20.08.2009

 - Газета

День Бобра

"Фамилия? Палатки, спальники есть?" - командным голосом вопрошала дизайнер Лия, обходя поочередно все кабинеты "Рифтура". "Есть", -  испуганно отвечали мы, хотя большую часть снаряжения еще только предстояло добыть у друзей и знакомых. "Упакован!" -  подытоживала Лия, ставила галочку в блокноте и шла опрашивать остальных. Издательство готовилось к трехдневному водному походу, ставшему ежегодной традицией.

Анна Бодяко, фото Н. Чурсина, М. Чурсиной, Е. Цыбульской

"Фамилия? Палатки, спальники есть?" - командным голосом вопрошала дизайнер Лия, обходя поочередно все кабинеты "Рифтура". "Есть", -  испуганно отвечали мы, хотя большую часть снаряжения еще только предстояло добыть у друзей и знакомых. "Упакован!" -  подытоживала Лия, ставила галочку в блокноте и шла опрашивать остальных. Издательство готовилось к трехдневному водному походу, ставшему ежегодной традицией.

bobr1

Всю предшествующую масштабному событию неделю наша журналистская комната, состоящая преимущественно из барышень, впервые пробующих себя в роли "девушек с веслом", взволнованно обсуждала, где купить резиновые сапоги 36-37 размеров, и строила предположения, по какой реке мы все-таки будем сплавляться. Особенно же поразило новичков указание приобрести мешки для засолки огурцов: оказывается, в них, дабы избежать намокания, упаковывают вещи. Ну а к пятнице редакция превратилась в склад туристского снаряжения: рюкзаки, палатки, спальники, котелки заполонили все кабинеты.

Покорять предстояло реку Бобр - левый приток Березины, текущий среди величественных лесов, петляющий среди заболоченных лугов и радующий живописными пейзажами. Оттенок непредсказуемости наш поход приобрел практически с момента своего начала, да и продолжался он в соответствии с формулой "дальше не придумали, импровизируй!" Так, предполагалось, что первый день пройдет под знаком неспешных прогулок по лесу и посиделок у костра, но высадившись из автобуса четырьмя километрами выше города Крупки, сотрудники "Рифтура" узнали, что сплавляться придется сразу же, так как место, увы, оказалось "засиженным" предыдущими туристами. Что ж, мы мужественно приняли это известие и начали паковать вещи в те самые "мешки для засолки огурцов" и складывать их в два вместительных каноэ и две байдарки, любезно предоставленных "Рифтуру" Борисовским спортивным клубом "Каяк". Поход есть поход, в нем случаются неожиданности, и они продолжались: лежавшие на дне лодок спальники (предназначенные для тех, кто не был "упакован") оказались мокрыми. Впрочем, эти мелочи не могли нас остановить. И вот на одну из лодок торжественно установлен "Веселый Роджер" и флаг с логотипом нашего сайта "Wild Life.by", прозвучал лозунг "Да здравствует дикая жизнь!" и поход начался. Каждый ступающий на борт делал символический глоток шампанского, принимая бутылку из рук заместителя директора по производству Сергея Скиндера, а в лодке дизайнер и по совместительству опытная "походница" Лия проводила ликбез для новичков, объясняя, как держать весло, как грести, и что такое "табанить". "Левые гребут, правые табань!", "Правые гребут!", "Все вместе!" -  то и дело командовала Лия, пытаясь выправить наше слегка бессистемное движение, но все же на первых порах лодка то и дело петляла из стороны в сторону, выписывая на воде замысловатые узоры. "Фигурная гребля", -  прокомментировал кто-то. Первый день был посвящен исключительно освоению навыков работы на веслах, времени и сил любоваться природой или запоминать маршрут почти не оставалось. А зря: река петляла мимо зеленых лугов, деревьев, изящно клонившихся к воде, зарослей камышей, где прятались прекрасные кувшинки. Отвлечься от сосредоточенных взмахов веслами позволяли лишь непредвиденные события - например, проливной дождь. Как известно, не бывает плохой погоды, бывает плохая экипировка. И мы, увы, являли собой прямое подтверждение этой сентенции: штормовки и дождевики у большинства были упакованы в рюкзаки и мешки. Обманувшись солнышком, мы начали сплав как приехали -  в маечках, шортах и джинсах. Проплыв часть пути под дождем, наша лодка все же приняла решение причалить к берегу и переждать непогоду, что и было сделано. Журналистка Таня, оказавшаяся чуть ли не единственной, предусмотрительно надевшей штормовку, продрогшую верстальщицу Женю взяла "под крыло", а директор "Рифтура" Сергей Плыткевич, заботясь о здоровье коллектива, в профилактических целях поил всех клюквенной настойкой из крышечки. Погода, словно бы видя сплоченность команды и решимость идти до конца, сменила гнев на милость, и дождь прекратился.

bobr2 Следующим препятствием на маршруте стала дамба, которую пришлось обходить, перетаскивая лодки по берегу. И пока мужчины занимались этой нелегкой работой, изображая "бурлаков на Бобре", женская часть экипажей устроила ажиотаж вокруг лошади, коров и прочей деревенской живности, фотографируя их и пытаясь кормить яблоками и печеньем. Местные жители поглядывали на детей асфальта с насмешливыми улыбками, но нас это не смущало. В этот же день "рифтуровцам" предстояло проплыть под железнодорожным мостом и остановиться на высоком, поросшем сосновым лесом берегу. И пока все занимались хозяйственными делами, журналисты к восторгу остальных участников сплава дружно отправились купаться - пусть даже почти ночью и в ледяной воде. Ожидаемые посиделки у костра все же состоялись. Меню совершенно не вписывалось в стереотип о походных "гречке, тушенке, сгущенке" и включало салаты, овощи, шашлыки, рыбу, запеченный в лаваше сыр - все это многообразие пришлось весьма кстати после напряженного физического труда. Ассортимент напитков заставлял вспомнить цитату из Булгакова: "Вино какой страны мира вы предпочитаете в это время суток?" Над костром сушились спальники, а игры и беседы продолжались, разумеется, допоздна.

Утро субботы ознаменовалось некоторой рокировкой: Сергей Плыткевич вместе с Михаилом, сыном редактора журнала "Дикая природа" Елены Терентьевой, перебрались на байдарку. Зато наш "корабль" приобрел собственное импровизированное знамя, сооруженное из платочков, ранее украшавших шеи журналистов. Мы приноравливались к новой для себя роли гребцов, а заодно развлекались, изобретая альтернативные формы женского рода для этого слова. Среди предложенных вариантов значились "гребулька", "гребенка" и "гребница". То и дело огибая завалы и коряги и стараясь не зевать на поворотах (река Бобр, к слову, очень извилистая, без конца петляет среди лугов и лесов), мы шутили, играли в "города", и ничто не предвещало беды. И вот, обгоняя Сергея Михайловича с Михаилом, мы оглянулись, чтобы помахать и прокричать слова приветствия, и увидели, как перевернулась байдарка.

Следующие два часа ушли на поиски, увы, утонувшего фотоаппарата директора "Рифтура". Сергей Михайлович и мужская часть нашего экипажа ныряли в ледяную воду, пытаясь поднять технику со дна реки, -  к сожалению, безуспешно. Не уверена, что женское участие способно компенсировать утрату фотоаппарата, но дамы "Рифтура" окружили ныряльщиков трогательной заботой, укутывая тех  в теплые вещи, растирая спину и убеждая хотя бы немного погреться на берегу.

Оставшуюся часть пути экипаж выглядел удрученным, да к тому же страдал от голода: весь запас продовольствия остался на ушедшей далеко вперед и не знавшей о нашем бедствии второй лодке. "Еда, плыви к нам!" - пытаясь разогнать общее уныние, кричал наш экипаж, завидев гусей. И гуси, чуя недоброе, спешили ретироваться. Грустные и уставшие, мы наконец добрались до места, где наши коллеги обживали стоянку: нас ожидал очередной красивый уголок с хвойным лесом и обрывистыми берегами. Жизнь постепенно входила в привычное русло, утихало обсуждение дневного ЧП, разбивались палатки, разводился костер. Журналисты, мучимые раскаянием за безделье предыдущего вечера, вызвались чистить картошку, а системному администратору Андрею удалось тем временем словить довольно внушительную щуку. Природа восхищала отвыкших от ее красот горожан. На другом берегу - луг, и хорошо виден закат, играющий всеми красками, от угрожающего серо-синего до розового и оранжевого. А звезды здесь такие, каких, разумеется, не бывает в Минске. Мы с журналисткой Ирой даже сбежали подальше от шумной компании, сидели на обрыве и смотрели на небо, рискуя прослыть неисправимыми романтиками.

Заключительный этап нашего водного путешествия оказался самым протяженным и утомительным, но и самым живописным: заболоченные луга сменялись залитым солнцем сосновым бором, в песчаных  берегах виднелись гнезда ласточек, не раз пролетали белые цапли и аисты, мелькали живописные деревни. Рекордным стало и количество сюрпризов: так, уже в начале пути мы увидели не указанный в маршруте деревянный мост - такой низкий, что проплыть под ним не представлялось возможным. Впрочем, препятствие было преодолено: мы выбрались на берег, самая опытная часть экипажа с помощью веревки протянула под мостом наше "плавсредство", ну а мы эффектно прыгали в лодку прямо с моста, - почти как в фильмах. А вот значившихся в маршруте мостов в деревнях Малое Городно и Велятичи мы, наоборот, не обнаружили.

Постепенно накатывала усталость. Шутка ли, мы без подготовки гребли три дня подряд! "Иии-рраз, иии-два", - мысленно считала я и убеждала себя не сдаваться. Господи, надеюсь, эти прекрасные люди знают, куда мы гребем? Кричим стоящему на берегу рыбаку: "Где мы? Какой это район?" (Нет, все-таки не знают!) "К черту подробности, в каком я городе?" - комментирую я, и ирония отодвигает изнеможение на второй план. Экипаж тоже спасается этим проверенным способом: "Интересно, организаторы водных походов знают о таком изобретении, как лодка с мотором? Это прекрасное изобретение", - говорит редактор журнала "Pro отдых" Юлия, к негодованию коллег отложив весло в сторону и лениво проводя рукой по воде. И мечтательно добавляет: "Сейчас бы ванну и бокал холодного шампанского!" Между тем соседняя лодка гребет куда более слаженно и даже поет песни на русском и белорусском языках чистыми и красивыми голосами. Подозреваем, что у их плавсредства все же есть мотор, но они тщательно скрывают этот факт. Мы несколько раз садимся на мель, и это даже вносит некоторое разнообразие в процесс неустанной гребли: приходится выходить из лодки и толкать ее, как заглохшую или увязшую в грязи машину.

Заканчивается наш путь у моста возле деревни Клыпенка. Многие из нас так срослись с веслом, что норовят выйти вместе с ним на берег. "Вот вернемся завтра на работу:" - не успевает кто-то закончить фразу. "Куда вернемся?" - недоумевают все. "На работу. Мы вообще-то работаем в газете. А вы думали, на галерах?" С обветренными, загоревшими и раскрасневшимися на солнце лицами садимся в автобус, который должен отвезти нас в Минск.

Мы проплыли 53 км, не дотянув до запланированной точки окончания маршрута 6 км, столкнулись со множеством препятствий и даже понесли некоторые потери. Но все же мы довольны походом и собой, и теперь по "Рифтуру" блуждают толпы краснокожих дикарей, занятых преимущественно разглядыванием фотографий и обсуждением прошедших выходных. Надеемся, нам удастся вернуться к цивилизованной жизни и снова втянуться в рабочий процесс. А пока прячем рюкзаки и спальники в шкаф и с нетерпением ожидаем следующего лета.

P.S. Издательство "Рифтур" выражает благодарность Борисовскому спортивному клубу "Каяк" и лично  Евгению Якуцене за помощь в организации путешествия и за предоставленные плавсредства.

Всем потенциальным туристам: путешествуйте со спортивным клубом "Каяк"!

P.P.S. История не закончена. Она имеет продолжение. Читайте следующий номер!



Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах