День мармота, или Горнолыжные каникулы в Ле Сибель avec plaisir. Часть первая

28.01.2014 - Новости

Автор: Людмила ДРИК, фото атора


День мармота, или Горнолыжные каникулы в Ле Сибель avec plaisir. Часть первая

Вид из окна – заснеженные горы и засыпанные снегом перила нашего балкона, яркая, слепящая голубизна неба… Эта невероятная картинка эффектно подсвечена золотыми лучами восходящего солнца. Честное слово, одного только вида из окна было достаточно для того, чтобы каждый день, который я прожила во французской деревне Ла Туссюир (горнолыжный регион Les Sybelles), чувствовать себя невероятно счастливой!

День за днем одно и то же: утром чашка кофе с видом на Альпы, потом подъем на канатке, морозный ветер в лицо на спуске и головокружительная панорама гор… День сурка? Нет, скорее – день мармота! La marmotte – это и есть альпийский сурок, символ края, краса и гордость всех без исключения здешних витрин и главный персонаж сувенирных открыток. Да здравствует такое однообразие! Ведь это исключительно вредно для здоровья и настроения, скажу я вам, изо дня в день просыпаться и видеть в окно одни и те же унылые многоэтажки…

«Поедем кататься во Францию!» – решили мы с друзьями еще на исходе лета. Наверное, несмотря на это судьбоносное решение, я так до конца и не поверила в то, что это наяву, потому что витала в мечтах, а про документы вспомнила накануне подачи паспортов на получение визы. И тут оказалось, что у двоих из наших детей срок действия паспортов заканчивается в марте, а, как известно, на визы принимаются паспорта, действительные не менее трех месяцев от даты последнего планируемого выезда с территории стран Шенгенского соглашения… Было много беготни и волнений, в полном соответствии с пословицей про голову, которая не дает ногам покоя. И вот у меня в руках все пять паспортов с открытой на полгода многократной шенген-визой! Мечты сбываются!

Дорога: беседы с навигатором и смс-переписка

Какими бы восторженными ни были мои ожидания, насчет автомобильного путешествия никаких иллюзий я не питала. Если вы собираетесь в путь и перед вами расстилаются дороги пяти стран – родной Беларуси, Польши, Германии, Швейцарии и Франции; если расстояние до места назначения составляет около 2500 км, а в машине трое несовершеннолетних детей, – такое путешествие уж точно не может быть легким и приятным… К счастью, на помощь современному автопутешественнику приходят достижения цивилизации, значительно облегчающие ему жизнь. В нашем случае этими достижениями были навигатор и мобильный телефон. Мобильник помогал нам координировать свои действия с действиями товарищей, которые добирались до места назначения на другой машине. Наша смс-переписка – это, конечно, не переписка Бернарда Шоу с миссис Патрик Кэмпбелл, и  никому в голову не придет назвать эту корреспонденцию «умным и тонким документом эпохи». Но порой по накалу страстей она не уступала лучшим образцам эпистолярного жанра и сейчас, по истечении времени, дает некоторое представление о том, что мы пережили, путешествуя по Европе на автомобиле.

– Мы за 100 км до Лейпцига. А вы где? Где встречаемся и ночуем?

– Проехали Лейпциг, едем на Нюрнберг, где ночевать, еще не думали.

В этом месте Андрей, за спиной у которого бессонная ночь, испускает крик души, в переписку не вошедший:

– Ну так пусть подумают!

Тут наши товарищи сообщают, что остановились отдыхать – «за ремонтом дороги вправо заехали в Макдональдс», а через полтора часа от них приходит следующая «эсэмэска»: «выехали из Макдональдса, едем в Нюрнберг».

– Где вы, отзовитесь! – взывают они.

– До Нюрнберга 160 км, – откликаемся мы. – Надо останавливаться, сил нет!     

– Мы примерно на таком же расстоянии. Ночевка в Нюрнберге. Вы доберетесь?

– Да, куда ж деваться… Сбросьте точный адрес места ночевки.

В Нюрнберге мы ночевали в отеле экономичной цепочки Ibis (Steinbuehler Strasse, 2), и я смело рекомендую его всем путешественникам, но автопутешественникам в особенности – из-за удобного подземного гаража. Ночь в уютном, теплом, хотя и небольшом двухместном номере отеля стоит 58 евро. А плата за стоянку – 8 евро.  

О назначении и пользе навигатора знают все, так что вдаваться в подробности нет смысла. Упомяну лишь, что наш навигатор говорил приятным женским голосом, и в конце концов тяготы дороги так сблизили водителя и «навигаторшу», что Андрей, удивленный ее долгим молчанием, мог невзначай ласково спросить:

– Ну, как условия приема? – а навигаторша, радуясь столь явному интересу, тут же благодарно откликалась, жалуясь на свою нелегкую долю:

– Плохие условия приема…

Опять пришла «эсэмэска». Товарищи напоминают нам на въезде в Швейцарию купить виньету – наклейку на лобовое стекло, тем самым внести плату за пользование дорогами в этой стране. Наклейка стоит 35 евро и действительна целый год. Швейцарские дороги в итоге обошлись нам дешевле польских и французских. (В Германии же плата за пользование автобанами вообще не взимается). Очень удобно – наклеил на лобовое стекло наклейку и едешь дальше без остановок. Никаких шлагбаумов и будок. Поляки и французы пошли другим путем: въезжаешь на платную дорогу – опа! – вот тебе шлагбаум и кнопка. Нажмешь на кнопку – выползет билетик, который ты должен беречь до следующего шлагбаума, где нужно будет внести плату. Смотреть на то, как пристегнутый Андрей высовывается из окна по пояс и, чертыхаясь, пытается дотянуться до кнопки, а потом выхватить выползающий билетик, – это зрелище, признаюсь, от души радовало всех членов нашего семейного экипажа и стало для меня одним из дополнительных бонусов путешествия…

Наконец, уже под вечер второго дня, мы оказывается в Сен-Жан-де-Морьене. Маленький городок с такими узкими улочками, что даже страшно ехать по ним на автомобиле. Но о том, что движение автотранспорта здесь разрешено, свидетельствуют припаркованные тут и там автомобили. Мы на финишной прямой. Выходим из машины, с трудом разгибая затекшие ноги. Витрины магазинчиков сияют приветливым светом, но сами магазинчики уже закрыты… К счастью, кафе работает, за прилавком – черноволосая женщина с милым лицом и яркими темными глазами. Мы спрашиваем, как добраться до Ла Туссюир. Точнее, боясь ошибиться с произношением диковинного названия, просто показываем ваучер, в котором это название напечатано черным по белому.

– О, Ла Туссюир-р-р! – радуется хозяйка маленького пустынного кафе, и для меня Франция по-настоящему начинается именно здесь и сейчас: с этого гортанного, горлового, хриплого, по-настоящему французского «ррр»…

Дорога от Сен-Жан-де-Морьена до Ла Туссюир – это невероятный серпантин, преодолевать который в темное время суток сродни экстремальному аттракциону. Впрочем, местные водилы на этой узкой заснеженной дороге еще ухитряются совершать обгон! И неудивительно, что им наша скорость кажется черепашьей: ведь предельная допустимая скорость здесь, как показывает дорожный знак, 70 км/ч, а мы едем со скоростью всего 40 км/ч, с жадностью вглядываясь вперед, насколько хватает света фар. Пришедшая в этот – очень подходящий! – момент «эсэмэска» вызывает бурный прилив веселья:

– Аккуратно, тут серпантин!

Куда уходят деньги, или Цена вопроса

Я позволю себе отвлечься от повествования, чтобы задать читателю вопрос: с чем лично у вас ассоциируется горнолыжный отдых во Франции? Нет-нет, я пока не про сыры и не про вино. Возможно, вы уверены в том, что такое путешествие – роскошь и оно не может быть дешевым или хотя бы демократичным? В таком случае – вы ошибаетесь. Безусловно, европейцы зарабатывают в разы больше рядовых белорусов, но они отлично умеют считать деньги и очень не любят переплачивать там, где можно сэкономить. А «пускать пыль в глаза» – это вообще не про них. Недавно мне попались на глаза интересные заметки, в которых сравнивается отношение к деньгам россиян и европейцев. Линор Горалик в своей статье «Деньги, висящие в гардеробе» отмечает, что «при сравнительно одинаковом доходе (не в денежном, а в социальном эквиваленте) российский шопер может – и считает нужным – приобретать продукцию марок, рассчитанных на Западе на более высокий сегмент рынка. Он готов потратить сто долларов там, где его западный «близнец» готов потратить сорок, потому что шестьдесят долларов, составляющих разницу между их приобретениями, не зарезервированы ни под какие иные нужды (как то: накопления на пенсию, образование, квартиру). Одна из моих собеседниц, живущих за рубежом, совершенно верно заметила, что «как только средней русской женщине позволяет доход, она часто переходит на товары-люкс; европейки в этом смысле бережливее». Получается, что понты – это наследие совка.

Проживание в шале в горнолыжной деревне сродни детскому конструктору LEGO или, если угодно, сборке мебели IKEA: вы можете взять, так сказать, основной пакет, а дополнительными деталями пренебречь. Или сами выбрать из ассортимента предлагаемых дополнительных услуг то, без чего не сможете обойтись. И в результате ваше пребывание на курорте выльется совсем в другую сумму, чем у вашего соседа по шале. А теперь – цифры. Наш 6-местный номер в шале стоил 650 евро за две недели – эту сумму мы внесли полностью еще осенью, вскоре после бронирования. А вот список услуг, который выдали нам на ресепшн по прибытии. Постельное белье – 8 евро на человека. Полотенца – 8 евро на человека. Полотенца + постельное белье – 15 евро на человека. Телевизор в номер – 42 евро. Приехать на горнолыжный курорт и смотреть телевизор? Моветон! Wi-Fi в номере – 15 евро за неделю, 5 евро за день. Ежедневная уборка – 17 евро, финальная уборка – 58 евро. При этом в номере есть швабра, ведро, тряпка и совок со щеткой, а пылесос можно взять бесплатно. Услуги прачечной – 5 евро. Питомец в номере – 37 евро за неделю.

Домашние животные не зря упоминаются в этом очень подробном списке: французы любят путешествовать со своими четвероногими друзьями, список которых, разумеется, возглавляют собаки. Иногда это породистые спаниели (помните, у Окуджавы: «У парижского спаниеля лик французского короля…»), но чаще – какие-то кудлатые веселые псины, подозреваю, без яркой родословной. Что касается интернета, то бесплатный Wi-Fi был на ресепшн, куда я время от времени удалялась, прихватив телефон со шнурком (чтобы сбросить фотографии), ноутбук и миниатюрную мышку, напоминая самой себе со всем этим громоздким багажом радистку Кэт.

Вот без чего на горнолыжном курорте действительно нельзя обойтись – это без ски-пасса. Андрей купил себе ски-пасс на весь район катания Ле Сибель – 356 евро за 13 дней. Второй ски-пасс был действителен только на зону катания Ла Туссюир, полдня с ним каталась я, полдня – наша дочь, поскольку кому-то же надо было присматривать за нашим самым младшим путешественником – полуторогодовалым Мишуткой. Этот ски-пасс обошелся нам в 272 евро. А 5-летнего Санечку мы отдали в горнолыжную школу. Обучение в школе идет мини-курсами по 6 дней, с воскресенья по пятницу, и каждый такой курс стоит 126 евро.

Французские дети и их родители

Первый курс в горнолыжной школе Санька проходил не на склоне, а в «детском садике». Именно так это учреждение и называлось – Jardin d'enfants, и название прекрасно отражало суть. Помните то «счастливое» время, когда ваш ребенок только начинал ходить в сад? Как он плакал, размазывая по лицу слезы и сопли, не желая оставаться без вас? Вообще-то, честно признаюсь, мне довелось увидеть не так уж много плачущих французских детей. В массе своей они держатся как спартанцы, но в такой момент, когда тебя, маленького, обутого в горнолыжные ботинки и лыжи, передают на руки инструктору, и спартанец бы не устоял. Впрочем, рев любимого чада ни в коей мере не мог заставить французских родителей изменить свои планы. Ведь искусство жить, это самое «арт де вивре» по-французски, и заключается в том, чтобы, став родителями, ничего не менять в своем образе жизни и наслаждаться всеми ее дарами и прелестями! Инструктор ласково улыбается очередному малышу, говорит ему что-то ободряющее, похлопывает по плечу… Дети послушно перестают плакать, и – о чудо! – через пару дней они уже все стоят на лыжах и спускаются по пологому склону цепочкой, друг за другом, ставя лыжи «плугом». В пятницу – последний день курса – выпускникам выдают книжечку с печатью (свидетельство об окончании) и прикалывают к полиэтиленовому жилетику значок, который малыши с гордостью демонстрируют родителям.

Санька недолго ходил в детский сад: в один из дней, забирая его из jardin d'enfants, узнаем от инструктора, что завтра детей нужно приводить к подножию пологого «зеленого» склона Petite Verdette. Наутро оказывается, что ребенку нужен свой собственный ски-пасс – а как иначе пользоваться подъемниками? С тех пор, гоняя вдвоем с Андреем по трассам, мы то тут, то там замечаем стайку детей в одного цвета пластиковых жилетах, возглавляемую инструктором в красно-белом, издалека заметном комбинезоне. У каждого «класса» горнолыжной школы – свой цвет жилетов, Санька начал с фиолетового, а потом перешел на персиковый. Участки трасс с пологими склонами, где наблюдается скопление учеников под предводительством инструкторов, предусмотрительно помечены растяжками la zone des débutants.

Среди сувенирной продукции мне на глаза как-то попалась целая стойка с doudou («дуду»). Дуду – кусок ткани квадратной формы, в центре квадрата – голова зверюшки. Я бы не обратила на них внимания, решив, что это просто игрушки, если бы незадолго до поездки, начав интересоваться всем французским, не прочитала книгу российской журналистки Яны Жиляевой «Выйти замуж за француза». Оказывается, это знаковая вещица в каждой французской семье. «Дуду принято подкладывать в детскую кроватку с первых дней жизни малыша. Считается, что лаская тряпочку, прижимая ее к себе, посасывая и пощипывая, младенец получает тот необходимый тактильный контакт, который недодает ему мать. Ребенок так привыкает к этому кусочку ткани, что пропажа дуду грозит серьезным нервным расстройством всей семье. Поэтому дуду предпочитают не стирать», – пишет Яна Жиляева. Честно говоря, за время пребывания на курорте не видела ни одного ребенка с дуду, зато все без исключения маленькие дети были с пустышками во рту. Соски во рту были и у тех, кто сидел у папы на шее, и у тех, кто мирно спал в саночках, и у детей постарше, которые шли с мамой за ручку.

Французские бабушки и дедушки, по-моему, нежнее, чем французские родители. Они все молодые, веселые, спортивные, обожают фотографировать и целовать своих внуков. На горнолыжном курорте «стар и млад» объединены скидкой на ски-пассы. Скидка действительна для тех, кому меньше 12 и больше 65 лет. Более востребован, конечно, первый вариант, мне довелось увидеть не так уж много горнолыжников в годах. Зато немолодые романтичные парочки дружно прогуливались по горам, опираясь на горнолыжные палки и наслаждаясь красотой гор и общением друг с другом. Они действительно умеют жить, эти французы! 

Рубрики: Активный Отдых Горные Лыжи

Страны: Франция


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Новости по теме:

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах