Анатолий Бутевич: «У государства наконец появилась возможность реставрировать замки»

06.03.2012 - Новости

Анатолий Бутевич: «У государства наконец появилась возможность реставрировать замки»

Анатолий Бутевич, который возглавляет Общественную наблюдательную комиссию при Министерстве культуры по охране историко-культурного наследия, а также является заместителем председателя Республиканского общественного совета по делам культуры и искусства при Совете Министров, ответил на вопросы корреспондента издания «Минский курьер»:

Замковая Беларусь

— Анатолий Иванович, предлагаю начать со знакового события: недавно Совет Министров утвердил госпрограмму «Замки Беларуси». «Седых» цитаделей или того, что от них осталось, 38. В это число вошло Минское замчище, которое скоро музее­­фицируют. Трепетный вопрос: а не запоз­дала ли программа?

— Делать добро никогда не поздно. У государства наконец появилась возможность заняться реставрацией замков. Дело это хлопотное, дорогостоящее, поэтому программа предусматривает помощь меценатов, точнее — соединение государственных интересов с частными. К счастью, появляется все больше людей, которые, не особо афишируя себя, вкладывают силы и средства в возрождение храмов, замков, усадеб. Частной инициативой восстанавливается в Новогрудском районе Любчанский замок. Инициатор этого — нынешний минчанин, а по рождению тамошний житель Иван Печинский. Он создал благотворительный фонд «Любчанский замок», организовал волонтерское движение.

— Поведение Печинского — норма.

— Печинского — да. Но далеко не все это понимают. Сегодня пока государство — главный спонсор возрождения памятников истории. Оно и законодательную базу создает, и соответствующие оргструктуры, и инвесторов ищет…

Вернусь к госпрограмме «Зам­ки Беларуси». Она рассчитана на 2012–2018 годы. Срок небольшой. Поэтому полноценная охрана памятников, их возрождение должны стать делом всего общества. Два замка, Мирский и Несвижский, уже отреставрированы. Будет восстановлено еще пять — в Лиде, Гродно, Ружанах, Каменце и Любче. Семь объектов, включая Гольшанский и Кревский, законсервируют. На 19 объектах нужно благоустроить территорию. Без общественности никак не обойтись.

Раскрыть Немигу

— Общественность активно спорит об архитектурном облике белорусской столицы. А каково ваше видение?

— Если у города есть настоящие хозяева — а это и мэрия, и горожане, то Минск, во-первых, должен быть удобным и комфорт­ным для проживания, во-вторых, иметь неповторимый исторический облик. Когда-то мы радовались, что настроили хрущевок, а сегодня не знаем, что с ними делать. Сейчас многие восхищаются хайтековскими «стекляшками», а через годы будем ломать голову, как очистить от них историческую среду. Я не против небоскребов из стекла и бетона, но они должны занимать свое место.

— Куда вы ведете своих гостей, чтобы показать им не только современный, но и старинный Минск?

— Конечно, гости хотят смот­реть то, чего нет у них дома. «Стекляшки», что стоят сегодня на Немиге, — их, что ли, показывать?

Немигу мы не сохранили. Исчезла одна из доминант Минска. Нет даже памятного знака, что была такая знаменитая речка, на берегах которой в 1067 году произошла кровавая битва. Нигде, ни на одном камне, нет отсылки ни к «Слову о полку Игореве», ни к дате первого упоминания Минска. Старинный город не имеет своего паспорта! Что, мы такие безразличные?!

У меня было еще одно предложение — раскрыть реку Немигу. Точнее, показать фрагмент легендарной реки, чтобы горожане видели: вот она, пускай и спрятанная в трубу, закатанная в асфальт. Это была бы и для нас радость, и для туристов манок… Сегодня есть такие технологии. Мы ходим по второму этажу Национальной библиотеки и видим, что происходит на первом, потому как пол стеклянный. Этот же принцип можно применить и к раскрытию летописной Немиги.

Город, которого не было

— В белорусской столице, увы, нет ни одного объекта историко-культурной ценности категории «0», которые входят в Список всемирного культурного наследия. Много лет идут разговоры о том, что часть проспекта Независимости, так называемый сталинский ампир, может претендовать на эту категорию. Вы не знаете, почему проспект не включен в список?

— Это зависит от ЮНЕСКО, а не от нашего желания. Но мы ведь и не оформляли пока соответствующих документов.

И потом, извините, то, что мы делаем сегодня с проспектом, вступает в противоречие даже с нашим законодательством. Пройдите от Главпочтамта до площади Победы. Каждый дом — произведение искусства. И почти каждый «украшен» пластиком, которого не было в послевоенные годы, когда создавался ансамбль. Вместо деревянных — всех цветов и конфигураций пластиковые оконные рамы. Все это, включая двери, выходящие на проспект, рекламные вывески, разрушает представление об исторической среде.

— Как вы относитесь к идее эту часть проспекта стилизовать а-ля советик?

— Не надо ничего стилизовать. Надо сохранить то, что было создано. Начнем стилизовать и получим лубочные картинки Минска, которого никогда не было.

— Тогда вопрос, едва не сорвавшийся с языка, когда мы говорили о замках. Что лучше: романтические развалины или новодел?

— И то, и другое имеет право на жизнь. Но новодел новоделу рознь. На площади Свободы в Минске восстановлены ратуша и собор, в котором разместился концертный зал, воссоздана гостиница «Европа» — это хорошо. А то, что происходит с Немигой, — плохо. Я говорю не только о «стекляшках», но и о возведенных здесь псевдоисторических зданиях.

К сожалению, неуважительное отношение к исторической среде можно наблюдать даже среди профессионалов.

— Например?

— Улица Революционная, 24а. Было решение, что этот дом нужно вручную (!) разобрать и потом восстановить в точности. Сколько копий было сломано! А итог? Дом снесен бульдозерами. Возможно, часть старинных кирпичей сохранилась, но здание до сих пор не восстановлено, все еще ведутся споры…

Если старый дом чему-то мешает, его можно передвинуть. В Москве многие дома «переехали» на новое место и сохранились. В Бухаресте таких примеров еще больше. Я понимаю: в Минске нет подобной прак­тики, к тому же это дорого и долго. Давайте искать другие способы. Но не разрушать! Старинные объекты много столетий служили людям, вышли на заслуженную пенсию. Мы должны помочь этим «пенсионерам» остаться в живых, сделать все, чтобы они не канули в небытие.

Выскажу неудобную мысль: надо, чтобы над проектами не довлели деньги. Конечно, бульдозер работает быстро и дешево, а «ковыряться» со старым зданием инвестору не с руки. Значит, нужны такие меры, чтобы реставрация была экономически выгодной.

— Жаль, что читатели не видят, как вы, Анатолий Иванович, волнуетесь, как переживаете… Знаю, родом вы из Несвижского района. Где в Минске жили студентом?

— На Парковой магистрали (ныне проспект Победителей), в том общежитии, которое только что снесли. Мы знали, что живем в историческом центре города. Рядом — историческая улица Немига. Еще живая. На другом берегу Свислочи — Троицкое предместье, тоже еще живое. Помнится, там была баня, и какая! По пятницам к ней съезжалось пол-Минска: считалось, что именно там самая лучшая в городе вода… После «реконструкции» и «стилизации» в 1980-х многие здания в Троицком исчезли, в том числе и баня… Троицкое превратилось в «Минск, которого не было».

Ну и в чем город выиграл? Получил туристический объект? Но он не может существовать без привлекательной инфраструктуры, без кафешек, лавочек, велосипедных парковок… Попробуйте утром, до полудня, выпить в Троицком чашечку кофе или стакан воды. Вам это не удастся. Такое невозможно представить в Кракове, Варшаве, Гданьске…

Скансен в парке?  Почему бы и нет!

— Хочу озвучить еще одну мысль, которая меня давно терзает, о том, как сохранить минское деревянное зодчество. К сожалению, оно исчезает прямо на наших глазах. Душа болит…

А ведь можно создать в городе скансен — музей под открытым небом. Уверен, он не будет пустовать. Сама аура деревянных строений привлекает. Плюс детские кафе и места для игр, уголки народных мастеров, народные праздники… Нечто подобное есть в самом центре Бухареста. Сам видел, какая жизнь там кипит.

В Минске тоже можно найти место (например, в одном из парков или в бывшем Лютеранском по­дворье — в Северном переулке) и перевезти туда лучшие деревянные дома, строения, которые еще чудом сохранились в районе проспекта Дзержинского, улиц Волгоградской, Орловской, Толстого и других, — с печами, украшенными изразцами, с узорчатыми ставнями… На улице Щорса стоіт несколько бараков, которые тоже скоро исчезнут с карты города. Они из крепких смолистых бревен, хорошо сохранились. По рассказам, их строили для минчан пленные немцы. Баракам тоже место в скансене.

Все эти здания дают представление о том, каким был Минск в XIX и ХХ веках. Есть один очень важный момент: с потерей деревянного города мы потеряем и важную часть истории, ведь во многих из этих домов в войну были явочные квартиры подпольщиков.

…Минск строится, развивается, хорошеет. Но одновременно из города уходит память. А мы… Нам не хватает культуры, не хватает той активности, сознательности, которые заставляют заботиться о памятнике не под угрозой кары.

Горожанин должен уважать собственную историю. Его надо учить этому с малых лет. Тем самым он будет уважать себя. И заслужит уважение других. Кстати, не только горожан это касается.

Рубрики: В Фокусе Инфраструктура Общество

Страны: Беларусь


Комментарии

Аватар

06.03.2012 12:53
Anonymous
ответить

Ваши бы слова да Богу в уши...
Аватар

06.03.2012 14:26
Anonymous
ответить

Как эти бутевичи реставрируют - так это отдельная пестня.:(
Аватар

06.03.2012 14:32
Anonymous
ответить

Лифт в Мирском замке красиво смотрится на фоне новых кирпичей и пластиковых рам...

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Новости по теме:

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах