Антон Буболо: «Верхнедвинщина — особенное место на планете»

02.02.2013 - Новости

Антон Буболо: «Верхнедвинщина — особенное место на планете»

Несколько лет А. Буболо занимается формированием экспозиции краеведческого музея, является научным сотрудником рабочей группы. Досадно, что в таком богатейшем на историю крае до сих пор нет музея. Пока краевед водит заочные экскурсии по достопримечательностям Верхнедвинщины на страницах районной газеты

Очень часто, бывая в командировке на Верхнедвинщине, мы обращались к местному краеведу Антону Буболо. Кажется, нет такой деревеньки, церкви, речушки, не говоря уже о памятниках истории и культуры, природных достопримечательностях, о которых не знал бы Антон Францевич. Он на листе ватмана нарисовал цветными карандашами карту района. Нанес населенные пункты, вычертил рельеф, выделил, как сам говорит, все канавки, бугорки, которые за многие годы исходил пешком, сообщает «Народнае слова»

– Могу с закрытыми глазами изобразить контур района. Любовь к географии у меня была всегда, – поясняет А. Буболо.

В свое время он с красным дипломом учителя географии отправился за романтикой, а заодно – возмужать, из Беларуси на Дальний Восток. Работал в Амурске – спутнике Комсомольска-на-Амуре. Там увлекся краеведением.

– В школе мне пришлось и историю преподавать. А я слаб на даты и имена, сам зубрил учебник. Чтобы как учитель не пасть в глазах детей, таскал их по курганам, городищам. История затрагивает интересы каждого человека, который хочет знать, откуда он родом, что было прежде и т. д., – говорит Антон Францевич.

Краевед, учитель, географ, историк, физик, поэт, писатель,  певец, композитор – все это в той или иной степени относится к А. Буболо. А еще он знает несколько языков.

– Деревенька Гиселево Верхнедвинского района, где мы жили, находилась в нескольких километрах от Латвии, поэтому в доме были латышские газеты, которыми оклеивали стены. Нам, детям, хотелось узнать, что там написано: так самостоятельно учились грамоте. Польский знали по молитвенникам. У дядьки нашел книгу на украинском, по ней выучил и этот язык. Нам интересно было читать все, что попадалось под руки, это было своего рода развлечением. Немецкий тоже сам изучил, даже одно время преподавал этот предмет в школе, – делится воспоминаниями Антон Францевич.

В юности он даже подумывал поступить на иняз в Минск, но мама настояла, чтобы сын пошел учиться поближе к дому – в Двинск (ныне Даугавпилс). А. Буболо без труда поступил  в пединститут на только что открывшийся физико-технический факультет. Но вскоре понял, что точные дисциплины не его стезя, а физику, как признается, одолел-таки много лет спустя, и сейчас относится к этой науке с большим уважением.

Антон Францевич из тех людей, которым очень интересно жить. Может, это свойство человека, пережившего страшные испытания, находившегося на грани жизни и смерти? Родился он в военном 1942-м. Конечно, не мог осознавать, что происходило вокруг. О войне знает по рассказам матери. Она вспоминала, как из деревни, которую подожгли фашисты, прибежал глухонемой. Он не мог ничего сказать, но все поняли, что надо спасаться. Помимо грудного ребенка, на руках у мамы А. Буболо было двое старших детей. Она пыталась укрыться с ними в лесу. Чтобы согреть пятимесячного сына, женщина закапывала его в золу. А во  время одного из вражеских налетов спрятала под корягу,  когда бомбежка прекратилась, долго не могла его найти. Помолилась и отыскала бесценный для себя сверток. Но это было не самое страшное. Женщина с детьми попала в руки гитлеровцев, и их отправили в Саласпилсский концлагерь.

– Нам повезло, мы выжили. Моя мама – святая женщина. Она нас очень любила, меня, как младшего, даже, может, слишком нежно воспитывала. Я  рос робким, боялся, что в армию не возьмут. Но отслужил, как положено, – говорит А. Буболо.

Несмотря на все испытания, Антон Францевич убежден, что ему повезло в жизни. Повезло родиться в одном из красивейших мест на земле. С детства он проникся любовью к родному краю, отчему дому. И эта любовь должна была выплеснуться, как и чувство долга перед теми, кто не выжил в том страшном огне войны.

– Люди на пепелищах искали кости своих родных. Хоронили, ставили кресты и молились каждый вечер. Мамину сестру с сынишкой фашисты сожгли. Война затронула каждую семью, – вспоминает Антон Францевич.

Он вновь вплотную соприкоснулся с тем временем, когда вошел в состав творческого коллектива по написанию районной книги «Память». Это целый отрезок жизни, наполненный поисками, встречами, экспедициями. Тогда и родилась мысль – поставить памятники на местах сожженных деревень. Инициативу на себя взяла молодежь, памятные знаки изготавливали работники предприятий области, а устанавливали их в ходе турслетов. А. Буболо был непременным участником этих звездных походов. За первый год развезли по всему Верхнедвинскому району 27 памятников. Они до сих пор стоят.

– Затем каждый год проводили турслеты. И в результате установили 120 памятников. Были и возражения: зачем, мол, столько камней? Но их, считаю, еще недостаточно. Есть места, которые нужно обозначить в людской памяти. Не так давно нашли партизанскую братскую могилу, хотим установить железный крест, – рассказывает Антон Францевич.

А. Буболо входит в состав оргкомитета общественной организации, занимающейся повышением статуса уцелевших жителей сожженных деревень. Поддерживает контакты с немецкой стороной, которая пообещала некоторые выплаты людям. Правда, деньги получили только жители бывшего Освейского района и до 1931 года рождения. Кроме того, Антон Францевич участвует в подготовке книги, приуроченной к 70-летию Освейской трагедии.

В течение уже нескольких лет каждые выходные краевед отправляется в походы по родному району. Берет в попутчики друзей. А маршруты подсказывают старые карты.

 – В книге «Память» помещен список из более 200 населенных пунктов района, а было их около тысячи. Моя мечта – создать мартиролог деревень Верхнедвинщины и поместить его в будущем краеведческом музее. С описанием каждого населенного пункта, его историей. Там, где были некоторые деревни, сегодня выросли большие леса. Мы ищем такие места, бывшие фольварки, кузницы, мельницы, городища. На заброшенных кладбищах совершаем молитву, – рассказывает А. Буболо.

Сейчас  хочет найти одно городище, о котором ему давно поведал местный житель. Трижды пробовал туда добраться, но путь преграждало болото. Сейчас подморозило, можно попытаться отыскать городище и нанести координаты на свою рукотворную карту.
– Отцовская деревня Петровщина есть на всех картах Великого княжества Литовского. В этих местах пересекались Друйский и Полоцко-Режецкий (до латвийского города Резекне) тракт. Мощенная булыжником дорога просуществовала до 1978 года, а затем ее закатали асфальтом.  А еще в нашей деревне самые веселые, чистоструйные речки, неслучайно по ним проходил байдарочный маршрут  второй категории из Латвии на Браславские озера. Берега у рек высокие, поэтому у здешних девушек, которые ходили с коромыслами по воду, фигуры были стройные. Сегодня в Петровщине никто не живет. В свое время даже электричество туда не провели: говорили – неперспективная деревня. Мы последние из нее уехали, – рассказывает краевед.

Несколько лет А. Буболо занимается формированием экспозиции краеведческого музея, является научным сотрудником рабочей группы. Досадно, что в таком богатейшем на историю крае до сих пор нет музея. Пока краевед водит заочные экскурсии по достопримечательностям Верхнедвинщины на страницах районной газеты. Недавно закончил серию публикаций о  православных церквях, собирается начать новую – о костелах. В районке публикует и свои стихи. А в конце прошлого года, к своему 70-летию, издал два сборника. Поэтический дар, говорит, у него от матери.

 – Дома всегда пели святые песни. А где святые, там, как говорили в народе, и пустые. Но слова романсов досконально не знали, вот мама и рифмовала по-своему. Хорошо получалось. Я же первое свое серьезное стихотворение написал лет 40 назад. Смотрел на Освейское озеро, и поэтические строчки родились сами собой. Занимался и переводами на немецкий, латышский, польский языки. Набралась и книжка юмористических стихов, – рассказывает А. Буболо.

 А еще Антон Францевич поет в местном хоре ветеранов. Признается, что еще в детстве мечтал петь в хоре, да робел. Первый его выход на сцену в школьном спектакле закончился полным провалом. Он выучил роль назубок, мама приехала посмотреть на сына в постановке, но он глянул в переполненный зрительный зал и от страха промолчал все свои реплики. Сегодня же  часто выступает на районных праздниках.

Так что же А. Буболо считает главным делом в своей жизни, поинтересовалась я у собеседника.

– Сделать все, чтобы о нашем крае знало как можно больше людей. Верхнедвинщина – особенное место на планете, и я, как могу, стараюсь рассказать об этом.

Татьяна Пастернак, фото автора

Рубрики: Общество

Страны: Беларусь


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Новости по теме:

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах