Над развитием Брестской крепости будет работать специалист из Амстердама

22.06.2014 - Новости

Над развитием Брестской крепости будет работать специалист из Амстердама

Бьерн Стенверс – директор по маркетингу Музея Амстердама и еще сорока музеев нидерландской столицы, объединенных в единую систему. Это был не первый приезд в Беларусь креативного голландца, умеющего поднимать окупаемость музейного бизнеса. С августа Бьерн Стенверс войдет в состав правления Фонда развития Брестской крепости, рассказывает «Вечерний Брест».

«Отмечаю все натоптанные места»

– Марихуана, велосипеды, красные фонари – туристские штампы в восприятии Амстердама. Интересно знать, насколько вы используете их в маркетинговой работе?

– Это присутствует, оно никуда не делось, но мы не хотим делать этому рекламу. Маркетинг, изменение стереотипов в сознании людей – часть бизнеса, этим надо заниматься, чтобы расти. Между прочим, то, что встречают западные туристы, приезжая в Беларусь, тоже не соответствует устоявшемуся в Европе стереотипу. Мы видим красивые, ухоженные улицы, спокойных людей – этот факт может кого-то удивить, но не разочаровать.

Могу констатировать: наша маркетинговая стратегия положительных образов себя оправдывает. Когда я начинал работу с 43 музеями Амстердама, их суммарная годовая посещаемость составляла 9,5 миллиона посетителей. За четыре с половиной года работы она выросла до 12,5 миллиона.

– Музеи и культурное наследие – это бизнес?

– Я в этом уверен и, главное, смог убедить руководство.

– С чего начали, получив карт-бланш?

– С вопросов сотрудникам: какие обязанности, чем занимаются. По нескольку дней поработал в каждой службе – рядом с кассиром, экскурсоводом, уборщиком, администратором, посмотрел жизнь изнутри. Только поняв, чем они занимаются, я могу начать думать, что следует улучшить, перенаправить. В 80–90 процентах случаев моя работа заключается в том, чтобы изменить мышление людей.

Знаете, что мне надо узнать у уборщика? Где на прошлой неделе были самые грязные места! И на позапрошлой. И весной, если есть сезонные колебания. Отмечаю все эти натоптанные места на плане музея – именно там, где скапливается наибольшее количество посетителей, следует разместить кафе, сувенирные магазины, другие объекты, в которых тратят деньги. Так музей начнет получать дополнительный доход, а директор заплатит прибавку уборщику за ответственность.

 

Креативный бренд I amsterdam – одна из фишек нидерландской столицы.

«Став проще, привлекли людей»

– Готовясь к интервью, вычитал у вас занятную фразу: «Музей – это террариум единомышленников».

– В любом давно существующем государственном музее есть свои порядки и устоявшийся коллектив. Нередко он «присидевшийся», потерявший стимул к развитию, и этого минуса нельзя недооценивать.

– Вы с этим столкнулись, приступив к работе в 2008 году?

– Да, и это была проблема.

В Голландии есть закон, не позволяющий просто взять и уволить не соответствующих задачам сотрудников. Мы дали всем шанс найти в себе резерв к изменению, а параллельно разработали стратегический план, в соответствии с которым к 2020 году количество сотрудников должно было сократиться со 140 до 30 человек максимально естественным путем. Люди стареют, уходят на пенсию, и мы не заменяем их другими. Это, конечно, медленный процесс, но и безболезненный.

Параллельно мы немножко накаляли ситуацию, всех теребили, озвучивали новые цели, запускали проекты, которые требовалось осуществить в максимально короткий срок.

– И была вам охота будоражить бабушек? Работали бы как работали, а новые идеи продвигала молодежь.

– Отчасти так и было, но меня не приглашали бы выправлять ситуацию, перекупая из другого большого проекта, если бы, как у вас говорят, петух не клюнул. Правительство Голландии объявило об урезании бюджетных субсидий, а отдельные музеи могли вообще их лишиться, если бы не научились зарабатывать.

Мы попросили всех составить план индивидуального развития. Это многих озадачило: люди, работающие в государственных музеях, обычно не помышляют о таких вещах. И нам открылась любопытная вещь: молодежь принесла планы профессионального развития на следующий же день, проявили желание учиться там-то и там-то, пройти стажировку в таких-то отделах, выучить еще один иностранный язык. Помимо 140 штатных сотрудников у нас было около 20 студентов-практикантов из университета Амстердама. Именно эта молодежь внесла определенный ажиотаж в работу музея: они хотели успеть всё, выполняли свою работу быстро и с драйвом. Мы поддерживаем всех, кто хочет развиваться, и сейчас у нас около 50 волонтеров – не тех, кто подметают пол, а кто работают наравне с сотрудниками.

– Так понимаю, у вас было не особенно много времени на раскачку.

– Да, надо было принять ряд быстрых мер. Мы отменили униформу персонала, в которой наши сотрудники были похожи на полицейских, а хотелось создать в музее уютную и дружескую атмосферу. Переделывали сайт, опять же в сторону большей дружелюбности. Изменили название: вместо Исторического музея Амстердама стал Музей Амстердама. Став проще, мы привлекли к себе людей.

«Любой недостаток – дополнительная возможность»

– Можно ли, на ваш взгляд, в условиях Беларуси сделать рентабельной работу с культурным наследием?

– Да! У вас большая история, много интересных мест и хороших музеев. Здесь есть с чем работать.

– Вы наверняка посещали брестские музеи. На ваш взгляд, что не так, чего не хватает?

– Футбольный авторитет Йохан Круифф говорит: любой минус – это плюс, любой недостаток – это дополнительная возможность.

– И много таких минусов-плюсов?

– Нельзя говорить, что вашим музеям чего-то не хватает, там много интересных вещей. Мне кажется, им надо подумать, как работать вместе и получать от этого больше выгоды, наращивать число посетителей. Музей города мог бы как-то обозначить себя в крепости, где большой поток туристов. Есть идея создать в кольцевой казарме «улицу музеев», поместив филиалы всех музеев Бреста, для них можно сделать один общий входной билет.

В крепости обедали в ресторане – все обычное, как везде. Я часто сталкиваюсь с этими скучными, стандартными меню, потому что ресторанный бизнес полагает, что у него совершенно отдельная служба, никак не соотносящаяся с музейными отделами. Это неправильный подход, потому что, если люди работают вместе, они получают больший доход.

На прошлой неделе я был в Ульяновске в музее Ленина. Там соответствующая атмосфера, все про Владимира Ильича. Но, перекусывая в кафе, посетители выпадают из контекста мемориала и после обеда в музей, как правило, не возвращаются. А наша задача – сохранить атмосферу, чтобы человек не выходил из контекста и продолжал находиться в музее как можно дольше. Я предложил простую вещь: включить в меню блюда, связанные с семьей вождя, его родителями, чай Ленина, кофе Сталина...

– Хлебную чернильницу с молоком для тайного письма...

– Гуд, классная идея!

– Фишек много можно придумать, если задаться целью.

– В Ульяновске стоит памятник человеку, который изобрел букву «Ё». Это необычно, у такого памятника хочется побывать, сфотографироваться. А в вашем музее «Берестье» мне очень понравился найденный при раскопках деревянный гребешок. Копия гребешка очень давнего века может стать популярнейшим сувениром, который надо раскручивать.

Василий Сарычев

Рубрики: Музеи Технологии

Страны: Беларусь


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Новости по теме:

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах