11.08.2011

 - Газета

«Бизнес – это война»

Совсем недавно возле санатория «Чабарок» появился новый объект туристической инфраструктуры – летнее кафе, построенное всего за три недели. Руководитель стройки, трижды победитель республиканского конкурса «Лучший предприниматель года», генеральный директор компании «Глобус» Сергей Кучерявенко рассказал «ТиО», как летнее кафе будет работать зимой и что нужно сделать, чтобы привлечь в Беларусь состоятельных россиян.

Генеральный директор компании «Глобус» Сергей КУЧЕРЯВЕНКО о достижениях и планах по развитию туристической инфраструктуры

kucheryavenko-globus Совсем недавно возле санатория «Чабарок» появился новый объект туристической инфраструктуры – летнее кафе, построенное всего за три недели. Руководитель стройки, трижды победитель республиканского конкурса «Лучший предприниматель года» генеральный директор компании «Глобус» Сергей Кучерявенко рассказал «ТиО», как летнее кафе будет работать зимой и что нужно сделать, чтобы привлечь в Беларусь состоятельных россиян.

– Сергей Маратович, вы открыли кафе в то время, когда все вокруг говорят о кризисе…

– Я не замечаю кризиса. Клиентов становится объективно меньше, но работы хватает. С начала года я поднял зарплату сотрудникам примерно на 60%. Чтобы кризиса не ощущалось, нужно увеличивать количество услуг, для чего я и открыл кафе.

Когда я только начинал работать в турбизнесе и сам ездил за рулем нашего автобуса, для меня было настоящей обидой видеть россиянина, приезжающего и уезжающего с одной и той же пачкой денег в кармане, потому что потратить их было негде. У нас есть великолепная природа, прекрасная лечебная база, профессиональные кадры – всё, кроме инфраструктуры.

– Тем не менее санатории заполнены именно россиянами…

– Сегодня основная масса отдыхающих из России – это люди с более чем скромными доходами. Россияне с достатком посмотрели на наши санатории – и по «беспроволочному телеграфу» разнесли по своим тусовкам, что делать в Беларуси абсолютно нечего, что это отдых для пенсионеров. Бедный москвич получает 800 долларов, что по нашим представлениям вполне приличный заработок, поэтому нам кажется, что в Беларусь едут состоятельные туристы. На самом деле у нас отдыхают россияне с низким и ниже среднего уровнем доходов. Я же хочу, чтобы отдыхали состоятельные туристы – не по белорусским, а по российским меркам.

– Что для этого нужно?

– Первое – другой комфорт, второе – увеселительные заведения. Россияне, особенно москвичи и питерцы, привыкли к другому уровню. Если белорусу, например, достаточно биотуалета и палатки с чипсами, чтобы он постоянно приезжал на пляж, то россиянин десять раз подумает, ехать ли туда, есть ли там условия, которые его удовлетворят. Вообще, я буду стремиться к тому, чтобы работать откровенно дорого, но качественно. И привлекать сюда туристов хотя бы со средним по меркам Москвы достатком. Я считаю, что все, что мы здесь делаем, им подойдет. Возможно, я ошибаюсь, – время покажет.

В прошлом году за 20 тысяч российских рублей россиянин мог отдохнуть на определенном уровне, а сегодня за те же деньги, поменяв их на белорусскую валюту, он возьмет больше товаров и услуг. Мы что, хуже стали работать? Отнюдь.

Я очень четко почувствовал в своей работе негативное отношение средств массовой информации России к ситуации в Беларуси. В наше московское представительство приходили клиенты и говорили: «Отдайте наши деньги – у вас там революция». Настоящая истерика была: кто-то приезжал с колбасой, кто-то – с канистрами бензина и блоками сигарет. В российских СМИ прошла информация, что у нас здесь идет настоящая война с танками и пулеметами!

– Чем вы будете привлекать российских клиентов в кафе?

– Во-первых, я пригласил сюда бывшего шеф-повара минского ресторана «Узбекистон». Мы с ним вместе служили, и он согласился учить поваров, которых я найму для работы в кафе. Во-вторых, я пригласил ребят-музыкантов, которые будут раскручивать это место. Я планирую здесь сделать белорусский вариант «Казантипа», и профессионалы уже высказали свои предложения – вплоть до того, где должна стоять сцена и какой мощности должен быть звук. Я думаю, на концерты будет собираться не только отдыхающая публика, но и народ из Барановичей: свежий воздух, интересные исполнители, шашлык… Лето короткое, и мне надо успеть раскрутить это место до осени.

– Зимой оно тоже будет работать?

– Я думаю, зима вполне может быть активным сезоном. Осенью стены ресторана будем завешивать тентом, внутри по примеру украинской колыбы поставим мангал, который будет работать в качестве печки, столы сдвинем ближе к нему. В центре будет работать повар – получится свое­образное шоу. И обязательно – живая музыка. Я руководствуюсь одним принципом: пусть это будет дорого, но профессионально.

Вначале я думал поставить автокафе и несколько зонтиков, но когда мы «влезли» во все это, я понял, что надо делать круглогодичный ресторан. У меня есть идея открыть пункт проката коньков, лыж, санок. На озере можно будет кататься, а в ресторане – греться и слушать музыку. В Барановичах я такого не видел, так что народ, думаю, пойдет.

– А как зимой с отдыхающими в санатории?

– И в межсезонье, и зимой санатории худо-бедно загружены. А если мы сделаем то, чего нет в Барановичах, и обеспечим хорошую информационную поддержку, то будем собирать неплохие площадки. На первых порах это вряд ли будет рентабельно, но я за этим не гонюсь. Вначале мне надо раскрутить это место – и я его раскручу.

– Когда вы начали сотрудничать с санаториями?

– С 2001 года, когда россиян там практически не было. Отдых в наших санаториях стоил на порядок ниже, чем сейчас, и в июле или августе были места: любой мог приехать и свободно купить путевку без предварительного заказа. В 2004 году среди клиентов было 5-6% россиян, в 2006-м – около 30%, а в 2007-м – уже 90%. В лучшие годы мы принимали боле 2,5 тысяч россиян. Одним из лучших годов по финансовым показателям стал 2008-й, когда доход составил порядка 300 млн белорусских рублей. Потом наступил кризис, но, как бы странно это ни звучало, тогда, как и сейчас, именно он помог двигаться дальше.

– Каким образом?

– Как учредитель я имел право снять всю прибыль. Вначале я так и думал сделать, а уж потом решать, что с ней делать. Но с 2008-го на 2009-й прыгнул курс белорусского рубля по отношению к доллару, и денег, которые были заработаны честным трудом, стало на 30% меньше. Конечно, я очень переживал, но быстро «включил мозги» и, наверное, за сутки придумал бизнес-план, который помог не просто сохранить деньги, но и «перевернуть страницу» – превратить устойчивую мелкую фирму в устойчивую среднюю.

Я отозвал всех сотрудников из отпуска, и в течение месяца мы составили план реконструкции коттеджа на территории санатория «Рассвет», который я купил незадолго до кризиса. Курс белорусского рубля упал, но цены на белорусские товары сохранились на прежнем уровне. Мы выгодно закупили отечественные стройматериалы и сделали хороший ремонт. Получилось, что я не просто сохранил деньги, но и удачно вложил: если считать по курсу 2008 года, мы потратили около 100 тысяч долларов, а сегодня эта мини-гостиница официально оценивается в 415 тысяч.

– Зачем вам понадобился коттедж на территории санатория?

– В то время около 50 фирм работали на этом направлении, и только ленивый не продавал Беларусь. Когда поток россиян увеличился, санатории увидели, что они отлично «грузятся» напрямую. Это закономерный итог работы белорусских турфирм по раскрутке белорусского же турпродукта. Некоторые обижались и говорили: мы раскрутили санатории, а они теперь напрямую работают с клиентами и не дают нам места. Такой поворот событий следовало предвидеть: турфирма берет продукт у санатория, делает накрутку и продает – это естественно, фирме надо жить. Но можно понять и клиента: любой россиянин или белорус, приехав в санаторий и увидев цену себестоимости, не захочет в следующий раз переплачивать. А санаторию все равно, кто у него купит, – турфирма или турист.

Затем начала вырисовываться сезонность. С мая по сентябрь санаторию выгодно реализовывать путевки самому, а если турфирма хочет получить гарантированные места в это время, ей предлагают загружать санатории круглогодично. Это бизнес, и обижаться бессмысленно. Мы тоже работали по этой схеме. Многие санатории стали работать на условиях жестких блоков круглый год, а для любой турфирмы это убыточно. Но если ты не выполняешь условия, летом места не получаешь. Один из наших партнеров, санаторий КГБ «Лесное», предложил нам другую схему. Там работают думающие люди, которые понимают, что в межсезонье сложно продавать жесткие блоки. Вместо этого они предложили нам вложить деньги в раскрутку санатория в России, а взамен получить летний «лакомый кусок».

Все эти примеры показали, что если санатории не дают места на выгодных для меня условиях, надо искать другие варианты. Построить санаторий с лечебной базой – требует больших вложений. Я задумался: а зачем его строить? Сработала старая армейская истина: в столовой на 10 человек можно накормить и еще одного. К примеру, берешь 100-коечный санаторий, и изучаешь, сколько людей он может дополнительно принять на питание и лечение. В первый раз я обратился в Министерство обороны, и генерал-полковник Леонид Мальцев, который тогда был министром, назначил комиссию, которая неделю работала в коттедже в санатории «Рассвет». В итоге я получил официальное заключение, что если постояльцы гостиницы питаются и лечатся на базе санатория, при фактически нулевом вложении государственных средств санаторий может зарабатывать порядка 100 тысяч долларов в год с учетом выплаченных налогов. Насколько мне известно, этот бизнес-план был принят некоторыми санаториями на Нарочи.

Надо отметить, что в начале нашей совместной деятельности генеральный директор «Белагроздравницы» Иван Федорович Аверченко, которого я очень уважаю и ценю, поддержал наше начинание. И получилось, что маленький санаторий «Рассвет», который объективно не может соперничать с крупными здравницами по объему платных услуг, в прошлом году совсем немного уступил по этому показателю, к примеру, «Радону». Но «Радон» – это флагман.

– В санатории «Чабарок» вы будете делать что-то подобное?

– Да, это наш второй проект. Я вышел на местные власти, которые выделили мне возле санатория два с половиной гектара земли. Мы заключили с Брестским облисполкомом инвестиционный договор, и, если я не ошибаюсь, из 52 инвестиционных договоров в Брестской области в данный момент реализуется всего два, и один из них – мой.

Сейчас в санатории 100 мест для взрослых, остальные – детские. Я построю два корпуса на 55–60 человек каждый. Таким образом мы удвоим численность отдыхающих. И если сейчас 30-40% отдыхают за счет завода, то есть фактически без прибыли для санатория, то наши корпуса будут работать на прибыль, поскольку в них будут жить россияне, которые будут питаться и лечиться, как и в случае с «Рассветом», в «Чабарке». Лечебный корпус «Чабарка» великолепный. Мне очень импонирует директор Барановичского станкостроительного завода, который входит в ЗАО «Атлант», Владимир Владимирович Решетко. К примеру, по его инициативе были вложены деньги в обустройство озера возле санатория, и, по моим данным, это обошлось примерно в 1 млн долларов. Его идея была в том, чтобы сделать лечебный корпус для подводного вытяжения позвоночника – единственная, насколько я знаю, подобная процедура в белорусских санаториях, поэтому клиенты, я уверен, у нас будут.

Одним из условий, которые выдвинул Владимир Владимирович, стало бережное отношение к природе. Поэтому с помощью моего друга Виталия Шаблова, директора фирмы «Интер-Блейз», при строительстве я буду внедрять новейшие разработки в сфере энергосберегающих технологий. Это будет максимально экологичный проект. Если это будет рентабельно и если родина будет где-то использовать наши наработки, я буду знать, что не зря делал свое дело. В Любани я решал вопрос, будет ли гостиница на базе санатория приносить прибыль. То, что это прибыльно, я понял, поэтому в «Чабарке» хочу двигаться дальше.

domik

– Когда планируете завершить строительство?

– Максимум к началу следующего сезона. Если я хочу замкнуть цикл полностью, то после собственной гостиницы и ресторана следующим логическим шагом должна стать своя лечебная база. Причем я не буду создавать то, что есть у санатория, – лучше я сделать не смогу. Зато смогу предложить то, чего нет в санатории, но может быть интересно туристам: косметологию или нетрадиционную медицину, например су-джок – прижигание специальными «сигарами» определенных точек.

Я иногда думаю – правильно ли все то, что я делаю? Вот сегодня воскресенье, а у меня в кафе нет людей. Что я сделал неправильно? Вроде бы все правильно. Если было бы жарко, как в прошлом году, то на озере было бы полно отдыхающих, и они по «беспроволочному телефону» уже разнесли, что есть такое место. Конечно, я не могу запрограммировать погоду, но я могу создать условия, которые не будут зависеть от погоды. Это для меня звонок к тому, что лето скоро закончится, и нужно учиться работать сейчас, когда погоды нет. Ну не помогла мне погода раскрутить его «на халяву». Вот я и привез сюда музыкантов, чтобы они помогли. Я уверен: если будет хороший концерт, человек сюда приедет независимо от погоды.

В любом случае на Нарочи я эту ошибку не допущу. Я буду знать не только сколько гвоздей уйдет на стройку, но и заранее буду подбирать штат и рекламировать точку: может быть, просто поставлю вагончик и два-три столика, чтобы показать, что рядом работает ресторан. Если у меня сейчас здесь нет людей, виноват только я.

С другой стороны, Нарочь есть Нарочь – там будет легче. Говорят, бегуну сначала надо научиться бегать с рельсой, чтобы потом, когда он бросит рельсу, бежать стало легче и быстрее. Наверное, то же самое будет у меня на Нарочи.

– То есть останавливаться на «Чабарке» не собираетесь?

– Да, к маю 2012 года на Нарочи появится аналог кафе, только со служебным жильем наверху. В Барановичах мы столкнулись с этой проблемой – негде жить персоналу, и нам приходится снимать гостиницу. Также к маю 2012 года мы построим там гостиницу. Это будет третий по счету проект. Мы его создавали под инвестора-россиянина, как он хотел – суперсовременный девятиэтажный отель, непременно с казино. Много было у меня потенциальных инвесторов – и российских, и испанских, и израильских. Американских инвесторов только не было.

– Куда они подевались?

– Они хотели заработать много денег и получить гарантии как в США. К примеру, ко мне приезжали израильтяне. Они требовали, чтобы сделка была застрахована по максимуму, банк контролировал все вложения, и, если проект не состоится, получить как инвестор полную компенсацию – всё как в Штатах. Однако при этом израильтяне запросили не 6% прибыли, как в тех же Штатах, а 50-80%. Я думаю, если хочешь много заработать – рискуй. Хочешь, чтобы все было надежно – получай меньше прибыли. Наверно, такие инвесторы считают, что мы «маленькие и бедненькие», и поскольку только развиваемся, готовы идти на все уступки. Нет, ребята. Мы нормальные и сами в состоянии потянуть проекты, поэтому проект гостиницы на Нарочи я переработаю так, чтобы осуществить его самостоятельно.

Следующий проект у меня очень амбициозный. Я уже не хочу строить на земле. Я хочу вбить сваи у берега Минского моря и построить тот же деревянный коттедж, только на воде. Я понимаю, что предстоит решить много проблем и согласовать с государством массу нюансов – такого в Беларуси еще не было. Но мне это интересно, и я очень постараюсь это сделать.

– Не возникало желания остановиться?

– Нет. Я был недавно на встрече с архитекторами. Рядом с кафе, где мы встречались, стоял новый Lexus Infinity. У меня спросили: «Сергей Маратович, ты можешь себе такой купить?» Могу. Но я не вкладываю деньги в «показуху». Скорее всего, хозяин этой дорогой машины не станет делать то, что делаю я: строить коттедж, который будет самым экологичным в Беларуси, или вкладывать деньги в белорусские инвестиционные проекты. Поэтому на чем я езжу, во что одеваюсь и сколько денег зарабатывает моя фирма – все это отошло на второй план. Когда я начинаю проект, я не думаю, сколько он принесет. Бизнес сродни творчеству, где важно вдохновение, иначе нет смысла и стоит пойти наемным работником. Мне важно, чтобы дело приносило моральное удовлетворение от того, что я могу сделать то, что другому не под силу.

– Вы офицер запаса. Опыт военной службы пригодился в бизнесе?

– Напрямую. Прежде чем что-то начинать делать, служба научила сначала оценивать обстановку, и только потом принимать решение. Кроме того, армия приучила к дисциплине, работе, бережному и внимательному отношению к подчиненным. Для меня бизнес, которому я учился опытным путем методом проб и ошибок, это продолжение службы. Возможно, кто-то не согласится, но бизнес – это та же война, только не люди гибнут, а фирмы закрываются. Либо ты победил конкурентов и кризис – либо ты опустил руки, и тебя «сожрали».

– Что самое сложное в вашем бизнесе?

– Несложно только лежать на диване. Если нужен результат, всегда сложно. А чтобы добиться результата, требуется желание и постоянство. Когда я занимался спортом, мой тренер говорил, что для достижения результата, в идеале, должны работать три составляющие: грамотная методика тренировок, правильное питание и систематичные занятия. Самое главное – даже при неправильном питании и неграмотных тренировках – систематически заниматься. Поставил себе задачу – иди к ней. Иди каждый день. Никто этого не делал до тебя? Ну и что? Ты сделаешь – у тебя получится!

Беседовала Татьяна ЧУДАК, фото автора


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах