек, который интересуется белорусской музыкой, не считает ее новой: он знает, что ей лет пять-десять. А массовому зрителю она практически неизвестна. Значит ли это, что она молодая?

Поэтому я не могу говорить об открытиях: не понятно, что происходит сейчас, не говоря уже о будущем...

– Музыканты сейчас уезжают в Россию? Белорусская музыка может быть там интересна?

– Она могла бы быть интересна, если бы белорусский язык уважали в самой Беларуси. Иначе как она может быть востребована в России? Они же видят, как у нас относятся к своему языку, – почему они вдруг станут его уважать?..

– Помните, несколько лет назад в Москву хлынула украинская музыка. Это была такая яркая волна, что их нельзя было не увидеть и не услышать. А потом украинские группы стали известны очень широко. С нами такого не может произойти в принципе?

– Очень важно, что они пели на языке страны, которая уважает свой язык. Из наших групп такую попытку делал проект Романа Орлова «У нескладовае». Ездили «Палац», «ДетиДетей», но все это проходило в клубном формате, для 50 человек. Насколько я знаю, большого успеха не было.

Сейчас мы вернулись к ситуации 10-летней давности, когда был один фестиваль белорусской музыки – «Басовішча» в Польше.

– «БМА» – белорусская музыкальная альтернатива. Но чтобы говорить об альтернативе, нужно определить и зафиксировать основное направление популярной музыки. Эстрада, по-моему, совершенно растворилась. А бывшая когда-то альтернативой, например, «Серебряная свадьба» без рекламы и только с первым альбомом собирает полные залы. И таких групп много. Музыкальной информации сейчас столько, что трудно кого-то считать альтернативной, закрытой нишей. Как это понимаете вы? И что тогда «основное» направление?

– Не секрет, что в Беларуси сейчас превалирует российская эстрада и русская музыка. «БМА» – белорусская музыкальная альтернатива – занимается белорусскоязычными группами. Сейчас для Беларуси это альтернатива – музыка на белорусском языке.

Но мы исходим из того, что это и есть белорусская музыка. Данчик живет в Америке и поет по-белорусски. Он белорусский исполнитель, как и группы в Польше, которые поют на белорусском языке.

– Для этого человек должен сам идентифицировать себя как белорусский музыкант.

– Да. Музыканты, которые живут в Беларуси и говорят о себе, что они играют «настоящий русский рок», нам не интересны…

Беседовала Любовь ГАВРИЛЮК

Полный текст интервью читайте в газете «Туризм и отдых» от 9 июня 2011 года


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах