11.02.2010

 - Газета

Особенности национальной охоты на Лося

Хозяин агроусадьбы «Борок» в Воложинском районе Алесь Лось протестует против строительства вольера по натаске охотничьих собак вблизи своей усадьбы.

Алесь Лось – человек в стране известный. Профессиональный художник, музыкант, одна из знаковых фигур в деле сохранения белорусских национальных традиций.

Лилия КОБЗИК, фото Алексея СУПРУНА

Хозяин агроусадьбы «Борок» в Воложинском районе Алесь Лось протестует против строительства вольера по натаске охотничьих собак вблизи своей усадьбы.

los

Алесь Лось – человек в стране известный. Профессиональный художник, музыкант, одна из знаковых фигур в деле сохранения белорусских национальных традиций. Часть жизни провел в Залесье, занимаясь возрождением старинного белорусского кукольного театра «батлейка», сбором фольклора – народных песен, танцев, традиционной инструментальной музыки, – изучая различные техники народной игры на скрипке, цимбалах, бубне. Благодаря Алесю Лосю многое из традиционной народной культуры сохранилось для наших потомков. Особая же уникальность этого человека заключается в том, что он единственный в Беларуси мастер, который изготавливает дуды, лиры, другие народные инструменты. Спрос на эти раритеты есть и у нас в стране, и за рубежом, и ценность их безусловна.

Но эта статья, увы, не об искусстве, а о том конфликте, который, к сожалению, разгорелся и не утихает на Воложинщине.

10 лет назад Алесь Лось купил хутор вблизи деревни Тишковщина на берегу речки Ершовки. Места удивительные, красивые, глухие. Воложинщина – прелестный, по сути, –заповедный край… Пущи, удивительный ландшафт, реликтовые растения, в речках плещется форель, строят плотины бобры. Рядом – такие готовые экскурсионные маршруты, как Раков, Ивенец, Воложин с их многочисленными сакральными жемчужинами. Только туризм и развивать.

Летом прошлого года Лось поменял минскую прописку на хуторскую и зарегистрировал агроусадьбу. Начал пристраивать к деревянной части дома каменную. Одновременно не прекращал изготавливать народные музыкальные инструменты, проводить мастер-классы, разрабатывать и проводить конные и пешие маршруты для туристов.

Но Воложинский район, как выясняется, не только идеальное место для «зеленых» маршрутов, речных походов да изучения фольклора, но и отличные лесные массивы с большим количеством зверя, что привлекает охотников. Белорусское общество охотников и рыболовов (БООР) давно арендует здесь площади, и охотники здесь – не редкость. А вот вольер по натаске охотничьих собак (с закрытием для этих целей 9 га леса и строительством небольшой гостиницы) охотники решили соорудить не так давно.

При этом площади, выбранные под строительство, оказались примыкающими к земле Алеся Лося. Почему был выбран именно этот лес и этот участок?

Побывав в тех местах, могу сказать, что охотников можно понять. Впервые мы приехали на хутор Лося с месяц назад, когда все уже было под снегом. Но даже зимой, когда земля спит, нет зелени и повсюду царит тишина, окрестности производят сильное впечатление. С одной стороны хутора стеной стоит лес, с другой стороны – резкий обрыв к реке. Типичная белорусская идиллия! Летом здесь, конечно, благодать необыкновенная…

Алесь позвонил к нам в редакцию, поскольку посчитал, что размещение вольера для натаски собак и гостиницы для охотников в непосредственной близости от усадьбы фактически ставит крест на его «зеленых» маршрутах, на возможности заниматься здесь этнографическими мастер-классами, приглашать людей для изучения фольклора, батлейки, старинных музыкальных инструментов и аутентичных танцев.

«Разумееце, тэматычна мы ніяк не стыкуемся, – объясняет свою позицию Алесь. – Што такое вальер? На дзіка выпускаюць сабак, каб тыя навучыліся не баяцца звера. Сабакі абрываюсь дзіку вушы, лыткі – лай, візгатанне, кроў, жах!.. Уявіце сабе побач майстар-класы па дудзе ці ліры... Гэта немагчыма!»

Также не считает Алесь Лось возможным соседство своей усадьбы с гостиницей – по тем же тематическим причинам. Впрочем, причины эти решительно отвергают представители БООРа.

«Я считаю, что наша деятельность и усадьба Лося абсолютно совместимы, – считает глава Воложинского районного отделения БООР Виталий Есьман. – И то, и другое – это туризм. Ну, привезет кто-то раз в неделю молодую собачку, гавкнет она на кабанчика. Шума будет не больше, чем от обычных собак в деревне. К тому же мы могли бы с Лосем и посотрудничать. К нам приедут люди, поохотятся, вечером пойдут к Лосю на усадьбу – послушать его дуду. И наоборот – те, кто приедут на мастер-классы к Лосю, смогут совершенно бесплатно посмотреть на наших кабанов. У нас же общие интересы!»

Нет, ни в какую не желает Алесь Лось в будущем водить своих гостей на экскурсии к затравленным зверям. И на все резоны представителей БООРа, а также местных властей отвечает письмами в различные инстанции (Госконтроль, Администрация президента, Министерство культуры), в которых просит разобраться в ситуации и законности происходящего. А также просит помощи и справедливости…

Кстати, местная власть по-своему отреагировала на проблему. В общем-то, изначально проблемы в соседстве двух, можно сказать, туристических объектов чиновники и не видели. Там построится гостиница, здесь будет агроусадьба, инвестиции пойдут, показатели подрастут – району хорошо! Проблемы начались, когда Лось стал писать в высокие инстанции, которые, как известно, все жалобы спускают вниз, где с ними по старой советской традиции должны разбираться фигуранты жалоб. И в первую очередь проблемы начались, конечно, у Лося, который, по мнению абсолютного большинства чиновников, просто отвлекает людей от работы своей «упертой» позицией и письменными протестами.

«Я не вижу никакого ущемления прав Алеся Лося в данном случае, – прокомментировал ситуацию председатель Воложинского райисполкома Владимир Наумович. – Соседей не выбирают. А он хочет диктовать условия, кому нам разрешать строительство, а кому запрещать. Хорошо, откажем мы БООР! Завтра на это место придет другой инвестор. А если и он не понравится Лосю? Что нам тогда делать?.. У нас не было никаких оснований отказывать БООР в предоставлении земли для строительства и сооружения вольера на площади, которую эта организация арендует!»

По поводу оснований у Алеся Лося, конечно, собственная точка зрения, и она достаточно обоснованна. Во всяком случае, существование вольера в таком достаточно населенном районе, как Воложинский, касается не только хуторянина Лося, но и местных жителей. Их мнение по поводу забора, перекрывающего 9 га леса, куда они привыкли ходить за грибами и ягодами, никто не спросил, да и, как утверждают чиновники, не обязан был спрашивать. Но, во всяком случае, собрание депутатов Яршевичского сельского совета по этому вопросу все-таки было проведено (хотя и постфактум – после решения райисполкома о строительстве вольера), и местные жители, которые присутствовали на собрании, высказались против строительства. На тех же позициях стояли они, когда мы совершили небольшой рейд по местным деревням: «Не хотим рядом вольера!»

Действие, как известно, всегда рождает противодействие. Особенно – активное действие, затрагивающее чьи-то интересы. На усадьбе Алеся Лося уже побывало несколько комиссий. Вердикты довольно жесткие: «нецелевое использование земли, захламленность территории».

«У Алеся Лося в пользовании находятся два участка, – говорит председатель Яршевичского сельсовета Ольга Щасновская. – Один участок предоставлен под строительство, другой – пахотная земля. Ни один из этих участков он не содержит в должном порядке. Первый захламлен, второй не обрабатывается и порос сорняками. Предупреждения на этот счет мы делали Лосю уже неоднократно».

Вполне резонно предположить, что этих неоднократных предупреждений, может быть, и не было бы, если бы Лось не протестовал столь бурно против вольера. Так же, как и вряд ли Алеся, смирись он со строительством питомника, заставили бы в разгар конфликта убрать туалеты с площади, чуть выходящей за пределы его участка. Так же сомнительно, что Лосю приходили бы бумаги из райисполкома и облисполкома о незаконности строительства, хотя разрешение на строительство сам сельсовет же и выдавал, о чем имеется соответствующий документ. И может быть, районные власти более лояльно, с пониманием и по-человечески смотрели бы на необычную усадьбу, которая в данное время находится на этапе полной реконструкции, в которой живет и работает уникальный творческий человек, а творчество и бытовая неустроенность, как известно, частенько идут рука об руку.

Мы с фотокорреспондентом редакции по просьбе Алеся приехали к нему на усадьбу как раз в то время, когда туда прибыла весьма внушительная комиссия. Увы, стремление каким-то образом «разрулить» ситуацию хоть и было задекларировано, но, пожалуй, декларацией так и осталось. Представители БООР стоят на своем и переносить гостиницу и вольер никуда не намерены. «Какой компромисс, какой перенос? – возмущаются они. – Деньги за проект уже уплачены!»

Интересно, что расходы за проект БООРу готовы возместить (в случае, если вольер и дом все же будут отодвинуты в другое место) коллеги Алеся Лося по агротуризму. «Мы готовы помочь материально, – говорит председатель координационного совета по агроэкотуризму Воложинского района Анатолий Ганец. – Если из района уедет такой человек, как Алесь Лось, – это будет большая потеря для всех. Его усадьба может в будущем стать уникальным объектом экотуризма. Но Алесю нужна помощь. Это очевидно. А размещать рядом с домом, где собираются музыканты и художники, вольер для собак – это равносильно тому, что возле церкви поставить кабак!»

О своей поддержке интересов Алеся Лося неоднократно заявляла и Валерия Клицунова, председатель ОО «Отдых в деревне». По этому вопросу общественное объединение уже собиралось и готово и далее отстаивать свою позицию. «Мы хорошо знаем Алеся. – говорит Валерия Клицунова. – Он порядочный, ответственный, серьезный человек. И он был первым в тех местах, его усадьба появилась до того, как БООР решил поставить вольер и гостиницу, это дает Лосю преимущество. Его желание сохранить атмосферу хуторской жизни – это не причуда и не каприз, как, возможно, кому-то кажется. Это необходимость. Без этого его деятельность невозможна!»

Желают каким-то образом помочь Лосю и люди, отвечающие в районе и области за туризм. Но вот только как?

Так случилось, что в окрестностях есть только, по сути, небольшой клочок земли, на котором по закону можно возвести гостиницу (потому что он принадлежит не лесфонду, а сельсовету), и этот «клочок», как назло, примыкает к участку Лося. В общем-то, именно этим обстоятельством власти и объясняют невозможность отодвинуть «бооровскую инфраструктуру» от хутора.

Откровенно говоря, лесов на Воложинщине, в Минской области, да и в целом по Беларуси – как говорится, тьма-тьмущая, а вот, посмотрите, конфликт разгорелся, по сути, из-за небольшого участка. Потому что затронутыми оказались интересы конкретного человека. Пользуясь драматургической терминологией, в данном случае столкнулись интересы конкретного «маленького» человека и большой общественной организации… Человека, который стремится пропагандировать белорусскую культуру, охранять традиции, развивать экотуризм и «зеленые маршруты»… И организации, которая огородит лес глухой сеткой и мощными столбами, не пожалеет денег на гостевой дом, пострижет лужайку, поставит крепкий забор, привезет из Минска небедных гостей, чьи собачки уже, наверное, засиделись в городских квартирах. Угадайте, на чьей стороне симпатии государства?..

И все же о государстве. Оно ведь не безлико, это люди. Мне показалось, что члены комиссии, которая приехала с тем, чтобы в первую очередь каким-то образом нейтрализовать ставшие явно навязчивыми для района попытки Лося воспрепятствовать строительству вольера, уезжали в задумчивости… Посреди хаты Лося стоит батлейка, которая украшала и украшает не одно, в том числе и районное, мероприятие. На пюпитре – раскрытые партитуры полонезов Огинского. На столе – удивительный инструмент… «Гэта так званая карбовая ліра, – поясняет Алесь. – Ужо амаль што гатовая. Зрабіў яе для нашых ракаўскіх музыкаў...»

Возможно, я ошибаюсь, но мне показалось, что сердца чиновников таки дрогнули. «Да, надо бы как-то развести два таких объекта туризма, – сказали они. Что ж придумать?» После этого долго вертели карту, но варианта, чтобы дударский хутор не смотрел окнами на охотничий домик, так и не придумали. С тем и разъехались.

«Мая мара – жыць і працаваць на гэтай зямлі, на гэтым хутары, – сказал нам на прощание Алесь. – Ахоўваць гэтае месца, рабіць цудоўныя ліры і дуды, вучыць моладзь унікальнаму майстэрству, праводзіць мастацкія пленэры, паказваць захаваную прыгажосць прыроды Валожынскага края гасцям і экатурыстам. Мая мэта – актыўна прапагандаваць беларускую культуру, прыцягваць турыстаў для знаёмства з цікавымі маршрутамі Валожыншчыны, працаваць з дзецьмі і вучнямі раёна, праводзіць дабрачынныя канцэрты ў дамах состарэлых, актыўна развіваць мясцовы турызм с замежнымі партнёрамі. І я ў сваіх справах не адзін, мне дапамагае сын Уладзімір Лось, мая жонка Алена. Зараз мне 52 гады, і я хацеў бы тое, што мне засталося, прысвяціць не барацьбе, а творчасці. Калі тут, побач, будзе вальер – я, безумоўна, паеду адсюль. Разумееце, у мяне ёсць магчымась жыць і працаваць у Польшчы, у Літве, у Нямеччыне, Але я моцна хачу жыць у Беларусі, на гэтым хутары, і усё ж спадзяюся на лепшае...»

P. S. Мы, как и Алесь Лось, тоже рассчитываем на лучшее, надеемся, что компромисс в этом деле все-таки будет найден, и поэтому заканчиваем материал не точкой, а многоточием...


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах