17.11.2011

 - Газета

«ДВА ДНЯ»

Сатирическая ироническая мелодрама с производственными мотивами.

Россия, 2011, 90 мин., PG. Реж. Авдотья Смирнова («Связь», «Отцы и дети»); в рол.: Федор Бондарчук (Петр Дроздов), Ксения Раппопорт (Мария Ильинична), Евгений Муравич (Ильин), Ирина Розанова (Лариса Петровна), Геннадий Смирнов (Виктор), Константин Шелестун (Аркадий), Мария Семенова (Катя), Андрей Смирнов (министр), Ольга Дыховичная (Лида), Борис Хлебников, Анна Михалкова

Dva-dnya-1

Жанр. Сатирическая ироническая мелодрама с производственными мотивами.

Замысел. Сценарий возник из продюсерского заказа на любовную историю под Ф. Бондарчука («Обитаемый остров») и К. Раппопорт («Юрьев день»). В основу драматургической конструкции «Двух дней» положена извечная вражда чиновников и интеллигентов. Вполне
осмысленно и смешение в картине классических российских проблем с сугубо нынешними. В глобальном же смысле – ничего нового, еще одна история Золушки. Моя первая ассоциация – «Служебный роман», в котором не так уж важно, чем на работе занимались персонажи Фрейндлих и Мягкова, весомее – их статусы. А в «Двух днях», на мой вкус, производственная коллизия поинтереснее любовной будет…

Место действия. Основные события ленты происходят в музее-усадьбе русского писателя Петра Щегловитова, расположенной в 400 км от Москвы. Сей писатель – выдуманный, но его образ хорошо обставлен деталями. По ходу фильма мы узнаем и про дружбу Щегловитова с Тургеневым, и про визиты Льва Толстого и Достоевского, и про короткую, но феерическую любовь с Софьей Дорн, и про долгую семейную жизнь с Акулиной, и про «Записки охотника», и про роман «Два дня»... Впрочем, для заезжего чиновника Щегловитов – «писатель второго, а то и третьего ряда». Мол, он не Пушкин и даже не Лесков. К слову, любопытно, есть ли подобные рейтинги в нашей культуре, хотя бы негласные. Было бы любопытно ознакомиться. Как и с авторитетным мнением, насколько экранные российские музейные беды похожи на белорусские.

Музейщики. Работники усадьбы – истинные подвижники, давно привыкшие терпеть материальную нужду и поэтому, например, попутно разводить кроликов, причем непосредственно на рабочем месте. В то же время они ужасно боятся, что ушлый местный губернатор отдаст 10 га векового леса усадьбы под коттеджи богачей, особенно с учетом наличия здесь пруда с ключами. Больно уж сей чиновник, всерьез ценящий подлинность экспозиции, раскатывает губу на «неэффективные места», тяжело перевариваемые местным бюджетом. Причем музейщиков явно не устроит улучшение собственного благополучия ценой потери части усадьбы. «Этот музей – жизнь наша, а его хотят у нас отнять», – горько признается его директор. Так что все надежды на лучшее будущее связаны с заезжим заместителем министра экономики и развития Петром Дроздовым, способным перевести усадьбу в федеральное подчинение. Хотя и такая рокировка – не панацея, ведь музейщикам и из Москвы не разрешают вести бизнес, даже кафе открыть, не говоря уж о потенциально перспективных проектах вроде реконструкции псовой охоты. И не остается ничего иного, как зазывать к себе свадьбы, оформленные под коллективные экскурсии. Эти денежные, но варварские мероприятия настолько ненавистны заму по науке Марии Ильиничне, что она из ружья палит, дабы утихомирить гуляющих,  пусть и щедро заплативших.

Он и Она. И для типичного метросексуала Петра эмоциональная интеллектуалка Мария сразу же становится костью в горле. Она не желает вести экскурсию, если большие гости ее невнимательно слушают. И решительно не поддерживает своих коллег, которые встречают замминистра и губернатора в буквальном смысле слова на коленях. Они шаркают конечностями по полу и утверждают, что эта поза олицетворяет действительное положение культуры в обществе, а посему им вполне удобно. За обедом музейщики запросто сносят размышления Петра о том, что классическую русскую литературу нужно запретить для преподавания в школе, дабы не морочить детям головы. И лишь Мария буквально заходится от негодования, что заставляет гостя сначала вопреки своим привычкам упиться вдрызг и наделать глупостей, а потом удариться в ухаживания. Между тем у Дроздова со дня на день ожидается свадьба, а Маша сбежала в провинцию после неудачной любви с подлым женихом и теперь сторонится мужчин. Будучи решительно неприспособленной ко всякому быту, она живет в сельском доме и держит козу. Зато ей нет равных в решимости, безапелляционности и природном умении в любой ситуации оставаться очень красивой. И как в такую не влюбиться?

Туристы. Попытки пристыдить Дроздова за невнимательное отношение больших начальников к культуре не вызывают у него желания извиниться. Мол, а если все сделать по-вашему, разве это будет гарантировать появление длинных очередей из желающих посетить подобные музеи? Посыл известный – народ не готов. Хотя самому чиновнику в усадьбе явно нравится и даже появляется желание… закатить тут собственную свадьбу. Правда, его невеста больше настроена на Мальдивы. И священнику идея отправляться на церемонию не на далекие острова, а в российскую глубинку кажется менее богоугодной. Да и в целом, если судить по «Двум дням», скромным музеям решительно не везет с посетителями. Их стоит опасаться и желательно вовремя приструнивать музейщиков. Конечно же, в данном случае это художественное преувеличение, но основания для него имеются.

Прочая информация. В титрах фильма выражена благодарность Великому Мастеру Великой Ложи России Андрею Богданову, агрохозяйству под патронатом Московской патриархии и другим любопытным адресатам. Съемки проводились в музее-заповеднике Абрамцево, что в 60 км от Москвы. Приз фестиваля «Окно в Европу». Сборы в России $0,6 млн. Бюджет $1,7 млн. Рабочее название – «Музей». **

Олег ПАВЛОВ


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах