Сколько дельфинариев выдержит «сухопутный» Минск?

07.02.2012 - Новости

Сколько дельфинариев выдержит «сухопутный» Минск?

Все идет к тому, что Минск начал стремительно превращаться в... «дельфинью обитель». Через 2 года должен появиться белорусский дельфинарий мирового уровня на улице Машиностроителей. Есть не менее амбициозный проект в парке Dreamland. Параллельно с этим активизировались акулы иноземного зообизнеса: в начале декабря в Минском зоопарке открылся украинский дельфинарий, а на площадке возле Ледового дворца раскинулся шатер гастролеров из Геленджика. Как говорится, то пусто, то густо...

Как сообщает «Народная газета»:

Так уж географически сложилось, что Беларусь не является владычицей морей, хотя в очень далекие времена и в наших краях бушевали морские волны, о чем свидетельствуют мощные соляные пласты Солигорщины. Минское море, как повелось называть Заславское водохранилище, конечно, не в счет.

Зато все идет к тому, что Минск начал стремительно превращаться в... «дельфинью обитель». Через два года в столице должен появиться белорусский дельфинарий мирового уровня. Мингорисполком уже выделил землю под его строительство, найден инвестор, и в ближайшее время начнется возведение комплекса на улице Машиностроителей. Кроме того, есть не менее амбициозный проект дельфинария в парке Dreamland, заказчиком которого выступает белорусская компания ЗАО «РОСТЭМ». Параллельно с этим активизировались акулы иноземного зообизнеса — в столице заявили о себе сразу два дельфинария: в начале декабря в Минском зоопарке открылся украинский, а на площадке возле Ледового дворца раскинулся шатер гастролеров из Геленджика. Как говорится, то пусто, то густо...

Шапито, да не то...

Идея создания в Минске дельфинария много лет витала в воздухе не случайно. Дело в том, что еще в советские времена научные разработки по содержанию морских животных в неволе велись в основном только в двух городах — морском Севастополе и «сухопутном» Минске. В Минском мединституте разрабатывали технологии, которыми до сих пор пользуются дельфинарии во всех странах СНГ. В Беларуси остались высококвалифицированные специалисты, владеющие всеми необходимыми знаниями по уходу за морскими животными, их разведению, дрессуре и способные реализовать полноценный проект научно-просветительского дельфинария, где будут не просто показывать театрализованную программу, а прежде всего заниматься наукой. Проект дельфинария, который планируется построить на улице Машиностроителей, разработан совместно с ведущим российским научным учреждением — Институтом проблем экологии и эволюции животных имени А. Н. Северцова. Белорусские ученые сотрудничают с ним более четверти века.

— В связи с этим очень странно видеть сооружения, которые впопыхах появляются в столице, — отметил этолог, биолог, специалист по морским животным Алексей Мухля. — Нас, специалистов по содержанию и изучению морских млекопитающих, имеющих сотни научных трудов, ученые степени, огромный опыт по работе с дельфинами и ластоногими, настораживает, что в Беларусь приходят организации, использующие наши же научные разработки в чисто коммерческих целях. То, что тем самым попраны принципы научной этики, печально само по себе. Заезжие «дельфинарии» напоминают обычные зверинцы, против которых выступает не только общественность, но и администрации зоопарков Беларуси и других стран. В конце XVIII века в Российской империи запретили водить медведей напоказ — из-за жестокого отношения к ним, а сейчас на дворе XXI век.

Во время зоопредставлений, согласно европейским принципам гуманного отношения к животным, они добровольно показывают свои способности. Задача ведущего — объяснять поведение животных и знакомить зрителей с их биологией. Пожертвования зрителей идут на изучение животных и создание лучших условий их обитания.

— Наука, воспитание и образование — основа любого культурно-просветительского учреждения зоологического направления, даже если юридически это коммерческая фирма. Иначе эти учреждения не имеют права носить громкие названия зоопарк и дельфинарий, — считает Алексей Мухля. — И даже такое благое дело, как дельфинотерапия, под крышей «шапито» превращается в прямую угрозу здоровью людей и животных. Обеспечить соблюдение санитарных и ветеринарных норм в таких условиях зачастую просто невозможно. Это не голословные утверждения, они подтверждены нашими многолетними научно-прикладными исследованиями.

Культурно-просветительский комплекс с дельфинарием и аквариумом на улице Машиностроителей будет строить белорусское предприятие СООО «ДэльфаМир». В его уставе основной вид деятельности определен так: научно-исследовательская деятельность в области биологии морских млекопитающих и участие в научно-практических конференциях. Уже разработан бизнес-план, изготовлен эскизный проект.

«Мечтательный» проект

Строительство еще одного капитального дельфинария фирмой ЗАО «РОСТЭМ» также рассчитано на несколько лет. Расположится он на территории парка Dreamland.
— Мы очень тщательно подходили к вопросу создания дельфинария и изучали его во всех деталях. Консультировались с сотрудниками Утришского дельфинария, проектировщиками других действующих российских дельфинариев, — отметила заместитель директора ЗАО «РОСТЭМ» Марина Выхота. — Наш проект в корне будет отличаться от тех объектов, которые недавно появились в столице. «Дельфинариями» их можно назвать с большой натяжкой. Чтобы работать с редкими животными, надо создать им все необходимые условия европейского уровня. Дельфинарий должен прежде всего выполнять культурно-просветительскую функцию. Мы это прекрасно понимаем.
— Но ведь ваша фирма никогда не занималась дельфинами...
— Мы создаем проект, который будет выполнен по всем экологическим строительным белорусским и европейским стандартам. С дельфинами будут работать наши партнеры, профессионалы своего дела. Но пока об этом говорить рано.

К слову, ЗАО «РОСТЭМ» занимается декоративным озеленением и ландшафтным оформлением, садово-парковым строительством. А его учредитель Юрий Аверьянов — председатель ЗАО ТМ «Кольцо», соучредитель ЗАО «ИНТЭКС» (клубы «Мэдисон» и «Африка»). 

 То, что животные вынуждены жить, тренироваться, выступать в одном небольшом бассейне, — это нонсенс.
В природе нет водоемов, где животные пребывают в такой тесной и неразделимой компании.
 

— После развала Советского Союза, когда бюджеты на науку в десятки раз сократились, большинство дельфинариев стало заниматься простой коммерческой деятельностью, — вспоминает ведущий украинский дельфинолог, председатель научного комитета ACCOBAMS (Международный договор по сохранению китообразных Черного и Средиземного морей и близлежащей акватории Атлантического океана), кандидат медицинских наук Алексей Биркун. — Вклад их в науку не просто минимален, зачастую его просто не существует. Из-за невозможности создать подходящие условия животные гибнут, их просто эксплуатируют, стараясь выжать больше прибыли.

Сегодня перед наукой стоит задача — восстановить утраченное и сохранить существующее биоразнообразие нашей планеты. Большую роль в этом могут играть дельфинарии и зоопарки. Основными их функциями являются экологическое просвещение и воспитание, изучение животных и их демонстрация. Современные европейские дельфинарии знакомят людей с миром моря, занимаются разведением краснокнижных животных, увеличивая их количество за счет воспроизводства. Однако далеко не каждое зоопредприятие реально выполняет свои функции.

«Лучшее шоу Европы»

Дельфинарий «Немо» на территории Минского зоопарка открыла украинская компания «Нерум». Сооружен он был за несколько месяцев и действительно напоминает обычный цирк шапито, только вместо арены — бассейн 18-метрового диаметра и 5-метровой глубины. Дельфинарии этой украинской компании работают в Киеве, Одессе, Донецке, Харькове и Бердянске, а не так давно появились в Ереване и Баку.

Экологи разных стран сходятся во мнении: дельфинарии «Нерума» не соответствуют современным европейским нормам и правилам содержания редких морских млекопитающих. По данным Государственной экологической инспекции Украины, в одесском, харьковском, киевском и донецком дельфинариях фирмы «Нерум» морские млекопитающие содержатся с нарушением требований Закона «О защите животных от жестокого обращения».

За фирмой «Нерум» уже тянется целый шлейф судебных разбирательств. Среди претензий — отсутствие документов на некоторых животных, незаконный отлов и загадочная гибель морских млекопитающих, рейдерство. Отмечаются грубые нарушения как при строительстве дельфинариев, так и в обращении с животными.

Геленджикское же «шапито», разместившееся возле Ледового дворца на улице Притыцкого, отличается от «Немо» отсутствием трений с законодательством и меньшими размерами. Их гастроли обусловлены тем, что в Геленджике сейчас не сезон, нет туристов, поэтому, чтобы содержать животных, их и возят по «командировкам». Однако гастролеры, как и положено зверинцу, после года выступлений все же вернутся в Россию.
У «Нерума» же планы куда амбициознее. Фирма получила разрешение на создание у нас еще и капитального дельфинария. «Лучшее шоу Европы», «Прикоснись к мечте!» — «кричат» рекламные плакаты, развешанные по всему городу, что само по себе вызывает только удивление. Таких «шапито» в Европе давно не строят.

— То, что после многочисленных скандалов и судов «Нерум» оказался в Беларуси, меня не удивляет, ведь коммерция — упрямая вещь, — подчеркивает директор Киевского эколого-культурного центра Владимир Борейко.

 Наука, воспитание и образование — основа любого культурно-просветительского учреждения зоологического направления, даже если юридически это коммерческая фирма. Иначе эти учреждения не имеют права носить громкие названия зоопарк и дельфинарий. И даже такое благое дело, как дельфинотерапия, под крышей «шапито» превращается в прямую угрозу здоровью людей и животных. Обеспечить соблюдение санитарных и ветеринарных норм в таких условиях зачастую просто невозможно. Это не голословные утверждения, они подтверждены многолетними научно-прикладными исследованиями.

Куда смотрят?..

— В том, что мы можем увидеть выступления дельфинов, нет ничего плохого, — считает доцент кафедры гуманитарного факультета БГУ, кандидат медицинских наук Александр Сыкало. — Но это лишь внешняя сторона, а за этой сказкой стоит реальность. Животных нужно содержать в условиях, определенных сложившимися международными нормами. За каждой такой нормой стоят серьезнейшие научные труды и исследования.

То, что животные вынуждены жить, тренироваться, выступать в одном небольшом бассейне, — это нонсенс. В природе нет водоемов, где животные пребывают в такой тесной и неразделимой компании. Я не знаю, как получали разрешения у санслужб эти дельфинарии, кто и как осматривал животных. Вряд ли в наших санслужбах и ветнадзоре есть специалисты по дельфинам. А к экспертам в этом деле, насколько мне известно, никто не обращался, хотя они есть, ведь в Минске довольно долгое время работала большая группа специалистов по вопросам содержания морских животных в неволе.

По мнению Александра Сыкало, важно, чтобы животные, содержащиеся в подобных условиях, находились под постоянным контролем санитарных и ветеринарных служб. Более того, он предлагает создать общественный совет или комиссию при Мингорисполкоме, которая контролировала бы деятельность дельфинариев. Украинские экологи отмечают, что с «Нерумом» возникло столько проблем потому, что нет четкой нормативной базы по содержанию животных. Европейские нормы содержания животных в дельфинариях Украина еще не приняла. В Беларуси же законопроект, регламентирующий деятельность дельфинариев, вполне можно разработать. Для этого есть пакет официальных документов, основанный на опыте белорусских ученых. Предложение это более чем актуально, и заниматься этим надо уже сейчас. Пока капитальные дельфинарии в Минске только проектируются, заезжие «шапито» уже начали работать.

Очевидная выгода

Во время открытия в Минске дельфинария «Немо» его арт-директор Антон Рубцов, которому было поручено работать с прессой, не смог прокомментировать вопрос о судебных разбирательствах на территории Украины и посоветовал обратиться за разъяснениями к директору сети дельфинариев «Немо» Андрею Кисловскому. Но тот к журналистам так и не вышел, зато ленточку торжественно перерезал — вместе с директором Минского зоопарка Юрием Рябовым. Последний, кстати, новым партнерством доволен.
— Я лично изучал работу «Нерума», — заверил Юрий Рябов. — У этой компании много дельфинариев на территории Украины и уже три за рубежом. Это хорошая организация с хорошей репутацией. То, что дельфинарий «Немо» появился в Минском зоопарке, — наше совместное решение. Для зоопарка это и престижно, и выгодно.

Во что водичка выльется?

— Согласно Конвенции о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды (Орхусской конвенции, которую ратифицировала Беларусь), работа таких учреждений, как дельфинарий, должна быть абсолютно прозрачна для общества на всех этапах и прежде всего на этапе принятия решений и проектирования, — говорит Александр Сыкало. — Поэтому в связи с такой активностью и желанием создавать в Минске «дельфинью бухту» должен быть строгий контроль со стороны общества и государства.

Не нам судить, плохи или хороши компания «Нерум», ОАО «Геленджикский дельфинарий» и белорусские проекты, — для этого есть соответствующие компетентные органы. Возникает другой вопрос: если принято решение о строительстве в Минске двух собственных дельфинариев, зачем столице еще один — капитальный украинский? Три морских комплекса для Минска — перспектива весьма сомнительная. И если уж принято решение реализовать действительно серьезный проект по созданию белорусского дельфинария, представляющего собой научно-экологическую организацию, стоит ли в качестве прелюдии давать зеленый свет заезжим «шапито», способным дискредитировать саму идею?

 Безопасна ли дельфинотерапия?

Украинская общественность возмущена прежде всего тем, что в подобных сооружениях «Нерум» проводит еще и дельфинотерапию. Лечение осуществляется в чаше с водой, где постоянно живут, тренируются и выступают млекопитающие. То же самое сейчас организовано и в Минске, причем одновременно в двух дельфинариях. Чтобы поплавать с дельфинами в «Немо», например, надо заплатить 500 тысяч рублей, продолжительность сеанса — 25 минут.

— Отдельным вопросом в законе должна стоять дельфинотерапия, — считает Александр Сыкало. — Да, контакт с дельфинами и многими другими животными полезен. Эффект этот известен, он описан во множестве трудов и статей, является общепризнанным. Но такого рода лечение требует очень жесткого контроля, чтобы не допустить травмы или инфицирования ребенка. Этот контакт должен осуществляться под гуманистическим лозунгом медицины «Не навреди!». Главное, чтобы мы не получили негативного опыта, иначе вся работа дельфинария будет дискредитирована. Особенно если это касается здоровья детей-инвалидов.

С мнением Александра Сыкало полностью согласна и его коллега из Севастополя Людмила Лукина

— первый в мире врач, защитивший докторскую диссертацию по дельфинотерапии.

— Сомнительная дельфинотерапия может нанести непоправимый ущерб здоровью. Проводить ее имеют право только дипломированные специалисты — дельфинотерапевты. За деятельностью дельфинариев должен быть строгий контроль государства, чего, к сожалению, до сих пор нет в Украине, — отмечает Людмила Николаевна.

У наших южных соседей по этому поводу многие видные ученые давно бьют в колокола.

— Так называемая дельфинотерапия, как правило, является заурядной профанацией, — заявляет ученый с мировым именем Алексей Биркун. — Ведь уровень науки при организации дельфинотерапии не выдерживает никакой критики и лишь служит прикрытием коммерческой деятельности. Кроме того, подобное плавание может быть крайне опасно для купальщиков: состояние воды в таких бассейнах очень сомнительно по макробиологическим показателям. Людям приходится контактировать с водой, насыщенной экскрементами крупных животных.
О том, насколько опасной может быть неграмотная дельфинотерапия, не раз говорил в интервью и замминистра охраны здоровья Украины А.В. Мусиенко.

Лечебное и развлекательное купание с дельфинами проводят во многих городах и, судя по прибылям, вполне успешно. Но в стационарных дельфинариях Москвы и других городов предусмотрены специально предназначенные для этого изолированные бассейны. Это еще одно отличие настоящего дельфинария от обыкновенного «шапито» образца прошлого века.
Тем не менее в двух минских дельфинариях меня заверили, что причин для беспокойства нет. Вода, мол, намного чище, чем в плавательных бассейнах, ведь животным нужна особая среда. Бассейны очищаются фильтрами, кроме того, их чистят водолазы. Однако повседневного лабораторного контроля с участием профильных белорусских специалистов как не было, так и нет.

В дельфинарии на улице Притыцкого купание с дельфинами началось даже без наличия душевых кабинок. Их, как мне сказали, установят в ближайшее время. Интересно, как фирма вообще получила разрешение санстанции? А ведь главные посетители сеансов — больные дети!


Рубрики: В Фокусе Инфраструктура

Страны: Беларусь


Комментарии

Аватар

07.02.2012 18:45
Anonymous
ответить

Дурдом, как и с этими ледовыми дворцами и аквапарками.

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Новости по теме:

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах