Невероятные приключения Маши и Шена в глубинке Беларуси

05.10.2013 - Новости

Невероятные приключения Маши и Шена в глубинке Беларуси

«Мне очень понравилось ваше гостеприимство, — напоследок сказала Маша. — Только почему-то туристам увидеть его очень тяжело. Свой отпуск они зачастую планируют через фирмы, заказывают отели. Если проработать маршрут самому, самостоятельно бродить или ездить по стране, обязательно общаясь с обычными людьми, — это бесподобно. Другое дело, что о вас просто не знают или знают не то»

Аналитики подсчитали: каждый путешественник из Азии или Африки в среднем оставляет в Беларуси 2600 долларов, европеец — 1000, россиянин — чуть более 500. А могли бы гораздо больше! Только вот довольных ответами на вполне простые вопросы «где жить?», «чем питаться?» и «что посмотреть?» не так уж много. А может быть, просто возим не туда?

Корреспонденты «Советской Белоруссии» вместе с двумя иностранцами отправились по альтернативному маршруту — в практически неизведанную белорусскую глубинку. Выслушать, какие достопримечательности заслуживают пристальнейшего внимания, а у каких нужно лишь притормозить. И в чем все же изюминка нашего туризма?

Ее зовут Маша Черякова, его — Шен Ли. Она из Голландии, он — из Китая. Маша — волонтер Белорусской ассоциации клубов ЮНЕСКО, которая координирует всевозможные лингвистические проекты и налаживает связи с европейскими общественными организациями. Шен — студент Минского государственного лингвистического университета, приехавший в нашу страну вслед за отцом, преподавателем БГУ. Беларусь туристическая для них открылась пока красотами Минска. Для Маши, впрочем, еще и Несвижским замком. Но везти иностранцев по проторенным туристами путям-дорожкам — это банально. Поэтому забрасываем в багажник несколько пар резиновых сапог и отправляемся на болото.

1

«Тундра–замануха»

Миорский район. Пожалуй, один из немногих в стране, который прочно ассоциируется с собственным брендом. Причем не надуманным. Здесь точно уловили, какая особенность может привлекать туристов и приносить деньги в казну. Это журавли и «журавiны». Клюква, если кто не понял по-белорусски. Так, к слову, называется и одноименный традиционный фестиваль, который во второй раз с аншлагом прошел в конце сентября.

Легкие Миорского края — крупнейшее в Европе верховое болото Ельня. К нему мы пробираемся по проселочным дорогам. Маша и Шен, однако, не в претензии. Довольно перемигиваются. У условной границы Ельни, там, где начинается местная «тундра», припаркованы «Жигули». Поодаль — «Фольксваген». На них приехали совсем не туристы. Болото Ельня из года в год кормит жителей окрестных деревень. В сентябре здесь начинается сбор клюквы. По подсчетам, ее отсюда вывозят на 1,5-2 миллиона долларов. Впрочем, кормить болото запросто может и местный бюджет. И вот почему.

— Здесь растут 15 видов краснокнижных растений и живут 22 вида птиц. Среди них — чернозобая гагара. По нашим наблюдениям, осталось четыре пары. А на закате на болотную гладь слетаются журавли. Как-то одновременно насчитали их около 7 тысяч! Кроме того, видели косулю, лося, дикого кабана, — рассказывает о собственных владениях наш сопровождающий — директор государственного природоохранного учреждения «Ельня» Иван Борок.

2

Для европейцев, помешанных на экологии, наблюдение за птицами, тем более редкими, — лучшая «замануха». Но приезжает гостей с Запада немного. В прошлом году заказник принял лишь 9 иностранцев, в этом — уже 22, Маша и Шен в их числе. Может быть, они смогут сработать этаким сарафанным радио и рассказать о местной природе у себя на родине? Говорят, смогут.

В старину по болоту было принято пробираться по «кладочкам». Этот способ фактически канул в Лету после огульной мелиорации. Нынче же возрождается в виде экологических троп в заказнике.

— Длиной тропа будет 2300 метров, из них 1530 метров — непосредственно настил по болоту. Ширина — 1,5 метра. А значит, смогут ездить и инвалидные коляски, и мотоциклы... К нынешней осени, увы, оказались готовы только 200 метров деревянной дорожки. Подвел подрядчик, — сокрушается Иван Борок.

«Кладочки» заканчиваются быстро. Конечно, пересечь все болото — а это более 17 километров — мы не собираемся. Тут хотя бы до ближайших «красных пятен» — островков клюквы — дойти. Воды уже по колено. Однако здесь не утонешь: топей нет.

— Хождение по болоту благотворно влияет на позвоночник, — подбадривает Иван Борок. — Эстонцы даже на этом хотят сделать медицинские туры.

Шен, как истинный китаец, все фотографирует. Маша, как истинная девушка, фотографируется сама. Мы же, как истинные белорусы, параллельно собираем клюкву.

— Я отправил фотографию этой красоты своей китайской учительнице, — Шен Ли не выпускает из рук мобильный телефон. — Она заядлая путешественница и изъездила весь Китай, но на болоте никогда не была. И для меня оно в диковинку. Вообще, болота и нашей стране крайне необходимы. Здесь очень легко дышать.

Добраться в самые дебри нетронутого леса на берег живописнейшего озера Волобо оказалось еще сложнее. Машину трясло на тропинках так, как подбрасывает на воздушных ямах самолет во время турбулентности. Углубились километров на пять. Впрочем, это того стоило. Гости предпочитают устраивать здесь туристические стоянки. Рядом — лодка, банька по-черному, все возможности для рыбалки и «тихой охоты».

Это уже Россонщина, где на каждых сто жителей приходится по одному озеру. Здесь свой бренд — 27 агроусадеб и местный фестиваль «Заборскi фэст», который пропагандирует агроэкотуризм.

— Мы находимся на пути от Полоцка к селу Михайловское — родовому имению Пушкина. Поэтому заполнять агроусадьбы можем в том числе и желающими переночевать. Почему бы в связи с этим в туристические маршруты не включить и наши природные красоты? — предлагает заместитель председателя Россонского райисполкома Галина Подвительская.

3

Что ответят иностранцы?

— Ваша природа — натуральная, дикая, — подмечает Маша. — А наша — рукотворная. Да, здесь нет нормальных дорог и тропинок, нет удобных подъездов. Это приключение и  несомненный плюс. Мы привыкли, что в Европе все сделано аккуратно. Но у вас, наоборот, привлекает нетронутость. Конечно, мы хотим и переночевать, и перекусить, и купить сувениры. Но я не считаю, что гостиницы, рестораны и лавки должны быть именно возле болота. Постройте несколько баз в Миорах, Россонах или возле них. И возите в заказники на джипах.

Кушать продано

Настало время перекусить. Будем откровенны, белорусский общепит — не наш козырь. А вот национальная кухня им может стать вполне. Поэтому напрашиваемся на обед к известной хранительнице кулинарных традиций — хозяйке агроусадьбы «Дастатак» Миорского района Лилии Артименок.

Блюда Лилии Ивановны скоро должны оценить на одном из международных фестивалей, где она представляет нашу страну. Нынче мачанку с драниками, настойки, травяные чаи пробуем мы. Хозяйка тем временем листает собственное кулинарное портфолио со всевозможными бабками и кровяными колбасами. Есть в этой книге и рецепты от бабушки. Пирожки из отварной и натертой картошки с жирным фаршем, грибами и тмином, обжаренные на смеси жира и растительного масла.

— «Гарэзы, хадзiце да столу есцi!» — всегда кричала нам бабушка. Я думала, что это блюдо так называется — «гарэзы». Так и прозвала его.

4

Пожалуй, особенность белорусского народа — гость в первую очередь должен быть накормлен. Поэтому в какую бы хату мы ни стучались, куда бы нас ни звали в гости, на столах тут же разворачивалась скатерть–самобранка с местными «прысмакамi» — салом и полендвицами, дичью, свежими овощами, грибами и обязательной чаркой. В Россонском районе свои традиции. Местная кулинарная особенность — поливка. Жидкий соус для драников и блинов, приготовленный с мясом, грибами, заправленный мукой, сдобренный сметаной. Вера Максименкова, жительница деревни Заборье, ко всему прочему, ставит на стол молоко, творог, запеканку. Шен Ли оценивает — вкусно:

— А творог из молока делается? А запеканка из творога? А эти ягоды как называются? Зе–мля–ни–ка? Стробэри?

После сытного обеда обмениваемся впечатлениями. Конечно, с одной стороны, когда приезжаешь в другую страну, всегда хочется попробовать чего-то национального. С другой — а выдержат ли наши желудки новую пищу?

— Ваша кухня — часть европейской. И она поначалу была для меня непривычной. Китайская-то — абсолютно другая. Мы едим «микс», который вам кажется сочетанием несочетаемого. Вроде банана и сала. Кроме того, наши блюда действительно очень острые, — резюмирует Шен.

— Мне больше всего драники понравились с мачанкой. Нечто подобное попробую сделать у себя в Голландии. Впрочем, мне интересен и сам процесс. Конечно, фрау Лилия нам много рассказывала о блюдах, показывала фото. Только, увы, я хоть и хорошо знаю русский, понять смогла далеко не все. Вот бы нам показали, как это делается! Научили жарить блины. Готовить морс из клюквы, что мы собрали на болоте. Было бы намного интереснее, — предлагает Маша.

Трудности перевода

Меняем концепцию. Вживаемся в роль официальной делегации, которые в Беларуси принято встречать по особым нетленным ритуалам. С хлебом–солью, местным ансамблем и экскурсией по здешним архитектурным достопримечательностям.

5

В Янковичском доме культуры Россонского района звучат звонкие голоса фольклорного ансамбля «Крыница». Выступление самобытных бабушек грозит перерасти в обыденный мини-концерт. Чтобы поражать, требуется шоу. Что там Маша говорила? Хочет быть в эпицентре всех событий? Пускаемся с ней в пляс. Бабушки, уловив посыл, вытягивают на танцпол и остальных. Учат местным танцам. Шен, кажется, затею тоже оценил:

— Мы, туристы, не хотим просто смотреть. Ваши традиции, ваш фольклор для нас понятен не всегда.

Согласен, дорогой товарищ Шен. Сам не раз бывал за границей. Вытерпеть в качестве зрителя час китайского концерта, ланкийского вечера народной культуры или кубинской сальсы тяжело. То ли дело в качестве участника.

На минуточку останавливаемся у россонского Свято-Вознесенского храма. Немного задерживаемся у бывшей усадьбы пана Гласко — колоритного здания из красного кирпича, нынче обустроенного под центр детского творчества. Час в пути. И по столетнему мосту въезжаем в самый маленький городок Беларуси Дисну. Населения здесь — всего около 1800 человек. Зато история — богатейшая. Местный краевед Петр Богович ведет нас по мощеным улицам. Историю уездного местечка знает назубок. Про то, как бывшему Копец–городку было даровано Магдебургское право. Как Дисна горела, тонула в паводках, практически полностью была уничтожена во время нацистской оккупации, но каждый раз отстраивалась заново. Как издавна слыла городом торговцев и ремесленников. Мы любуемся аккуратными жилыми домами из красного кирпича, ухоженными палисадниками. Проходим мимо костела. А впереди уже манит золотыми куполами храм Воскресения Христова.

«Дима, переводи, нам тяжело воспринимать местный говор», — берет меня под руку Маша. Конечно, такими живописными красками, как краевед Богович, писать портрет Дисны у меня не получается. Тем не менее у наших гостей просыпается интерес.

— Ваши достопримечательности красивы. История впечатляет. Но вам нужно сильно постараться, чтобы завлечь туристов конкретно вашими старинными усадьбами и замками. Эта ниша уже занята Францией, Германий, Швейцарией. Конечно, здесь есть что смотреть. Но стоит ли делать акцент на архитектуре и фольклоре, когда вокруг такая природа? Хотите показать остальное? Показывайте. Но между делом, — заключают гости.

***

«Мне очень понравилось ваше гостеприимство, — напоследок сказала мне Маша. — Только почему-то туристам увидеть его очень тяжело. Свой отпуск они зачастую планируют через фирмы, заказывают отели. Если проработать маршрут самому, самостоятельно бродить или ездить по стране, обязательно общаясь с обычными людьми, — это бесподобно. Другое дело, что о вас просто не знают или знают не то». Права Маша. Официальное «хоспитэлити» сотрудников отелей, ресторанов, кассиров туристических объектов, продавцов магазинов зачастую равнодушное. Иностранцы для специалистов сферы обслуживания — это некий безликий поток. Другое дело — жители районов, которые находятся в стороне от основных туристических путей. Для бабушек и дедушек, в чьи двери мы стучались, приезд собственных внуков — зачастую уже событие. А что говорить о визите заморских гостей! Маша и Шен — для них диковинка. И именно поэтому они будут искренне петь, лихо танцевать и щедро угощать.

Прямая речь

Дмитрий Субцельный, председатель Белорусской ассоциации клубов ЮНЕСКО:

— Мы обсуждали с Машей, Шеном и местными органами власти, что такие туры важно в первую очередь делать для зарубежных журналистов и для иностранных студентов, которые учатся здесь. Маша займется налаживанием связей. Больших ресурсов не надо. Я, как вице-президент Европейской ассоциации клубов ЮНЕСКО, поспособствую. У нас есть замечательные партнеры во Франции, Испании, Италии, Португалии, России, Румынии, Греции. И этот ресурс можно использовать для пропаганды нашего наследия и нашей культуры, природы, а главное — экологической составляющей. Для Европы нетронутая природа и аутентичность — приоритет, наибольшая ценность. Немудрено, что именно наши природные объекты включаются иностранцами в программы по сохранению водных ресурсов, национальных парков, лесов, животного мира.

 Дмитрий УМПИРОВИЧ

Фото: Виталий ГИЛЬ

Рубрики: Инфраструктура

Страны: Беларусь


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Новости по теме:

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах