Историк из Академии наук считает, что Старый замок в Гродно восстанавливают с ошибками

03.12.2015 - Новости

Историк из Академии наук считает, что Старый замок в Гродно восстанавливают с ошибками

Историк Национальной академии наук нашел в проекте реконструкции гродненского Старого замка несовпадения с описанием памятника архитектуры в документах. Исследования археологов частично подтверждают его версию. Научный руководитель реконструкции считает, что правки в проекте невозможны с архитектурной точки зрения.

Решение о том, как в общих чертах будет выглядеть обновленный замок, уже утверждено на всех уровнях, включая Министерство культуры. Сейчас архитекторы прорабатывают на бумаге детали. Строительный проект первой очереди (всего их три) планировали завершить еще в августе, но перенесли сроки на конец этого года. Сюда включен участок замка от брамы до средней башни над Неманом.

Однако сотрудник Института истории Национальной академии наук Беларуси Николай Волков считает, что в архитектурном проекте есть ряд существенных неточностей. Если их не изменить, обновленный замок не будет соответствовать своему виду конца XVI — первой половины XVII веков. В итоге работы с памятником архитектуры нельзя будет назвать реставрационными. Свои выводы ученый основывает на инвентарях и планах, описывающих гродненский замок в XVII–XVIII веках.

Научный руководитель реконструкции Старого замка Владимир Бачков изучал письменные источники по замку и по объектам, построенным Санти Гуччи и другими архитекторами в тот же период времени (конец XVI — начало XVII веков). Вместе с другими специалистами посетил польские города, исследуя здания эпохи Ренессанса. Предложения Николая Волкова он отрицает.

Вопрос первый: сколько этажей в башнях?

По мнению историка, во въездной башне замка должно быть два этажа, а в средней башне со стороны Немана (от нее сейчас остался только фундамент) — три. Но в утвержденном проекте в башнях на один этаж больше. Николай Волков предполагает, что недоразумение вышло из-за неправильного понимания подписей на немецкоязычном плане замка XVIII века. Польский исследователь Ярослав Войтеховский изучал документ еще в 30-е годы прошлого века. Поскольку в Западной Европе первый от земли уровень считается нулевым этажом, он «додумал» лишний этаж: вместо двух появилось три, а вместо трех — четыре. Его выводы приняли белорусские ученые.

Владимир Бачков утверждает, что, согласно дрезденскому плану XVIII века, в башне брамы было три этажа. Построить ее двухэтажной невозможно. Тогда купол окажется ниже крыши дворца, а это недопустимо. В средней башне над Неманом научный руководитель реконструкции отстаивает четыре этажа. По его представлению, баня находилась на третьем этаже, алебастровый зал — на четвертом. Такие выводы он делает исходя из архитектуры других частей замкового комплекса — в частности, галереи, которая вела в баню. Николай Волков считает, что галерея вела на лестницу около башни.

 

Вопрос второй: что находится около башни над Неманом?

На знаменитой гравюре Томаша Маковского начала XVII века около средней башни над Неманом виден некий объект, похожий на строение с крышей. Николай Волков полагает, что здесь была винтовая лестница примерно на 16 «квадратов», по которой поднимались в баню и алебастровый зал над ней, расположенные в башне. Он отрицает существование в этом месте многоэтажной пристройки примерно на сто квадратных метров, которая есть в проекте. О ней ничего не говорят письменные источники. Ученый объясняет, что изображения на гравюре не нужно понимать буквально, они могут изменяться в объемах — и небольшая лестница может восприниматься как высокое здание.

Археологи в этом месте нашли только остатки лестницы, а фундаментов большого здания пока не обнаружили. Во время исследования горизонтальной планировки двора начала XVI века открылись остатки тонкой кирпичной стены. Ее предназначение еще предстоит разгадать, поскольку пока нельзя однозначно отнести к какому-либо строению, описанному в письменных источниках, рассказала археолог Наталья Кизюкевич, осуществляющая надзор за проведением археологических исследований на территории Старого замка.

Владимир Бачков делает выводы о наличии трехэтажной каменицы у средней башни, как на гравюре Маковского. Отсутствие каменных фундаментов здания он приписывает тому, что стены могли возвести облегченными: из кирпича и смеси глины с соломой. Он считает, что кирпичная стена, обнаруженная археологами около лестницы, как раз служила опорой для такой легкой многоэтажной постройки.

 

Вопрос третий: нужна ли замку решетка?

Историк указывает, что у входа в браму была герса — решетка, которая в случае нападения противника быстро опускалась, перекрывая проезд. Механизм, двигающий решетку, располагался в двухэтажной пристройке слева от брамы, которая сохранилась до настоящего времени. В проекте герсы нет, а пристройку намечено разобрать. Здесь возникает интересный момент: здание с герсой построили предположительно в начале XVII века, то есть после смерти Стефана Батория. Значит, согласно проекту реконструкции, оно не имеет ценности. Но, по мнению Николая Волкова, Баторий мог вовсе не жить в Старом замке, а останавливаться в Новом замке или в «баториевке» (теперь здание анатомички). Ведь король инициировал перестройку резиденции, но умер в 1586 году, в год завершения строительства. По этой причине ученый предлагает отойти от строгой привязки реконструкции памятника к личности Батория, а сделать акцент на образе королевской резиденции конца XVI — первой половины XVII веков. Тем более что проект предполагает восстановление некоторых элементов, которые появились после смерти Батория: галерею на севере брамы и эркеры (выступающие части помещения) по углам дворца.

Научный руководитель реконструкции не находит доказательств существования герсы. Он считает, что ее невозможно поставить в замке эпохи Ренессанса, а дворец защищали по-другому: при нападении противника сбрасывали вниз один пролет деревянного моста.

Интересно знать

В бывшей королевской каплице (часовне) во время исследования стен открылись два небольших фрагмента фресок у оконного проема, который сейчас заложен. Один фрагмент представляет собой оранжевую линию, ограниченную черной рамкой, а второй — зеленоватое пятно. Открытия датируются XVI веком, когда творил Санти Гуччи, сообщил директор Гродненского историко-археологического музея Юрий Китурко.

В тему

Во время археологических исследований стало понятно, что горизонтальная планировка двора замка начала XVI века отличалась от планировки других замков, поскольку у каменной мостовой сильное понижение в западном направлении. В отмостке просматриваются канавки, которые, возможно, служили системой для отвода дождевой воды. Чтобы завершить исследование исторических слоев в этом месте, нужно еще около недели непрерывной хорошей погоды без дождя. Археологи обнаружили раковины морских моллюсков, которых, вероятно, привозили из-за границы, чтобы подать к королевскому столу. Находили и монеты XV–XVI века (в том числе одну молдавскую), наконечники стрел, рукоятку ножа XIV века, посуду (в основном тарелки) XVII–XVIII века. К интересным находкам можно отнести черный стеклянный средневековый браслет, спусковой механизм арбалета XIV века, фрагменты пушки из слоя предположительно XVII века, а также керамику XII века.

На данный момент на реконструкцию Старого замка выделили 7 миллиардов рублей из областного бюджета. Объект внесен в госпрограмму «Замки Беларуси». Финансирование рассчитано на 2014–2018 годы.

Справка «ВГ»

На данный момент на реконструкцию Старого замка выделили 7 миллиардов рублей из областного бюджета. Объект внесен в госпрограмму «Замки Беларуси». Финансирование рассчитано на 2014–2018 годы.

www.vgr.by

Рубрики: Достопримечательности Беларуси Проблемы

Страны: Беларусь


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Новости по теме:

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах