Гражданин и футболист Артем Радьков. Как отличить Могилев от Крыма?

20.07.2014 - Новости

Гражданин и футболист Артем Радьков. Как отличить Могилев от Крыма?

 Это интервью с известным белорусским футболистом Артемом РАДЬКОВЫМ родилось на колесах, во время одной из поездок в детский дом, что на окраине страны, на границе с Латвией. Времени поговорить было вдосталь, но пауз в словах не возникло – тема напросилась сама собой: патриотические нотки самосознания сплетались с этническими пейзажами и складывались в задушевную мелодию сердца, рассказывает «Прессбол». 

– Артем, ты ведь родом из Могилева. А как тебе наши западные красоты?
– Мама моя родом из Кореличского района, поэтому о Мирском замке наслышан с детства. Но в Несвиже был уже после реставрации. Красиво, здорово, все же, если сравнивать с Литвой, Тракай дает фору. Не по историческим формам – по современному сервису. У нас приедешь, выйдешь из автобуса на экскурсию, а через два часа уже делать нечего – ни ресторанчиков тебе, ни развлечений, ни отелей, тогда как люди приехали потратить свои деньги на отдых.
В Литве полегче с инвестициями в этот бизнес: если человек хочет создать усадьбу, он вправе рассчитывать на грант от Евросоюза, где-то около 80 процентов от всех вложений (специально интересовался этим вопросом). Может, нашим людям это не очень интересно, хотя мне кажется делом любопытным и перспективным. Я бы занялся, правда, только в случае помощи местных властей.
Еще побывал в Жировичах, Новогрудке. Очень симпатичен Гродно – из всех областных центров он наиболее интересный. Много старой постройки сохранено. Да и вообще мне Западная Беларусь нравится. Чисто, аккуратно, люди стараются следить за своими домами и участками. Очень красиво. Россияне приезжают и говорят: «О, да вы здесь как за границей живете!»

– А Могилев?
– За последние 10–15 лет произошли разительные перемены. Город сейчас тоже выглядит вполне презентабельно. И история там богатая. Машека у нас был, лесной разбойник. Белорусский Робин Гуд – грабил богатых, помогал бедным. Еще недалеко от Могилева, под Солтановкой, было серьезное сражение с наполеоновской армией в 1812 году. Во время Первой мировой войны в городе находилась Ставка Верховного главнокомандующего, приезжал император Николай Второй.

– Копнем глубже. Могилев отличился во время тринадцатилетней войны с Московией. Вначале горожане радушно открыли ворота под гарантии сохранения Магдебургского права, а спустя семь лет, в 1661-м, партизанским методом перебили весь захвативший их русский гарнизон.
– Меня такое развитие событий не удивляет. Это в белорусском характере: будем долго терпеть, но восстанем яростно. Моя прабабушка прожила больше ста лет: при русском царе, при поляках, при немцах, при Советах и после них. Так вот она сказала, что лучше всего было с Польшей, хотя в книжках писали совсем по-другому, мол, советская власть принесла освобождение простому народу от гнета панов. Слишком много пропаганды. Кто победил, тот и пишет историю.

– А как о Беларуси говорят в Турции?
– В историческом и политическом плане – мало, в экономическом практически ничего. В основном говорят о спортсменах. Максима Ромащенко помнят до сих пор, можешь представить? А БАТЭ там вообще наша визитная карточка, бренд страны. Турки очень эмоциональны, гостеприимны и хорошо относятся к иностранным футболистам. Стараются окружить максимумом внимания, а если еще и хорошо играешь, носят на руках. Не представляю, как люди из «Бешикташа» или «Галатасарая» ходят по городу, ведь там они высшая каста, идолы. Прикоснуться – за счастье.
Вообще, турки очень патриотичны, хотя живут не лучше, чем мы. Портреты Мустафы Кемаля Ататюрка, первого президента Турции, во время национальных праздников – на каждом балконе, причем вывешивают их хозяева квартир по собственной инициативе. Может, поэтому и немногие спортсмены уезжают из страны. Хорошие зарплаты, уважение людей... Уважение к национальному. И еще к тому, кто чего-либо добился в жизни. Это не лакейство, а признание заслуг перед обществом. Приветят, припаркуют машину, посадят на лучшее место и постараются сделать все, чтобы ты зашел еще раз. У нас же такого нет. Казенщина. 70 лет советской власти, вытравления чувства хозяина сделали свое дело.
Как-то решили купить в интернете детскую коляску, к слову, отнюдь не дешевую. Нам сказали, что в наличии ее пока нет, пообещали заказать и перезвонить. Шесть месяцев ждем. Конечно, мы ее давно уже приобрели, но логика продавцов непонятна – они же деньги могли заработать... Иногда ведь достаточно просто улыбнуться человеку. Это мелочь, ерунда, но откладывается в памяти. В кафе приходишь, видишь ожесточенное лицо официанта, который не замечает тебя двадцать минут, встаешь и уходишь...

– Кто из белорусов тебя впечатляет? Давай только не спортсменов...
– Без них никак. Все же у нас это цвет нации. Дашу Домрачеву, Сашу Герасименю, баскетболисток надо показывать детям: мол, настоящие белорусы – это они, а не те, кто спит под лавкой от одной пьянки до другой. Такие примеры должны быть перед глазами, на них должны расти. В спорте халявы не бывает, и олимпийским чемпионом по блату не станешь... А других кандидатов в герои-то и не назову. Ну что я вижу, включая телевизор? Один оркестр, обслуживающий все торжества, группу попсовых исполнителей, мало отличающихся друг от друга. Хотя, возможно, проблема и во мне, в моем кругозоре.
Но, мне кажется, внутренне мы не очень свободны, и это видно даже по нашему городу. Он не комфортен для жителей, все права регулируются государственными службами и мероприятиями. В центре нет пешеходных улиц, площадей, где можно было бы хорошо провести время – в окружении тех же музыкальных групп, фокусников, аниматоров, которые и сами веселились бы, и других развлекали. И вообще, как человеку у нас можно выразить свою нестандартную позицию?

– Поехать в Вильнюс на концерт «Ляписов»…
– Где-то Михалок чересчур резок и агрессивен, мне это не очень близко. Но опять-таки это его выбор, который следует уважать. Мое право выбирать, слушать его или нет. Но я не могу понять, почему кто-то ограничивает мою свободу выбора.
Уже рассуждал на похожие темы в интернете, получил комментарии. Некоторые пишут, дескать, Радьков гимн не поет, язык не уважает. Да, не пою, нет у меня такой привычки. Хотя это вовсе не значит, что я не люблю свою родину. Что касается языка, принимаю упрек: мову добра не ведаю. Но люблю. В дороге, например, ищу белорусскоязычные радиостанции. Однако их, к сожалению, мало, не говоря уже о телеканалах. Мы вообще много говорим о роли языка в нашей жизни, но сами ничего для этого не делаем.

– Ты вполне мог бы стать первым игроком футбольной сборной страны, который заговорил бы по-белорусски.
– Мог бы, наверное...

– Хотел бы увидеть глаза твоих партнеров. Наверняка спросят: «Тема, а на кой тебе это нужно?»
– Без сомнения, все подумают, что хочу выделиться. Хотя вряд ли заговорю. Просто потому, что база русских слов у меня значительно больше. Начинать нужно с детства, с семьи. В отношении сына у меня твердая позиция: должен учить белорусский язык в школе. Это одна из причин, почему он пойдет в школу здесь, а не в Турции. Все идет от головы. Вот если бы наш президент сказал, что завтра мы два часа обязательно будем говорить по-белорусски, никто бы никуда не делся.

– Такое по приказу не делается. Я лучше посоветовал бы главе государства стимулировать деловую активность белорусов, чтобы инициативные и предприимчивые имели преимущество перед теми, кто привык носить бумаги из кабинета в кабинет.
– Я тоже «за». Да, пусть это капиталистический принцип, но он эффективен. Мы развращаем людей, когда лоботряс, лежащий на диване, знает, что заработает лишь немногим меньше того, кто хочет чего-то добиться. Потому что последнему надо преодолевать массу препонов – административных и экономических. Но все должно быть наоборот: систему надо построить таким образом, чтобы она помогала и стимулировала инициативных. Потому что будущее за ними.

– Как считаешь, какой должна быть национальная белорусская идея?
– В первую очередь – самоидентификация. Мы не россияне, не поляки и не литовцы. Мы просто разные, толерантные, терпеливые друг к другу. Но, повторюсь, до поры, до крайней степени. Потом взрыв. У россиян же, например, изначально больше наглости, гонора, завышенная самооценка. Это имперское мышление, свойственное, следует полагать, не только им, но и всем, кто имел колонии. Они считают себя властелинами мира и переживают, когда какая-то территория выходит из-под контроля. Хотя Питер, на мой взгляд, отличается от России: там больше чувствуется европейское влияние, люди более интеллигентные, нет агрессивности в поведении, с которой постоянно сталкиваешься в Москве.

– Тебе пришлось пожить и в Грозном...
– Это уже не Россия, а другая страна. В Чечне русских мало, кто мог, уехал. Чеченцы любят свой край, язык, чтут традиции и обычаи выше конституции. И сильно держатся друг за друга. У славян такого братства нет. Дружу с одним украинским гандболистом, который играет в Турции. В команде есть его соотечественник, однако они общаются только на площадке. Почему – вопрос... Но ведь мы такие же, по большому счету. Хотя мир резко меняется. Разве полгода назад кто-то мог представить, что в Украине будет происходить то, что творится сейчас?

– Как думаешь, если жителям Могилева Кремль предложит повысить зарплату на 200 долларов, они тоже проголосуют за Могилевскую народную республику?
– А почему нет? Мы с тобой говорим об истории, национальной идее, а у многих людей нет времени рассуждать на такие темы, им надо семью кормить. Им хочется купить новый телевизор или авто, не 12-летнее, а поновее – 11-летнее. Этот мотив доминирует над другими ценностями у 90 процентов людей. И чем тогда Могилев хуже Крыма? Во всяком случае, не уверен, что все скажут: нет, что вы, Москва нам дорога, но Беларусь не предадим. Хотя на самом деле жизнь в России не сахар. Если кто-то думает, что все останется по-прежнему, а просто увеличат с барского плеча зарплату, – это глубокое заблуждение. Там надо биться за себя, быть агрессивным и выживать, принимать чужие порядки. Это не мой путь. Я за то, чтобы самому сделать жизнь вокруг комфортной – для любимых людей, семьи, родителей. Вышел во двор и банально убрал его от мусора, потому что жить в грязи нельзя. Может, это и хорошо, что у нас нет крана с нефтью, без нее народ более трудолюбив, требователен к себе. Надо искать свой путь, уважать своих героев, тех, кто что-то сделал для страны.

Сергей ЩУРКО

Рубрики: Общество

Страны: Турция Беларусь


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Новости по теме:

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах