Легенды белорусского туризма. Юрий АКУДОВИЧ: «Привычка жить при социализме дает о себе знать: все ждут, когда государство подкинет денег, которые можно освоить!»

21.05.2014 - Новости

Легенды белорусского туризма. Юрий АКУДОВИЧ: «Привычка жить при социализме дает о себе знать: все ждут, когда государство подкинет денег, которые можно освоить!»

У современного белорусского туризма, как и у любой другой отрасли, есть своя история, включающая легенды, предания, рассказы, сказки и были. Существует и когорта людей, так или иначе причастных к созданию этой истории.

Впрочем, многие из их уже сами стали легендами. К этой когорте можно смело причислить и Юрия Акудовича, заместителя  директора компании «Экспобизнестур», который недавно отметил свой 60-летний юбилей. Сам он отсчитывает свой срок работы в туризме с 1972 года, когда совершил первый категорийный поход в Крым.

– Юрий Васильевич, а припомните самый первый случай в жизни, связанный  с туризмом. С чего все началось?

– Самое первое воспоминание, связанное с туризмом, относится к детским годам. Мне было тогда лет 10–12.  Мой брат, который был уличным лидером, решил организовать поход с ночевкой в палатках. Но по каким-то причинам этот поход не состоялся. И тогда я увидел сон: речка, туман поднимается, палатка, и встает солнце. Этот сон стал буквально вещим. Именно это воспоминание стало своеобразным внутренним побуждением, определившим дальнейшую судьбу. Потом были школьные походы. Я учился в городке Свислочь Гродненской области, поэтому мы часто ходили с учителем физкультуры в Беловежскую пущу. Ездил на областные туристские слеты в урочище Пышки. Это очень красивые места. Так сложилось, что и потом, когда проходили слеты и соревнования на республиканском уровне, мне приходилось бывать именно в Пышках, на берегу Немана. Я еще учился в школе, а брат Валентин (известный белорусский философ Валентин Акудович – ред.) уже ходил в серьезные походы. Потом он приезжал и делился воспоминаниями о Саянах, Кавказе, Тянь-Шане…И это меня настолько впечатлило, что, когда я поступил в институт физкультуры на специальность «легкая атлетика» (поступал очень тяжело из-за переломов, по этой части я «большой специалист») и там появился хорошо известный Владимир Ганопольский и была открыта новая специальность, связанная с туризмом, мне удалось в буквальном смысле доконать декана и перевестись на эту кафедру. Это произошло после первого курса. Но и это время я не терял даром, активно занимался туризмом в секции моторного завода. К концу учебы уже был руководителем этой секции. И этот период уже можно считать периодом осознанного вхождения в туризм, в отличие от первоначального, который я считаю спонтанным. На кафедре мы писали курсовые работы, связанные с туризмом, изучали теорию. Что касается практики, то с помощью Владимира Рыженкова (первого министра спорта и туризма), который тогда работал в комитете комсомола, удалось открыть студенческий туристский клуб. Студенты стали ходить в походы, ездить на слеты…Жизнь просто бурлила.

– В те годы туризм еще как бы не был профессией…

– После института я как раз мог бы заниматься туризмом профессионально, потому что меня планировали распределить на турбазу КБВО. Но потом решили, что я слишком молод, и направили в мою родную Свислочскую школу в качестве педагога. Но это меня никак не прельщало, потому что по условиям распределения мне нужно было отрабатывать там целых три года. А тем временем я уже занимался в секции подшипникового завода, считавшейся лучшей в стране, и они меня приглашали в штат тренером по туризму. Поэтому хотелось как можно быстрее сбежать из школы и уехать в Минск.  Выход нашелся: я отправился на год в армию. Думал, что дальше, чем я сам ходил в походы, меня уже не зашлют, но ошибся: меня отправили на БАМ. Это был худший год в моей жизни. Отслужив год в армии, попал на подшипниковый завод и начал заниматься туризмом профессионально.

– Прошло не так много времени, но ситуация в туризме резко изменилась. Когда выезжаешь за границу, то видишь, насколько активно сегодня жители многих стран проводят свой досуг, как они до глубокой старости занимаются укреплением своего здоровья: ездят на велосипедах, ходят пешком, сплавляются по рекам… У нас все наоборот, интерес к активному туризму практически утрачен. В чем, на ваш взгляд, кроется причина?

– Это очень сложный вопрос, над которым я все время размышляю. Дело в том, что, когда самодеятельный туризм начал в нашей стране развиваться, мы и думать не думали ни про какой Запад или зарубежье. Тогдашний Советский Союз давал колоссальные возможности для самых разнообразных походов, ведь на его территории были горные вершины, озера, реки, равнины… В этой связи я вспоминаю случай на одной международной конференции. Собрались любители активного туризма из пяти стран, в том числе из Польши, Германии, и стали вспоминать, кто где был. У каждого максимум два-три района. Спросили меня: когда я дошел до второго десятка районов, где я побывал, у них буквально раскрылись глаза и рты. Свобода была тогда у нас необозримая. Развитию активного туризма в стране, на мой взгляд, способствовала вся советская идеология: нужно было отвлечь народ от имеющихся проблем, а туризм оказался идеальной формой – тут и воспитание патриотизма, и любви к Родине, и познание своего края… В отличие от другой идеологии, эта народу нравилась, люди находили в туризме отдушину. Ведь если проанализировать, неслучайно в те годы в туризм шли люди образованные, умные, с высоким интеллектом. Это была передовая и мыслящая часть общества. Кроме того, все эти походы были практически бесплатны. Плюс  подготовка кадров и отличное методическое обеспечение. Было написано множество книг и брошюр. Когда началась перестройка и открылись ворота в Европу, то первое, что бросилось в глаза, – количество людей с рюкзаками. Мне сразу захотелось найти контакты, чтобы Беларусь влилась в эту активную туристскую жизнь. И мне удалось выйти на Всемирную организацию активных видов туризма, объединяющую 120 млн туристов из 39 стран мира. В результате удалось принять несколько групп из Германии, и теперь я думаю, что это были мои лучшие группы.

– Какие это были годы?

– Это были 1994–1998  годы. Я тогда был президентом туристско-спортивного союза Беларуси. Написал запрос, получил ответ, что он принят к рассмотрению, мои партнеры из Германии скептически к этому отнеслись, они не верили, что из этого что-то получится. В качестве теста спросили: «Вот скоро будет Олимпиада в Японии, сколько человек вы сможете туда направить?» (Смеется) И это в 1996 году! Да откуда у нас такие деньги! Но зато по этой программе нам удалось наладить прием в Беларуси. Иностранцы проходили в день 20–25 км, потом останавливались на какой-то турбазе, жили на Нарочи и каждый день совершали походы, была возможность подвозить на автобусе. И я видел, что наши турбазы в принципе были готовы принимать туристов. Но массовым все-таки этот прием не стал. Что касается сегодняшнего развития активного туризма, то картину в какой-то степени показала последняя отчетно-выборная конференция туристско-спортивного союза. Привычка жить при социализме дает о себе знать и сегодня: все ждут, когда государство подкинет денег, которые можно освоить, причем не на походы, а на соревнования по туристско-спортивному многоборью. Я сравнивал нас с Литвой и обнаружил, что там народ гораздо активнее. «Милостей от природы» литовцы не ждут, а сами развивают направление.

– Хотелось бы вернуться к вопросу о менталитете. Ведь многие сторонники активного туризма за рубежом «не сбиваются в стаи», а путешествуют самостоятельно…

– Когда мы в эпоху перестройки поехали за границу, для нас это были совершенно новые впечатления, более яркие. Всем хотелось побывать в Турции, Египте и других странах. Преобладающим стал «унитазный туризм». Но прошло 20 лет, и многие просто этим уже наелись. У меня был такой специальный альбомчик с видами Беларуси, и когда клиенты приходили в офис, я им эти фотографии подсовывал. Многие удивлялись: «Это что, у нас в Беларуси?» Многих я соблазнял, и они отправлялись осваивать собственную страну. У нас есть движение, но оно медленное и немассовое. Мне кажется, что должно пройти пару поколений, чтобы интерес к активному туризму окреп.

– То есть лет через двадцать…

– Вот-вот. Правда, тут есть другая проблема: отток молодежи за рубеж. Может так случиться, что вообще некому будет ходить в походы.

– Но ведь за границей наиболее активными туристами являются как раз не молодые, а пожилые люди. Недавно в Швейцарии мне пришлось услышать от нашего гида: «Моей свекрови 93 года, и она каждый день ездит на велосипеде».

– Мне тоже приходилось сталкиваться с такими туристами. Когда я принимал группу из Германии, среди них была женщина 75 лет. Я все время за нее боялся. А она старалась постоянно следовать за мной: я плыву на расстоянии 100 метров от берега, а она за мной. Оказалось, что она в год совершает три-четыре похода в разных странах. Мне кажется, что многие пожилые туристы просто добирают то, чего у них не было в молодости. Наши старики более «выработанные». Кроме того, все зависит от внутреннего состояния человека, от его потребности двигаться. Такие навыки, прежде всего, закладываются в семье, с детства. Вместе с тем, когда я отслеживаю движение в сторону активного туризма в Беларуси, я вижу, что появляются инициативы совершенно неожиданные. К примеру, такое масштабное мероприятие, как «Большая бард-рыбалка». Народ сам по себе ходит и в походы.

– Что в туристической  жизни было самым сложным?

– Самым сложным был перевал… с боку на бок. Заставить себя, будучи парализованным, повернуться. Был и поход пятой категории сложности на хребет Черского, на лыжах протяженностью в 600 км зимой. На чемпионате Союза мы за этот поход стали призерами. Два дня мы шли и кроме рюкзаков тащили еще и саночки. Заночевали, привязав себя веревками и крючьями к скале, обмотавшись палаткой. Потом был спуск. В общем, достаточно сложно технически.

– Если бы сейчас предложили аналогичный поход?

– Пожалуй, я бы согласился. Как это ни странно звучит, мобилизовать себя помогла травма.  Кто-то даже сказал, мол, тебе повезло, ты даже книгу написал, но, на мой взгляд, это слишком дорогая цена. Вместе с тем после травмы я стал значительно здоровее, чем до нее. Выполнил норму  мастера спорта по туризму, участвовал во многих соревнованиях. Поэтому, пожалуй, смог бы пройти все свои походы заново.

– В туристических кругах очень часто поднимают бокалы «за сбычу мечт». Сбылись ли мечты и о чем мечтается сейчас?

– Считаю, что мне в жизни очень повезло. В молодости я и подумать не мог, что увижу то, что видел, и побываю там, где побывал. Кроме того, попробовал себя в фотографии, снял около 25 тысяч фото, показал их на нескольких персональных выставках. Один из важнейших итогов – то, что состоялись дети. Сын живет и работает в Цюрихе, дочь – в Сан-Франциско. Занимаюсь увлекательным делом – развитием делового туризма.

– По вашему мнению, есть ли у нас в стране перспектива для развития этого вида туризма?

– Безусловно, это перспективное направление, хотя поначалу я о нем знал очень мало. Все началось с того, что в 1992 году меня пригласили работать в компанию «Дойче Мессе». Я отказался, и это вызвало у тех, кто мне предложил работу, большое удивление. А потом я попал в Германии на одну из международных  выставок и был просто ошеломлен. И тогда понял, почему представители этой крупнейшей компании были удивлены моим отказом. В год мы направляем на профильные выставки (а 75 % выставок проходит в Германии) около тысячи человек. Когда разразился кризис, некоторые выставки не организовывались, поэтому клиентов стало меньше. Считаю, что предприятия, которые хотят развиваться, должны обязательно на выставках бывать, смотреть, знакомиться, обмениваться опытом.

– Юрий Васильевич, вы побывали во многих странах. Какая из них больше понравилась, пришлась по душе?

– На свадьбе у сына мы были в Италии. Да, Рим оставил очень яркие впечатления. Потом поехали к дочке в Лондон, и мне показалось, что после Рима Лондон проигрывает. В прошлом году были в Таиланде, я там сделал тысячи снимков – это ярко, это экзотика. Но если честно, все-таки больше всего я люблю Беларусь. Пять лет назад купил домик в деревне Ветче на озере Ветческом, это Ушачский район. Мне там очень хорошо, я могу заниматься еще одним хобби – резьбой по дереву. Отец был столяром, и меня тянет что-то красивое мастерить. Любимый район – Нарочанский, куда я 35 лет ежегодно ходил в походы. Голубые озера – это просто сказка. Беларусь – это мое родное, и здесь всегда можно найти что-то новое.

– Спасибо за беседу и новых впечатлений!

Беседовала Надежда Суслова

Фото разных лет.

Рубрики: Вся История Белорусского Турбизнеса В Газете «Туризм И Отдых»

Страны: Беларусь


Комментарии

Аватар

01.09.2016 15:37
Петр рига
ответить

даввно с Юрой не виделись. Я попрежнему в туризме. поздравляю с юбилеем. петр бойков

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Новости по теме:

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах