27.08.2009

 - Газета

В поисках "утопленника"

Все бы ничего, но мой специальный непромокаемый рюкзак для водных походов был закрыт не до конца, а самый лучший фотоаппарат вообще лежал наверху в готовности снять что-либо красивое. Пока мы с Мишей барахтались и вытаскивали на берег байдарку, рюкзак, как и остальные вещи, поплыл дальше, а вот фотоаппарат ушел на дно...

Сергей Плыткевич, фото автора

(Продолжение. Начало рассказа о водном походе "Рифтура" по реке Бобр в предыдущем номере "ТиО")

Итак, мы перевернулись...

Все бы ничего, но мой специальный непромокаемый рюкзак для водных походов был закрыт не до конца, а самый лучший фотоаппарат вообще лежал наверху в готовности снять что-либо красивое. Пока мы с Мишей барахтались и вытаскивали на берег байдарку, рюкзак, как и остальные вещи, поплыл дальше, а вот фотоаппарат ушел на дно...

bobr1

Двадцатиместный каяк, который шел чуть ниже нас, конечно же, сразу развернулся и поспешил на помощь, по пути вылавливая плывущее снаряжение. Но дальше ребятам оставалось только сочувствовать - как мы ни старались, но достать фотоаппарат из воды так и не сумели: сказалось и быстрое течение, и глубина реки, и, безусловно, хороший вчерашний ужин с традиционным утренним пивом - отдых все-таки! Из-за этого "отдыха" мы не могли определить точное место переворота, что усложнило поиски, а затем и заставило оставить фотоаппарат на дне реки, так как часть группы, ничего не знавшая о происшествии, давным-давно ушла вниз по течению.

Плыть дальше было гораздо грустнее, но что поделаешь? Маршрут есть маршрут, его надо выполнять, тем более что за нашими тяжеленными лодками должна приехать фура в заранее определенное место.

Вечер прошел под впечатлением произошедшей водной катастрофы, а на следующий день мы гребли изо всех сил, чтобы наверстать упущенное.

Но мысль о фотоаппарате не отпускала. И даже не важно было мнение специалистов о том, что реанимировать его не удастся. Просто хотелось из принципа достать этого гада, так и не научившегося плавать, несмотря на все усилия японцев.

Вернувшись в Минск, мы решили организовать экспедицию по поиску утопленной фотоаппаратуры: тем более что, как выяснилось позже, у Миши также утонул фотоаппарат, причем вместе с курткой, в кармане которой лежал.

bobr2

В связи с этим вспомнили про знаменитого дайвера и бывшего нашего сотрудника Олега Карцева - как-то он доставал из реки бутылки с элитным вином после одной автомобильной аварии. Олег сразу же согласился помочь: "Мне лишь бы потусоваться и поучаствовать в чем-нибудь интересном!" Затем начали думать, как найти место катастрофы. Сделать это было достаточно сложно: сидя в лодке, определить место, где ты находишься, практически невозможно, если нет никаких узнаваемых объектов. После ночевки мы плыли часа три, потом несколько часов стояли, ныряли, потом снова плыли. Единственное, за что можно было зацепиться, это характерные изгибы реки в месте переворота. По этому пути и было решено идти. Нашли самые подробные карты реки, выявили три таких места, сравнили их со снимками из космоса, определили координаты, занесли их в GPS и поехали. Для подстраховки Олег пригласил еще одного дайвера - Славу.

Надо сказать, что во всем мире GPS-навигаторы давным-давно стали неотъемлемым атрибутом водителей и путешественников. Буквально неделю назад такой навигатор подарили и мне и, проезжая по Литве, по Вильнюсу, я оценил всю прелесть и необходимость этой маленькой штучки. Но Беларусь - особая страна, в мировой навигационной системе она как белая дыра:  Минск еще худо-бедно обозначен, а все остальное: В общем, наши точки были нанесены на белое поле, по которому мы ехали, но умное приспособление давало нам расстояние до необходимой точки и указывало направление движения. Понятно, что пробираясь по лесным дорогам, мы не могли ему следовать, но ориентир-то был!

- Семь километров, три с половиной, - говорил Андрей Карбазин, глядя на GPS, а я пытался объехать лужи или выбирал путь там, где казалось меньше воды. Мы ехали по лесной дороге вдоль Бобра, надеялись, что она выведет к реке, но ближайшим расстоянием оказались 750 метров, дальше дорога стала уходить в сторону. И пошел дождь:  

Мы с Андреем решили проверить GPS - пошли в том направлении, куда указывала стрелка. И сразу же уперлись в бурелом и болото. Направо, налево, несколько десятков метров вперед, чуть ли не на четвереньках продираемся через молоденькие ели, переступаем через полусгнившие стволы, ноги проваливаются в трясине - нет, с тяжелым  снаряжением дайверов мы здесь не пройдем: Но велико желание убедиться, правильную ли точку мы выбрали, ведь в запасе еще два потенциальных  места, поэтому пробиться к реке нам принципиально важно. Выходим в пойму - высокая трава, вода чавкает под ногами, совершенно не видно, где река, но GPS показывает: до точки 300 метров. Проходим их, упираемся в реку, другой берег зарос кустарником - судя по прибору, изгиб должен быть здесь, но мы его не видим. Разделяемся - я иду вверх по течению, Андрей вниз. Буквально метров через пятьдесят река делает крутой поворот направо, я прохожу еще чуть-чуть и узнаю то самое место. Нашли! На секунду дождь прекращается, подходит Андрей, проверяет GPS - да, есть небольшая погрешность, может быть, мы не точно установили координаты или старые советские карты не совсем верны. Но факт есть факт - место катастрофы найдено. Теперь осталось доставить сюда дайверов и снаряжение.

Мы возвращаемся к машине. Сразу же возникает желание обойти болото справа, мы берем все правее и правее, но Андрей говорит: идем в противоположную сторону! Мне не верится - сколько раз ходил по лесу, всегда ориентировался более-менее нормально. Но идет нудный дождь, я решаю подчиниться показаниям умного прибора. И правильно делаю - он с удовольствием начинает уменьшать нам метры до машины. Андрей со Славой потирают руки: "Ну, теперь и мы поработаем!" Но вначале нужно найти другой подход к реке. Мы возвращаемся по лесной дороге, переезжаем через мост и движемся вдоль реки с другой стороны. Снова Андрей констатирует:

- Три с половиной километра, два  восемьсот, девятьсот метров, триста, двести пятьдесят!

Дальше ехать по дороге нет смысла, мы находимся в сосновом лесу, сворачиваем и продираемся между деревьями еще метров девяносто. Идеальный подъезд!

Я иду в разведку, абсолютно убежденный, что все делаем правильно. Через пять минут мое убеждение получает реальное подтверждение: мы добрались до нужного нам места.

Олег со Славой сразу переодеваются возле машины, дождь прекращается, выглядывает солнце, мы все вместе идем к реке. Снова сталкиваемся с небольшими сложностями: в прошлый раз мы причалили к противоположному берегу, а теперь с нашей стороны крутой поворот, заросший ивняком и черемухой, внутри кустарника старица, подойти к берегу очень сложно. Решаем сделать базовый лагерь выше по течению: разматываем веревку, привязываем красный буй как огромный поплавок, Олег затягивает ремень с грузами и тоже привязывается. Первый пошел:

Я понимаю, что очень важно сузить место поисков, поэтому необходимо как можно ближе подойти к повороту реки. Обхожу старицу слева, пробую идти по берегу вверх - невозможно. Старица глубокая. Возвращаюсь и ломлюсь прямо через кустарник, местами это приходится делать на четвереньках, но своей цели я достигаю - оказываюсь прямо напротив того места, где вытащили байдарку. Олега еще нет, он медленно движется вниз, осматривая правый берег реки. Вскоре появляется буй-поплавок, который то дергается, как настоящий, то вдруг уходит под воду. Симпатичное зрелище, если на секунду забыть, что поплавок должен "клюнуть" на твой фотоаппарат! Олег выныривает:

- Ну что?

Я точно показываю место, где стояли лодки, предположительно - где мог быть переворот, делаю несколько кадров. Олег ныряет, я смотрю на приближающуюся черную тучу:  этого еще не хватало! Но: через несколько минут начинается ливень. Я в одной майке, в руках фотоаппарат дочери, плащ-накидка осталась за кустарником. Поворачиваюсь спиной к реке и дождю, прижимаю фотоаппарат к животу, понимаю, что вот-вот - и будут проблемы еще с одной камерой. Засовываю ее под майку и как можно сильнее наклоняюсь: В  этот момент выныривает Олег:

- Воздух закончился, ничего не найдем!

Мне в этот момент не до воздуха и не до утопленного фотоаппарата, мне уже важнее сохранить тот, что в руках, а дождь все хлещет. Олег не выдерживает:

- Да обернись ты!

- Не могу, фотоаппарат прячу от дождя!

Дождь прекращается так же стремительно, как и начался. Я поворачиваюсь: Олег размахивает моим Mark II. Не знаю, что вызвало большую радость -  вытащенный из воды фотоаппарат или все же  достигнутая цель. У Олега действительно закончился воздух в баллоне, но за работу принимается Слава - ведь осталась еще Мишина куртка с фотоаппаратом в кармане. И как это ни удивительно, но через какое-то время он ее находит - зацепилась за корягу ниже по течению. В карманах, кроме фотоаппарата, были еще запасные батарейки и ножницы. Понятно, что ни фотоаппарат, ни батарейки уже ни на что не годны, но мы празднуем победу. Слава интересуется: может, мы еще что-нибудь утопили? Или, возможно, приблизительно знаем, где здесь клад? Раз пошла такая масть - давай будем все из воды доставать! Олег огорчается, что не увидел ни одной большой рыбины. Специально взял с собой подводное ружье, хотя потом и признался:

- Я-то вообще и не надеялся, что найдем что-нибудь. Так, процентов десять был шанс...

Ан нет - мы выполнили свою задачу на все сто процентов! И пусть ремонтник-виртуоз Андрей Дубицкий, который до этого уже спас мои четыре подмоченно-утопленных фотоаппарата, на этот раз оказался бессилен, я вполне удовлетворен проделанной работой: последнее слово в борьбе с дикой природой осталось за нами.


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах