Чрезвычайный и Полномочный Посол Франции Мишель Ренери рассказал, как привлечь французов в Беларусь, и открыл секрет, что привозит из родной страны белорусским друзьям

10.08.2013 - Новости

Чрезвычайный и Полномочный Посол Франции Мишель Ренери рассказал, как привлечь французов в Беларусь, и открыл секрет, что привозит из родной страны белорусским друзьям

Как привлечь туристов в Беларусь, когда у них не возникает никаких ассоциаций?

Мишель Ренери ответил на вопросы "Минского Курьера".

— Господин посол, как Вам живется и работается в Беларуси?

— Сначала хотел бы пояснить, что стать дипломатом — не значит стать туристом. Когда поступаешь на службу в Министерство иностранных дел, изначально знаешь, что не сможешь выбирать место работы самостоятельно. Франция имеет посольства практически во всех странах. Мы соревнуемся по их числу в мире только с США. Когда я собирался стать дипломатом, то знал, что завтра могу быть в Афганистане, а послезавтра — в Ираке. Когда работал в Сенегале, в Африке, вся семья, включая меня, переболела малярией. Но выбор профессии был осознанным, я был готов к таким трудностям. Могу сказать, что превосходно чувствую себя в Беларуси.

Культура помогает в значительной степени понять психологию жителей страны.

Я открытый человек и всегда стараюсь поддерживать разносторонние контакты. В первую очередь — с представителями власти. Это нормально, в этом заключается моя работа как посла своей страны. Имею постоянную возможность разговаривать с абсолютно разными людьми, чье мнение может быть полезно для лучшего понимания Беларуси. Это оппозиция и правозащитники, спортсмены и духовенство, различные организации и простые белорусы. Так что могу с уверенностью сказать, что мне комфортно здесь работать.

— Как, на Ваш взгляд, развиваются отношения наших государств? Чего не хватает для придания им большего динамизма?

— Считаю, наши отношения развиваются слишком медленно. Говоря о диалоге между Францией и Беларусью, подразумеваю отношения с Евросоюзом в целом. Это взаимосвязанные вещи. Нам не хватает политического желания и активного поиска компромиссов. И, чтобы мы правильно понимали друг друга, речь не идет о компромиссе относительно ценностей или политической стратегии вашей страны. Иными словами, Франция и ЕС не ожидают от Беларуси смены общего курса, например ухода от России в пользу Европы. Это ваше суверенное право, ваш выбор, на который мы не хотим влиять. Так же, как и Беларусь не может ожидать от Европы изменения позиции в области прав человека. Компромисс, о котором я говорю, заключается в поиске нового пути, метода ведения диалога. Я не согласен, когда говорят, что диалог между Беларусью и Европой возобновился некоторое время назад. Это не совсем правильно, диалог всегда был. Просто он перешел на другой уровень, особенно с последним визитом министра иностранных дел Владимира Макея в Брюссель. Возможно, это и есть начало воплощения новой методики в отношениях. Это очень важный момент: когда мы разговариваем, у нас есть возможность найти точки соприкосновения. По итогам визита, заметьте, мы не обсудили ничего нового, но результат уже в том, что министры иностранных дел Беларуси и стран ЕС вели диалог в Брюсселе, чего не было последние два с половиной года. Если Европа будет продолжать из Брюсселя говорить о том, что вы должны сделать, а руководство Беларуси здесь, в Минске, отвечать, что ничего не сделает под диктатом ЕС, то и через 50 лет не будет никакой динамики в отношениях. Это тупиковый метод. Поэтому нам необходим диалог на новом уровне. Это очень медленный процесс, но только так мы можем иметь наде­жду на положительные результаты в будущем, в том числе и в вопросе политзаключенных.

Никто не должен думать, что мы хотим только чему-то научить или указать, что здесь и там вы делаете не так. Принимать или не принимать наши предложения — ваше право и желание.

— Считается, что свою страну лучше всего представлять через культуру. Удается ли Вам в полной мере использовать эту возможность?

— Абсолютно согласен, что культура помогает в значительной степени понять психологию жителей страны. Вы знаете, что я работал директором французского института в Кракове. Мне это очень близко. Культура — важный элемент в моей жизни. Хотя, должен признаться, из-за насыщенного графика работы не всегда удается посвятить этому много времени. Тем не менее я знаю русский язык, понимаю белорусский. Несколько раз посещал постановки в театре Янки Купалы. Это, безусловно, помогло больше узнать о белорусах, стране и ее традициях. К слову, не секрет, что моя миссия в Беларуси заканчивается и я готовлю заключительный отчет, подвожу итоги. Так вот, чтобы иллюстрировать этот отчет и сделать его более живым, я использовал цитаты белорусского классика Янки Купалы.

— Насколько интенсивно происходит туристический обмен между нашими странами сегодня? Что тормозит развитие туризма?

— Иногда задумываюсь над тем, как привлечь в Беларусь моих соотечественников… Мне кажется, что решение не такое уж сложное. Вот мы говорим о Франции, и сразу всплывают ассоциации: Эйфелева башня, Лазурный берег, замки Луары, Диснейленд, вино… Говорим о Греции — представляем Акрополь, море необычайного цвета, солнце, отдых на великолепных островах. А сейчас представьте, что вы находитесь в Западной Европе и просите ее жителя сказать что-нибудь о Беларуси… Как привлечь туристов, когда у них не возникает никаких ассоциаций? Да, я могу многое сказать о Беларуси: спокойные деревушки, чистый воздух, озера, красивые леса, Беловежская пуща… Но это только потому, что работаю здесь несколько лет. Поэтому привлечение сюда туристов — это вопрос рекламы, странового маркетинга. Французы, например, при выборе путешествий обращаются к помощи туроператоров. Давайте проведем небольшой эксперимент. Зайдем на страничку французского туроператора и попробуем найти тур в Беларусь. Мы там увидим туры в Италию, Литву, Бразилию и так далее, но не в Беларусь. Ваши операторы должны создавать интересные программы для иностранцев. Например, туристическая неделя в Беларуси: первый день — Минск с его основными достопримечательностями, Национальной библиотекой, музеями; второй — Мир, Несвиж; третий — Гродно, четвертый — визит в Витебск (желательно во время «Славянского базара» и с обязательным посещением музея Шагала); в финале — отдых на тех же Браславских озерах. Ваши туристические компании могут создавать такие маршруты, а потом в сотрудничестве с европейскими туроператорами продавать их. Иными словами, здесь важны две составляющие: предложение и реклама. Тур по стране — это тот же товар, который надо сформировать и суметь продать. Без этого говорить о массовом туризме невозможно.

Как велосипедист скажу, что мне очень приятно кататься по минской велодорожке, пересекая целый город. Без светофоров, вдоль реки.

— За время Вашей миссии в Беларуси Вы написали книгу «Чудотворные иконы Беларуси». Все-таки для кого она больше предназначена — для белорусов или французов?

— Для французов. Говоря о проб­леме рекламы вашей страны, я сам пожелал в некоторой степени поспособствовать узнаваемости Беларуси во Франции. Я не историк, не географ и даже не специ­алист по иконам, но у меня есть личный интерес в религиозном искусстве. В какой-то момент я подумал: почему бы не поделиться теми материалами, которые я собрал о белорусских иконах, с соотечественниками? Должен сказать, что этой книгой я очень горжусь, потому что многие знакомые и друзья в Беларуси, говорящие и читающие на французском, нашли мой труд очень интересным.

— Знаю, что в июне Вы принимали участие в круглом столе «Религия и смертная казнь». Не могли бы Вы рассказать о нем подробнее, и каково Ваше отношение к такой мере наказания?

— Если позволите, приведу некоторые факты. Сегодня человек может летать на Луну. Мы научились лечить серьезные болезни, о которых еще пару десятков лет назад было страшно говорить. Мы сейчас разговариваем в одном кабинете, а ведь благодаря новым технологиям я мог бы дать это интервью, даже если бы вы находились в Австралии. Вот реалии 2013 года, в котором живем. Так неужели, достигнув такого уровня развития, наше общество не может найти иного способа борьбы с преступностью, как только ответное убийство? Неужели мы должны разрубить осужденного надвое на гильотине, как это было ранее, или пустить ему пулю в затылок, как это происходит сейчас? Я хочу, чтобы меня правильно услышали и не записали в друзья преступного мира. Мне так же жутко помыслить о жертвах преступлений, о смертях вследствие терактов, о покалеченных судьбах, как и любому другому нормальному человеку. Но я глубоко убежден, что наличие института смертной казни не влияет на поведение потенциального преступника. Вы знаете, что в США, как и в Беларуси, смертная казнь существует, но это не помешало террористам совершить страшнейший теракт 11 сентября в Америке и взорвать минское метро 11 апреля 2011 года.

— Какие Ваши любимые места в Минске? И есть ли, на Ваш взгляд, отличительные черты, характерные только для белорусской столицы?

— Как велосипедист скажу, что мне очень приятно кататься по минской велодорожке, пересекая целый город. Без светофоров, вдоль реки. Как я мечтаю, чтобы в Париже или в небольших французских городах было так же! Буду думать об этом, стоя в автомобильных пробках французской столицы. Мне очень нравится, что Минск — это не только бесконечные дома и кварталы… Ваш город не подавил природу. Можно прогуливаться вдоль реки, заниматься спортом на свежем воздухе. Это то, что я люблю и чем восхищаюсь в Минске.

— Если не секрет, что привозите белорусским друзьям и знакомым, когда возвращаетесь из родной страны?

— Чаще всего три вещи — сыр, сыр и сыр. Настоящий свежий французский сыр трудно найти в Беларуси. Кода мы организуем небольшие праздники в посольстве — день рож­дения или Рождество, — то все знают, что я привезу сыр. И хорошее настроение гарантировано.

— Господин посол, многие с грустью воспринимают завершение Вашей миссии в Беларуси. Предлагаю подвести итоги. Что удалось сделать за время пребывания в нашей стране? Что не успели?

— Говоря об итогах, важно понимать, что я как посол не ставил перед собой задачу изменить что-то в вашей стране, поменять Конституцию, законодательство… Беларусь — суверенное государство, которое само выбирает путь развития. Роль посла — скорее наблюдать за тем, что происходит, и информировать об этом свое руководство. С другой стороны, я могу показать, поделиться опытом решения определенных проблем, экономических или политических, как они решались во Франции. Это тоже часть моей работы. Сегодня, например, мы затронули вопрос смертной казни. Я уже много говорил о нашем опыте в этом непростом вопросе. Поэтому когда однажды ваша страна захочет отказаться от такой меры наказания, то может вдохновиться этим примером.

Есть, конечно, и обратная сторона медали. Порой мне тоже хочется позаимствовать ваш опыт решения некоторых проблем. Поэтому никто не должен думать, что мы хотим только чему-то научить или указать, что здесь и там вы делаете не так. Принимать или не принимать наши предложения — ваше право и желание. Если да, значит, будем двигаться в одном направлении. Нет — наши пути останутся прежними. Но мне иногда жаль, что за время моего пребывания в Беларуси условия наших отношений по ряду важных вопросов не изменились. Со своей стороны могу сказать, что делал все возможное для развития диалога. Моя совесть здесь спокойна. А в общем дипломаты — люди скромные и не любят много говорить о проделанной работе.

Владимир Жданович

Рубрики: Дипкорпус

Страны: Беларусь


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Новости по теме:

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах