18.08.2011

 - Газета

Константин КОЛЕДА: «У меня пока еще не возникало желания поехать в отель по системе all inclusive»

Профессионалы турбизнеса делают все возможное, чтобы наши мечты о путешествиях стали реальностью. А как отдыхают и открывают новые страны они сами? Генеральный директор компании «Мерлинтур» Константин Коледа рассказал «ТиО» о своих путешествиях.

koleda2 Профессионалы турбизнеса делают все возможное, чтобы наши мечты о путешествиях стали реальностью. А как отдыхают и открывают новые страны они сами? Генеральный директор компании «Мерлинтур» Константин Коледа рассказал «ТиО» о своих путешествиях.

– Константин, расскажите, пожалуйста, о своих туристических предпочтениях. Ведь взгляд директора турфирмы на путешествия крайне интересен.

– Я не очень люблю ездить в популярные туристические «резервации»: даже местные жители, работающие на курортах, совершенно другие – там все коммерциализировано, теряется аутентика. К примеру, когда мы путешествовали по Сирии, у нас сложилось впечатление, что в Дамаске туристов чаще всего воспринимают как «кошелек на ножках», стремясь за каждую мелочь получить бакшиш. Но в получасе езды от столицы ситуация уже совершенно другая – все пытаются совершенно бесплатно угостить тебя прохладительными напитками или блюдами местной кухни, пригласить в гости и познакомить с соседями. Это потрясающе! Чем меньше испорчены жители туристическими потоками, тем более они добры и открыты, и чем дальше отъезжаешь от туристических аттракций, тем выше шанс встретить интересных людей.

Перед поездкой мы с женой смотрим на карту, отмечаем популярные у туристов пункты – и стараемся обходить, то есть объезжать, их стороной. В крайнем случае, если речь идет о знаковом памятнике культуры, мы заглядываем в тот или иной город – и снова отправляемся исследовать «нераскрученные» места. Порой стоит отъехать на 100 метров в сторону от протоптанных туристами троп – и тут же находится намного более интересное, а порой и более бюджетное место. К примеру, когда мы путешествовали по Прибалтике, живописный литовский курорт Нида, расположенный на Куршской косе, понравился нам в тысячу раз больше, чем широко известная латвийская Юрмала с дорогущими коттеджами нуворишей и полузаброшенными санаториями. В нынешнем году я был в командировке в Ницце и Каннах и заехал в маленький городок Каси: если бы об этом месте не рассказал мне коллега, Борис Власов, я даже не узнал бы о существовании такого города, а ведь в данном регионе он понравился мне больше всего. Вероятно, в этом и заключается профессионализм специалиста турбизнеса – порекомендовать то, что придется по душе конкретному путешественнику, а не просто выдать готовый пакет. Если менеджеры занимаются только тем, что продают клиентам готовые пакеты оператора, чему они пять лет учились в университете? С тем же успехом можно набрать работников прямо со школьной скамьи.

– В каких странах вы предпочитаете проводить отпуск?

– Из последних поездок запомнилось путешествие по Ливану, Сирии и Иордании. Мы с женой прилетели в Бейрут, а улетали из иорданского Аммана, объехав три страны. Сейчас мне очень печально видеть новости о столкновениях в сирийском Хомсе: ведь мы были в этом городе, и с ним связаны хорошие воспоминания. Планируя путешествие, мы бронировали только авиабилеты и первые сутки в отеле Бейрута – да и то заселение было намечено на середину дня, а прилетели мы намного раньше, ночью. Поскольку делать все равно было нечего, мы решили прогуляться. Военные на блокпостах смотрели на нас как на сумасшедших, когда мы ночью спрашивали, как пройти к морю, но дорогу они все-таки показали. У моря мы обнаружили ресторанчик, в котором и встретили рассвет.

Мы наметили своего рода «скелет» поездки, определили основные места, которые хотели посетить, но понятия не имели, где будем ночевать, как будем передвигаться, какие города увидим по дороге – все это вполне успешно решалось в процессе: к счастью, интернет есть практически везде, а если и нет, всегда можно спросить у местных – пусть даже объясняться нередко приходится с помощью языка жестов. Иногда случались и курьезы: к примеру, в Ливане мы долго пытались выяснить, как попасть в Библос. Никто не понимал нашего вопроса, а в итоге выяснилось, что ливанцы называют этот город «Джбейл».

Кстати, в Ливане мы ночевали также в городе Баальбек, который контролируется группировкой Хезболла, – правительство страны не имеет там никакой власти. Там есть хорошо сохранившийся римский храм, посвященный Бахусу, но туристы если и приезжают туда, то исключительно большими группами и очень ненадолго, а по улицам города прогуливаются колоритные мужчины с оружием за поясом. Тем не менее ничего плохого с нами не случилось, местные были очень дружелюбны, а после завтрака женщины даже учили нас готовить национальные блюда. Вообще, поездки по таким странам делают тебя менее зашоренным, расширяют кругозор, формируют собственный взгляд на вещи. Дело в том, что СМИ зачастую лишь тиражируют расхожие стереотипы – после поездок по таким местам мне не очень интересно, к примеру, смотреть Euronews: я понимаю, насколько ангажированными бывают иногда журналисты.

– И все же, как вы решали проблему с ночлегом? Как передвигались по стране и пересекали границы?

– Найти небольшие отельчики не составляло труда: в путешествии мы не очень требовательны, поскольку речь идет только о ночлеге, а не о неделе отдыха, к примеру. Многие гостиницы больше напоминали просто частный дом, я даже не уверен, что это были собственно отели. В Хомсе мы попросили местных ребятишек показать нам гостиницу – в итоге нас привели к какому-то пафосному отелю, ночлег в котором стоил 300 долларов. Хотя мы могли позволить себе такое размещение, мы вежливо поблагодарили и отказались – это как-то не вписывалось в наши представления о Сирии. В тот же день мы встретили рабочего из Украины, показавшего нам подходящую гостиницу и даже устроившего нам «экскурсию» в полуподпольный магазинчик с пивом, популярный у выходцев из бывшего Союза. Еще в Сирии мы познакомились с русским военным (под Дамаском все еще есть российская база), гостеприимные друзья которого совершенно бесплатно предоставили нам виллу на берегу моря и даже не хотели отпускать нас, когда нам нужно было уезжать.

Что касается транспорта, по Ливану курсируют междугородные микроавтобусы под названием «сервис», очень быстрые и дешевые. Можно просто голосовать, стоя на обочине, – водитель этой «маршрутки» обязательно остановится, спросит, куда вы едете. Единственный минус – стиль вождения: шофер, виляя по серпантину, будет разговаривать по мобильному, жестикулировать и пританцовывать в такт громкой арабской музыке. А в Сирии нас удивили большие комфортабельные автобусы с кондиционерами и стюардом в белой рубашке, предлагающим напитки и орешки. Сообщение между городами тоже очень быстрое и удобное. Кстати, очень рассмешили наклейки на стеклах автобусов, информирующие о том, что курить кальян в салоне запрещено. Часть пути по Сирии мы проделали автостопом. Однажды нас подвозил очень милый дедушка лет восьмидесяти, который вез с рынка кур. Он не говорил ни на одном языке, кроме арабского, и вдруг стал настойчиво протягивать нам свой телефон. Мы изумились, но взяли трубку – и услышали русскую речь! В итоге мы побеседовали с его племянником, который когда-то учился в Киеве и, кроме знания русского, привез оттуда жену-украинку. Племянник выяснил, куда нам нужно попасть, перевел наши пожелания дяде и пригласил в гости – увы, мы спешили и вынуждены были отказаться. Тогда племянник предложил записать его номер телефона и в случае возникновения подобных «трудностей перевода» или любых других проблем без стеснения обращаться за помощью. А дедушка отвез нас в нужный город – который, кстати, был немного в стороне от его маршрута – и посадил на такси до автовокзала, который мы искали. Именно благодаря таким людям и ситуациям у меня еще ни разу не возникало желания поехать в отель по системе «все включено».

Для поездки в Ливан гражданам Беларуси виза не нужна, визы в Сирию и Иорданию мы открывали на границе. Кстати, ливано-сирийскую границу мы пересекали пешком. Там был очень колоритный пункт пропуска в какой-то деревушке: сирийские пограничники в фуражках, с оружием, сидели на КПП и попивали нечто вроде мате. Они долго пытались выяснить, где наша машина, а мы не менее упорно объясняли, что идем пешком. И вот, пока я ходил в другое здание платить за визы, моя жена принялась помогать им заполнять анкеты и переписывать фамилии из паспортов иностранцев, ведь сирийцам очень сложно воспроизводить латинские буквы – примерно как нам иероглифы или арабскую вязь. В благодарность пограничники угостили ее местными напитками и едой – словом, было достигнуто полное взаимопонимание.

– Пожалуй, многие сочтут такие путешествия экстремальными. А как быть с местными традициями, обычаями? Что нужно знать, чтобы не попасть в затруднительное положение?

– Разумеется, риск попасть в неприятную ситуацию есть всегда, но я бы сказал, что пятничным вечером в Заводском районе Минска такое развитие событий даже более вероятно. Что касается традиций, достаточно соблюдать общепринятые правила приличия: к примеру, если не положено заходить в мечеть в обуви, будьте любезны, снимите ботинки. В достаточно радикальных местах жена надевала легкую шаль, скрывающую фигуру и закрывающую волосы, и никаких проблем не возникало. А в Дамаске иранская женщина попросила ее с ней сфотографироваться: для них мы тоже своего рода «экзотика». Кстати, в Бейруте, например, вполне можно появляться на пляже в плавках и купальниках.

А о таких мелочах, как режим работы магазинов или банков в той или иной стране, мы даже не задумывались, выясняя все в процессе: в конце концов, человек может жить без еды по меньшей мере неделю.

– Кстати, как вы питались? Дегустировали национальную кухню?

– В общем-то да. Представьте ситуацию: жутко голодные, мы приезжаем на автовокзал в каком-то сирийском городке, чтобы пересесть на другой автобус. Тут же, на вокзале, стоит мужчина за прилавком, курит, считает деньги и, не утруждая себя мытьем рук, готовит фалафель. И никакой альтернативы! Либо оставаться голодными, либо забыть о гигиене. Мы выбрали второй вариант. Дома мы стараемся придерживаться здорового питания, а потому опасались проблем с желудком, однако в итоге чувствовали себя прекрасно и ничем не заболели. Словом, питались мы тем же, чем и местные жители.

– Насколько продолжительны ваши поездки?

– Мы стараемся путешествовать не больше 10-14 дней: во-первых, мы скучаем по детям, во-вторых, связаны работой, а в-третьих, за это время не успеваешь пресытиться впечатлениями. После поездки стараемся день или два провести дома, поделиться впечатлениями с друзьями. Вообще, мы путешествуем очень по-разному: можем поехать в Европу на автомобиле, можем отправиться в Ливан и Сирию или две недели сплавляться по одной из рек Алтая, не видя цивилизации, а можем и отправиться в санаторий. Нередко на выходные мы берем каноэ, палатки и едем в какое-нибудь красивое место Беларуси.

– Какие страны вы планируете посетить в ближайшее время?

– Было бы интересно увидеть Грузию и Азербайджан, побывать в Иране. Хотелось бы также поездить по Ираку, тем более что один из моих знакомых возглавляет сейчас представительство «Австрийских авиалиний» в Багдаде. Впрочем, неизвестно, когда эти задумки осуществятся: необходимо постоянно работать и думать о развитии компании. Хотел бы специально для вашей газеты «Туризм и Отдых» отметить, что путешествия за границей для меня – это «Туризм», а вот настоящий «Отдых» – пока это только родная деревня на любимом Полесье.

Беседовала Анна БОДЯКО


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах