Белорусский философ создал в Мядельском районе необычный музей старинных жерновов

04.02.2014 - Новости

Автор: Катерина ГУСЕВА


Белорусский философ создал в Мядельском районе необычный музей старинных жерновов

«Сад камней» – первое, что приходит на ум при взгляде на необычный музей, который разместился в Мядельском районе близ деревни Кривичи. Здесь собрано множество старинных жерновов. А еще есть прялки, огромные корзины, ступы – все то, без чего немыслима была жизнь белорусской деревни позапрошлого века. Но удивляют даже не вещи сами по себе, а подход к своему детищу хозяина музея – философа и писателя Владимира Подгола. Специально для проекта он сочинил притчу об отношениях простого мужика с Богом, чертом и смертью. Об испытаниях, выпавших на долю белорусов, о покаянии… Каждый предмет из музея – герой истории Подгола. Появляются новые вещи – меняется и притча. Неизменно лишь одно: весь музей – это место остановленного времени, где у каждого гостя есть шанс задуматься и что-то изменить в своей жизни.

С Владимиром мы встретились у него дома, в обычной минской квартире. Сейчас «навещать камни» бесполезно: музей спит под толстым слоем снега. В прихожей у хозяина замечаю множество блестящих подков, выстроенных рядками у зеркала.

– Как у вас много подков! – удивляюсь искренне.

– Это не подковы. Это слезы ангелов. Весной они дополнят экспозицию, подвешу их вот на этой цепочке над жерновами, – Владимир демонстрирует длинную цепочку, намотанную на трубочку из газеты. – Ангелы заплакали, когда девочка в притче превратилась в ящерку. Это все, кстати, старинные вещи.

– А почему они так блестят?

И подковы, и цепочка действительно переливаются ярким и насыщенным блеском.

– Мой друг, художник, отчистил их от ржавчины и сделал напыление – одного металла на другой. Отсюда и блеск.

– Но ведь как раз в ржавчине и есть… обаяние старины…

– Да, но это слезы ангелов теперь, не забывайте. Они должны блестеть. Идемте пить кофе.

Да-да, философ очень смело обращается с вещами – они должны работать на экспозицию и рассказывать историю. Ради нее, ради самой притчи, иногда даже менять свои свойства. И вот что удивительно, от таких перемен «обаяние старины» только усиливается – в этом убеждаюсь, рассматривая снимки музея и слушая Владимира…

Притча о черной ящерице

На самом деле притчу Владимира Подгола стоит прочесть в оригинале вот по этой ссылке padgol.blogspot.com/2013/11/blog-post.html#more. Здесь лишь краткое изложение истории – для самых ленивых.

Итак, жила-была простая крестьянская семья. Жили бедно. А тут еще и дети начали умирать. И тогда отец семейства взмолился Богу и решил отлить огромный колокол, чтобы его молитва была услышана. Но тут появился черт и предложил прямо в колоколе сделать жернова, мол, будешь продавать муку – разбогатеешь. Мужик послушался. Однако муку так и не смог добыть – трескались жернова.

Тогда с неба спустился ангел, который сказал бедолаге, что мольбы все же были услышаны и Бог со всей семьей зовет его к себе. Но для этого нужно выдолбить две ладьи: в одной поплывет он с семьей, а в другой – черт со смертью. Еще нужно сплести две корзины: одну для счастья, а другую – для горя. Ведь смерть постоянно будет норовить подбросить семье горя, и вот его нужно будет перекладывать в отдельную корзину. А чтобы черпать было удобнее, мужик должен сделать специальную ложку из цельного дерева.

Обрадовался крестьянин и стал готовиться к путешествию. Но в последний момент ему стало лень делать все, как сказал ангел. Он взял вместо лодок корыта, из которых кормили скотину. Корзины плести не стал, а приспособил уже готовые – из которых корове давали сено. Специальную ложку тоже резать поленился – взял ту, которой черпали зерно (или, как говорили белорусские крестьяне, добро).

Отправилась семья к Богу, а за ней поплыли черт и смерть – на втором корыте. И вдруг самая младшая дочь стала умолять отца взять с собой собачку, козочку и цветы – очень она их любила. Но мужик ответил, что уже нет места. Тогда девочка спрыгнула, чтобы хотя бы попрощаться. В этот момент корыто как раз подошло к сечкарне (специальное приспособление для перемалывания жесткой травы на корм скотине), которая должна была отсечь у этой семьи все рабское и греховное. Семья прошла сечкарню и исчезла. А девочка осталась. Тут подоспели черт со смертью и предложили сесть к ним в корыто, но девочка отказалась. И тогда ее душа превратилась в каменное яйцо, а сама она стала черной ящеркой. Собачка же превратилась в скамеечку, козочка – в мялку, а цветы в жернова. И само время остановилось…

Но все снова возвратится на круги своя – ящерка станет девочкой, оживут собачка, козочка и цветы,  когда вернется от Бога семья крестьянина.

О наказании и покаянии

Мы пьем на кухне ароматный кофе с шоколадом.

– А в чем же основная мысль вашей притчи? Мораль, если можно так сказать? Она есть? – задаю следующий вопрос.

Владимир задумчиво отхлебывает из чашки:

– Человек стремится к Богу, но черт его с этой дороги все время сбивает. В любом художественном произведении важно подметить и описать ситуацию выбора: мужик решает, что делать, девочка решает, что делать. Черт и смерть тоже решают, что же им делать…

– То есть за свой выбор мужик понес наказание через дочь?

– Это не совсем наказание. Да, они пережили трагедию. Но если почитать Библию, то, например, там есть история про Иова, у которого Бог отбирает дочь, сына. И это испытание, а не кара. В моей притче концовка размыта. Я не писал нравоучения. Но есть намек, что вернется семья оттуда с укрепленной верой в Бога. И благодаря силе этой их веры девочка из ящерицы превратится опять в девочку, каменные жернова – в цветы, скамеечка – в собачку, мялка – в козочку, и эта семья заживет в совершенно иной, укрепленной вере. Там нет наказанных. Есть испытанные. Моя притча посвящена именно испытаниям, которые Бог дал этой семье.

Рождение одного музея

Изначально Владимир Подгол о музее не помышлял. Он искал дом. Такой, чтобы приезжать и отдыхать там от всех мирских забот. Нашел в деревне Каренищицы в Мядельском районе.

– Дом, в котором расположился музей, – старый. В нем жил еще участник штурма Зимнего дворца, – рассказывает Владимир. – В первый раз я сюда приехал грибы собирать.  Вышел из машины, вдохнул воздух и просто обалдел. Это такой воздух, что его можно пить. И вот совершенно случайно узнал, что дом продается. Потом, когда я уже купил его,  обнаружил, что рядом растет целое поле полыни. А полынь – это трава, которая восстанавливает силы. Еще Александр Македонский после сражения специально высылал разведчиков, и те искали поле с полынью – чтобы туда могли устроиться на ночлег усталые воины.

Самый первый жернов Владимир нашел на подворье купленного дома. Это был очень красивый черно-красный камень, напомнивший писателю… цветок.

– У меня тут же родился сюжет про чертовы жернова. Верхний жернов черт отколол от кометы, нижний – от тектонической плиты, и этими жерновами черт и его слуга смерть перемалывали души. Я стал интересоваться, у кого еще есть жернова. И оказалось, что их очень много и они никому не нужны. Потом люди стали подсказывать: мол, съезди в ту деревню, там, в кювете, лежит вот такой, – Владимир описывает руками огромную окружность. – Я приехал с друзьями, нашел этот жернов, а через него уже яблоня проросла. В итоге я местным мужикам дал на водку, они привезли его прямо с деревом! Оно, к сожалению, не прижилось…

Сейчас в «саду камней» Владимира Подгола более сотни жерновов, семь сечкарен, около десятка «коловратов» (колеса прялок), есть даже «каменные сердца».

– Жернова – это основа. Разной формы, разных размеров. Шесть из них везли на подъемных кранах. Я собирал и расколотые жернова. И они потом заиграли – в легенде и в романе, куда это предание вошло. У меня есть жернова домашние – деревянный столик, и в нем стоят жернова. Есть жернова в ступе дубовой. Есть жернова в колоколе, сделанном из огромного котла. Это все сделали люди. У меня три вида реальных жерновов. И четвертый – фантастический. Это жернова, где снизу есть круглый столик, а сверху – каменное сердце. Это природный камень – у меня их два такой формы. В моем предании одно сердце окаменело в надежде, а другое – в печали.

Один из наиболее интересных экспонатов музея – каменное яйцо. Большое, практически идеальной формы. И у него своя история:

– Его местная жительница, старушка, нашла в поле. Этим камнем она прижимала капусту, когда квасила. И однажды, когда я к ней пришел (а я у нее покупал домашние куриные яйца), она мне его подарила. Оно идеальной формы и огромное. Исторически могло быть две вещи. Камни такого типа использовались во время войны с Наполеоном как ядра. Их обматывали тряпками, засовывали в жерло орудия и стреляли. И потом даже местные помещики платили деньги крестьянам за то, что они ходили по полям и приносили или круглые, или яйцеобразные камни. Это один вариант. А еще изредка это… окаменевшие яйца динозавров. Но, скорее всего, в моем случае это было все-таки ядро, – улыбается писатель.

Как попасть в музей жерновов?

Владимир Подгол честно предупреждает, что музей делал для себя и друзей. Бизнес на этой идее он основывать не собирается. И все же туристов, которые заглянут к нему «на огонек», обещает принять со всем радушием.

– Композиция будет интересна людям с художественным вкусом, потому что ты смотришь на нее даже без предания, и это впечатляет, это красиво. А когда здесь зацветают пионы – это вообще что-то невероятное. Еще можно сесть и перекусить за каменным столом, сидя на жерновах. Тем, кому жестко, я дам подушки. Кому интересно – расскажу предание. Многие приезжают с детьми, и им очень нравится. Вот Стефан Эриксон был с женой и детьми. Это бывший посол Швеции. У меня, кстати, были все послы стран Евросоюза и США. Для всех это – феномен культуры. Я думаю, что в мире это единственный музей одного художественного произведения, – рассказывает Владимир.

Сейчас в его планах – укрепить безопасность экспозиции. Ведь уже бывали случаи, когда на подворье проникали воры. Ничего ценного не унесли, но, как говорится, осадок остался. А еще к весне в музее появятся новые экспонаты, и тогда предание про черную ящерку снова трансформируется – ведь оно растет вместе с музеем, живет и развивается.

– Мой музей, – резюмирует философ, – это место остановленного времени. Аллегория такая, что нужно выбросить из головы весь мусор и суету, и тогда ты имеешь шанс услышать важное, отправиться к Богу...

На прощание Владимир дарит мне серебристую подкову – слезу ангела. И теперь она стоит у меня на рабочем столе – как напоминание о месте остановленного времени, где каждый камень – герой предания и куда я обязательно съезжу, когда сойдет снег, чтобы воочию увидеть историю черной ящерки…

Рубрики: Музеи

Страны: Беларусь


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Новости по теме:

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах