Ольга Барабанщикова: «Когда на отдыхе нас всех огулом называют русскими, не ленюсь и заостряю внимание на том, что я – белоруска»

31.08.2014 - Новости

Ольга Барабанщикова: «Когда на отдыхе нас всех огулом называют русскими, не ленюсь и заостряю внимание на том, что я – белоруска»

Из интервью в прошлом знаменитой спортсменки, а ныне певицы и телеведущей газете «Прессбол».

Сейчас Ольга постепенно уходит от тусовочной жизни, воспитывает в загородном доме двух биглей и мечтает о семейной жизни. О карьере, патриотизме, статусе завидной невесты и чувстве стыда Барабанщикова рассказывает с неподражаемым задором.

– Среди теннисистов популярной остается практика жить за границей после окончания карьеры. Наверняка и у вас были варианты перебраться в другую страну?
– Еще в бытность спортсменкой предлагали выступать за Великобританию, но даже мысль не посещала принять предложение. Я такая националистка...

– Именно националистка?
– Да! Когда на отдыхе нас всех огулом называют русскими, не ленюсь и заостряю внимание на том, что я – белоруска. Мы с русскими все же разные люди. Даже во времена СССР ощущала себя не советским человеком, а белорусским. Всю жизнь иду с этим чувством, и этого не отнять. И мысль о том, что я защищаю честь не Беларуси, а какой-то другой страны, для меня дикая. Думаю, после такого было бы стыдно возвращаться на родину.
А с заграницей у меня связана такая мечта: хочется домик где-нибудь на итальянском побережье, в Сан-Ремо например. Уверена, все мои мечты, пусть не сразу, но сбудутся. Надеюсь, скоро с малышами будем гулять по пляжу.

– Вы жили в Бельгии, Великобритании, США, Польше... После долгого путешествия есть что-то, к чему вы так и не привыкли в Беларуси?
– Все знают, как сложно заниматься у нас определенными видами деятельности. Еще хромает сервис, с этим просто беда. Очень часто езжу по миру, сравниваю. Жить в нашей стране – для меня идеальный вариант, но некоторые детали просто потрясают.
Недавно подруга попала в больницу. Несколько дней она пролежала в коридорчике, якобы не было мест в палате. Она в слезах, потому что к ней даже никто не подходил, словно ее и нет совсем. Не понимаю, почему у нас сложилась такая ситуация: бесконечно строятся бизнес-центры, офисы, дворцы, магазины, которые даже не всегда сдаются в аренду, в то время когда у нас нет ни одной нормальной больницы. Не буду обобщать ситуацию, но нужно создавать такие условия, чтобы врачам хотелось помогать людям. Сейчас же им все равно, они не хотят работать. Остро ощущается, что люди не на своем месте, они обозлены, раздражены, невнимательны к пациентам. Наблюдала за этой ситуацией, думала: не дай бог туда попасть! Я не понимаю, почему у нас так провисает медицинская ниша. Это очень страшно.
Когда людям плохо, они ищут помощи в медучреждении, а на них, как из ведра, выливаются разрушительная аура, негатив, отвратительные условия. Хотя не все так плохо. У нас много замечательных, очень талантливых и добрых докторов, которых посчастливилось знать лично.

– К вопросу о патриотизме. В феврале растащили на цитаты ваше высказывание, что Виктория Азаренко большая чемпионка, но совсем не патриотка. Расскажите эту историю.
– Совершенно не понимаю, вокруг чего поднялось столько шума. Это было обычное интервью, из которого выдернули фразу. Почему возник резонанс, если я озвучила очевидный факт? Для меня, Наташи Зверевой, Макса Мирного нет большей чести, чем представлять страну на любых соревнованиях. Это же всего несколько недель в году – сыграть в Кубке федерации! И человек, для которого в нашем государстве делается все, не может найти время, чтобы помочь своей стране? Не только для Вики, для всей команды Азаренко белорусская сторона создает абсолютно все условия. Не понимаю, почему мои слова так остро восприняли? Хотя искренне рада и горда, что первые олимпийские чемпионы в теннисном смешанном разряде из Беларуси.

– Среди комментариев к этой новости вам пеняли, мол, Барабанщикова в свое время недоиграла, поэтому сейчас так резко судит...
– Я, может, и недоиграла, зато за страну сыграла в десять раз больше, чем Вика Азаренко. Хотя нам в то время создавали куда более скромные условия. Игроку и его команде не оплачивались билеты. На Вику тратится столько денег, а она не хочет уделить несколько недель, чтобы заработать еще больше. Совершено непонятная ситуация, ведь эти средства можно было бы потратить на занятия теннисом с маленькими детьми и дать им хотя бы шанс...

– Но она выступает под белорусским флагом, весь мир напротив ее имени видит нашу символику...
– Понятно, что благодаря Вике, Максу Мирному теннис приобрел большую популярность в Беларуси. Но Максим делает все: он без лишних вопросов приезжает играть в Кубке Дэвиса. Для всех – это честь, а здесь какая-то другая история.

– Вместе с этим в белорусском спорте наметился очевидный матриархат: гремят имена Дарьи Домрачевой, Александры Герасимени, той же Виктории Азаренко. Это случайное наслоение талантливых девушек или ментально обусловленная ситуация, когда на плечах наших женщин держится абсолютно все?
– Славянская женщина особенно сильна – это факт. Если сравнить наш быт и стиль жизни с иностранками, то отличий будет очень много. Долюшка наша такая, что здесь сделаешь. Может, мы долго были зависимы от мужчин, поэтому сейчас так прославляемся, идем в спорт, чтобы дома не сидеть и хоть как-то выйти из-под этого гнета.

– В то же время есть отечественные спортсмены, которые для вас – образцы мужественности?
– Назову прежде всего близкого друга, безвременно от нас ушедшего Руслана Салея. Глубоко уважаю Макса Мирного, более профессионального спортсмена не встречала, при этом он замечательный муж и отец. Еще Саша Глеб, наши фристайлисты...
Татьяна ЛУКАШЕВИЧ

Рубрики: Знай Наших!

Страны: Беларусь


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Новости по теме:

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах