Наташа Алам: «За время съемок в Беларуси я немного поправилась»

28.10.2014 - Новости

Наташа Алам: «За время съемок в Беларуси я немного поправилась»

Ныне голливудская актриса уроженка Узбекистана Наташа Шиманчук, она же Алам, сыгравшая главную роль в белорусском кинопроекте «Мы, братья», стала объектом внимания прессы. Например, по причине своего появления в мужских журналах. Но повод для оттачивания перьев у журналистской братии на тему Алам не один. Американские таблоиды отмечают ее «русский темперамент», видимо, отличный от темперамента американки. Историю девочки, перешагнувшей из мечты в реальность, не комментировал разве что ленивый. Корреспонденту БЕЛТА представилась возможность получить ответы на вопросы от самой Наташи, благо актриса на несколько дней приезжала в Беларусь еще раз.

– Наташа, вам понравилась Беларусь? Знаю, что удалось побывать за пределами столицы.

– Когда стало понятно, что я снова отправлюсь в Беларусь и смогу увидеть гораздо больше, чем в первый приезд во время съемок, очень порадовалась. Еще тогда мне понравился Минск, современный город, сочетающий сталинскую архитектуру и новые постройки, а сейчас я смогла погулять по белорусской столице, как бы стать одной из горожан и увидеть ее красивой, просторной, светлой. Я уже была в прошлый приезд в Строчицах, когда снимали фильм «Мы, братья», а сейчас ездила в Дудутки, Раков, Несвиж. Это здорово! Очень понравился Несвижский замок и легенда о Черной панне, шикарный старинный парк. Я очутилась в золотой осени, чего уже много лет лишена, ведь в Калифорнии круглый год все зеленое. Словом, столько эмоций, позитива.

В Ракове слушала выступление фольклорного коллектива. Звучали песни на белорусском языке. Что любопытно, я, не понимая отдельных слов, улавливала в целом, о чем речь. Красивый язык. И люди душевные.

– Хотелось бы про людей подробней...

– Например, в гостинице, где остановилась, была история. Вышло так, что меня разбудили среди ночи, и я уже не могла уснуть. Спустилась вниз, чтобы спросить, когда откроется ресторан. До начала рабочего дня было еще часа три, и женщина, дежурившая в эту ночь, любезно предложила мне свою чашку и чай. А охранник принес потом в номер заваренный кипятком кофе.

У вас много здоровых, энергичных людей. Красивая молодежь, она хорошо выглядит, ухоженно, и кожа свежая. Нет оплывших лиц. Видимо, это от продуктов, которые вы употребляете. Я так понимаю, у вас не принято есть то, что хранится годами в пачках, как происходит в Америке. В Америке нет пропаганды здоровой еды. Хотя, с другой стороны, белорусская кухня отнюдь не диетическая, национальные блюда изобилуют животным жиром, вы употребляете много сметаны, сливок, картошки. Но когда поглощаешь все это, нет ощущения тяжести, усталости. Судя по всему, продукты у вас проходят инспекцию, они экологически чистые, не напичканы разной синтетикой, и приготовление особое.

За время съемок в Беларуси я немного поправилась, поскольку пища иная, нежели та, к которой привыкла. Тем не менее с удовольствием кушала драники и получила мастер-класс по их приготовлению в домашних условиях. Теперь буду баловать своих.

Я сама слежу за тем, что поступает в мой организм, очень осторожно подбираю продукты. Поход в магазин у нас подобен охоте. Нужно внимательно изучать состав продуктов, потому что на внешней стороне упаковки прочитаешь, что это здоровый, не содержащий вредных веществ продукт, но когда поворачиваешь биркой с составом – ужасаешься и кладешь обратно.

– Что еще в Беларуси впечатлило, понравилось?

– Для меня многое здесь непривычно. Я уже говорила про роскошный несвижский парк, куда попала в листопад. Это очень красиво. Мне понравилась ночная подсветка Минска, я снимала для себя на камеру. В Лос-Анджелесе подобного нет. Мне удалось своими руками вылепить горшок в мастерской в Троицком предместье. Из приятного также, когда во время прогулки по белорусской столице меня узнали. Значит, сериалы с моим участием в Беларуси смотрят.   

– К вопросу о фильмах. Сколько позиций вскоре пополнят вашу фильмографию?

– Сейчас в стадии постпродакшн находятся четыре работы с моим участием. Одна из них – белорусский кинопроект «Мы, братья». А всего на моем счету около трех десятков ролей. Снималась в телесериалах «Дерзкие и красивые», «Части тела», «Отряд «Антитеррор», «Настоящая кровь», в фильме ужасов «Смертельная игра», в комедии «Женщины» и других. Если говорить о новых проектах, то есть планы участия в белорусских фильмах, кинокомпания Nonstop MEDIA предложила мне несколько ролей, будем обсуждать. Есть и еще один проект, продюсерский. Хотя говорить об этом еще рано, это лишь наметки, но есть вероятность попробовать себя в иной роли, перейти на новый уровень, участвовать в фильме не только как актриса, но и продюсер.

Я вообще люблю браться за все новое. Люблю развиваться, расширять свои возможности. Ведь чтобы не оставаться в трясине одних и тех же героев, которых играешь на протяжении какого-то времени, нужно очень аккуратно рассматривать проекты и, естественно, убедить режиссера в том, что можешь сыграть. А для этого, конечно, нужно постоянно учиться, расти. Я внимательно слежу за расписанием семинаров, которые дают известные мастера кино для работающих актеров. К ним сложно попасть, но это дорогого стоит, и я всегда записываюсь на недельные, двухнедельные курсы, чтобы получить новые знания и навыки.

– Страсть к учебе была столь же сильна, когда вы учились в Ташкентском авиационном институте?

– Нет, мне не нравилась профессия. Я оказалась там не по своей воле, а по воле родителей. Моим родителям было важно, чтобы я получила высшее образование. Сейчас, будучи мамой, я и сама считаю, что надо учиться, учиться и учиться. Учеба – очень важный момент в жизни любого человека. Но поскольку у меня тогда интересы были совершенно другие и в Узбекистане все было коррумпировано, то для поступления в институт знания имели мало значения. Нужно было иметь большой кошелек, чтобы дать взятки всем, кто принимает решение, кому становиться студентом того или иного института. Я провалила экзамены с первого раза, потом занималась на подготовительных курсах при институте целый год. Мама настояла, чтобы я пошла именно в авиационный, потому что, по ее мнению, это был единственный вуз, в который было можно поступить. Вторая попытка удалась, но параллельно я училась тому, что мне было интересно. Занималась в училище моделированием. Проучившись два года в институте, поняла: надо куда-то бежать, чтобы потом всю жизнь не чувствовать себя несчастной.

– Пошли наперекор пожеланиям родителей?

– Я уже начала принимать решения, и появилась возможность выехать за границу. Признаюсь, было что-то нереально странное – поехать в Италию. Подружка уговаривала меня поехать, но я была уверена, что мама не отпустит. Подруга настаивала попробовать поговорить. И к моему удивлению, мама согласилась. В первый раз за всю мою жизнь мама очень приятно меня удивила. Поскольку отношения с ней у меня с детства были напряженные, взаимопонимания с родителями не было (меня и в угол ставили, и ремнем били, как в обычной советской семье, такой диктаторский метод воспитания), то подобная реакция мамы для меня стала открытием. Она начала понимать, что моя жизнь имеет все шансы сложиться такой же бесцветной, как и у нее, и у моего отца. Видимо, мама хотела, чтобы у меня было по-другому. И так началась моя собственная, полная приключений самостоятельная жизнь, которая привела к таким вот интересным изменениям.

– А для своей дочери Валентины какое будущее вы бы выбрали? Видите ее моделью, актрисой, стюардессой?

– Ни тем, ни другим, ни третьим. Не мне решать, кем ей быть. Сейчас я даю дочке как можно больше возможностей испытать и проявить себя. Она записана в несколько разных классов: гимнастика, теннис, пение, пианино, по математике и чистописанию, чтению. Еще она ходит на балет. А до этого брала уроки карате и борьбы. Валентина перепробовала много всего, я уже и не помню что. Сейчас она просит купить ей скрипку, может, это просто прихоть, а может, ей это понравится.

Я не буду настаивать и решать судьбу дочери. Каждый человек имеет право на собственное решение, даже маленький. У меня нет возможностей ощущать то, что она ощущает, и знать, о чем она думает. Поэтому право выбора, естественно, за ней, и я буду ее поддерживать во всем, что бы она ни выбрала. Считаю, что это очень важный момент: не вбивать детей в колею, свою собственную, которую ты воспринимаешь правильной. Потому что каждый человек сам строит судьбу. Ты можешь выбрать профессию, которую родители не оценят, поскольку они скажут, что это малоприбыльно или непрестижно. Но я считаю, что в каждой профессии есть успех и прибыль. Например, художник может быть и бедным, а может быть очень богатым. Это зависит от уровня отдачи человека выбранной профессии.

–  Для вас высшей оценкой уровня преданности профессии был бы «Оскар»?

– Обязательно хотелось бы подержать эту статуэтку в руках. Привезти ее домой, поставить на большой дисплей. Это как награда за долгий путь, который ты должен был пройти. Тем более актерам, приехавшим из славянских стран, намного труднее, поскольку нужно избавляться от акцента и пройти гигантскую школу. Конечно, было бы приятно получить за свой труд какую-то награду.

– Наташа, надо понимать, вам нелегко было шагать по дороге в Голливуд?

– Да уж. Сначала был модельный бизнес. Спасибо ныне популярному стилисту Алишеру, который в свое время был руководителем модельного кружка в швейном училище в Ташкенте, а позже помог мне попасть в модельное агентство в Москве. Затем были европейские агентства. Я выступала на подиумах Рима, Парижа, Милана, Лондона. Когда приняла решение стать актрисой, всего добивалась сама. Занималась в школе Ли Страсберга. Было время, когда все деньги за работу в рекламе отдавала за уроки актерского мастерства. Боролась с акцентом. Ведь русскоязычным актерам очень сложно получить достойные роли из-за него. Я сумела избавиться от акцента, и мне теперь предлагают роли американок. Моя карьера развивается, думаю, впереди у меня еще много интересного.

– Вы были замужем за представителем королевской семьи Ирана, теперь владеете бизнесом, в партнерстве имеете сеть косметических клиник, но больше всего вас журналисты допекают из-за съемок для мужских журналов Maxim и Playboy…

– Это только здесь такая реакция. Я была очень удивлена ей, поскольку, например, в Америке считается престижным появиться на обложке Playboy рядом с такими актрисами, как Шарлиз Терон, Мэрилин Монро. Такое предложение поступает не каждой актрисе. Поскольку я не настолько известна, как Шарлиз Терон или Ким Бейсингер, то я сочла за честь, когда позвонили и пригласили именно меня. Потому что это входит в историю, становится легендой.

Расстроила ли меня эта шумиха? Нисколько. Я как-то мало обращаю внимание на то, что говорят люди, поскольку каждый человек мыслит на своем уровне восприятия вещей. Я не собираюсь никого переубеждать или диктовать, как нужно думать. Каждый волен сделать свой выбор.

Жанна КОТЛЯРОВА

Страны: Беларусь


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Новости по теме:

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах