Ольга УЛЕВИЧ: «Массовый туризм умрет вместе с последними советскими туристами, которые не умеют пользоваться карточками, интернетом и не знают языка!»

03.01.2014 - Новости

Ольга УЛЕВИЧ: «Массовый туризм умрет вместе с последними советскими туристами, которые не умеют пользоваться карточками, интернетом и не знают языка!»

Известная белорусская журналистка Ольга Улевич, которая в настоящее время проживает в Испании и занимается организацией индивидуальных туров в страну корриды и фламенко, рассказывает о том, как испанцы переживают кризис, почему не стоит отдыхать в Ллорет де Маре, чем привлекательны испанские кемпинги и какое счастье – жить у моря.

– Ольга, как все же случилось, что известная белорусская журналистка, замредактора популярной газеты «Комсомольская правда», переехала жить в Испанию?

– Вот именно, что случилось. Если поставить перед собой такую цель, вряд ли что-то получится. Карьера моя в «Комсомолке» закончилась, и это было для меня очевидно. В последнее время я чувствовала себя как десятиклассник в песочнице, когда всем интересно играть в формочки, а мне нет. Песочница становилась все меньше, и в конце концов я перестала в нее помещаться... Это была уже некая нерабочая ситуация. Мне предложили место в московской редакции, но это была та же песочница, только в Москве. Потому что дело даже не в конкретном издании, а дело во времени, которому эта профессия не нужна. Я начинала быть журналистом в 90-е годы, когда случился такой расцвет профессии, которого, по-моему, не было никогда и никогда больше не будет. Газеты и журналы выходили миллионными тиражами. Журналисты делали историю страны и меняли судьбы. 
Молодежь, которая не видела этой журналистики, может спокойно работать, наполняя буквами сайты. Но у меня не получилось. Да, я никогда не была ни Листьевым, ни Любимовым, но они всегда были для меня журналистами. К сожалению, в 40 лет уже видишь очень много. Видишь, что смысл профессии свелся только к тому, чтобы создавать площадки для рекламодателей и обеспечивать денежные потоки акционерам. И чем меньше платят журналисту за работу, тем он ценнее, потому что не увеличивает расходную часть. С такими мыслями нельзя было работать и не наживать себе болезни.
Когда прощалась с газетой, в которой проработала 15 лет, я делала это, по большому счету, интуитивно, но спустя два года вижу, что это было очень правильное решение. Мне было очень тяжело уходить. Каждый, кто честно отдал своему делу 15–20 лет, меня поймет – это не просто тяжело, это даже страшно. Отказавшись от московского предложения, я уходила в никуда. Мои начальники не сказали мне спасибо, и, в отличие от тех случаев, когда с редакторами расставались по причине недовольства их работой, мне не выплатили никакого «парашюта». Я восприняла это как своеобразное жестокое признание в «любви»... Мне надо было отдохнуть, посмотреть на свою жизнь со стороны. Потому что, с одной стороны, казалось, что нельзя так все бросать, это неправильно, а с другой... Когда я в мыслях находила себя на этом же месте спустя 5 или, не дай бог, 10 лет, у меня начиналась или депрессия, или истерика. В том числе и потому, что я не видела вокруг себя счастливых людей. И я понимала, что если так и буду сидеть в песочнице, то моя жизнь на этом закончилась. И при этом я находилась в отличной профессиональной и физической форме. И никаких перспектив. Не знаю, поймет ли кто-то эту ситуацию или все покрутят пальцем у виска: мол, сидела бы уже...
Я уехала в Испанию и провела там полтора месяца, работая над одним рекламным проектом. И за 10 дней до отьезда я познакомилась с молодым человеком... Абсолютно банально – на пляже. И, конечно, спроецировала на эту ситуацию весь свой опыт 40-летней белорусской женщины и все, что видела на эту тему по телевизору. Сомнений было очень много. Он женат... Он женат, но скрывает... Он слишком красив, чтобы быть порядочным... Он слишком молод (на момент знакомства 41)... Спустя два года я вижу, какими вывернутыми «нашими» мозгами я смотрела на ситуацию, и мне стыдно. Я хоронила маму, а Доминик был рядом, и всегда находил возможность поддержать, и обладал терпением, которое, как я сейчас понимаю, очень ценное мужское качество. Он совершал поступки не для себя, как делают это наши мужчины, а для меня. Маленькие красивые поступки, но всегда в тот момент, когда мне это было крайне необходимо. И я поверила. Потом случайно узнала, что его имя-фамилия переводятся с испанского как пасхальное воскресенье... Мы познакомились именно в пасхальное воскресенье, в тот год, когда я еще не знала, что мне хоронить маму. И в тот достаточно долгий черный период это помогло мне поверить в то, что жизнь не заканчивается. Мир вокруг меня одновременно рушился и создавался. 

– Каким образом пришла идея заниматься турбизнесом, организацией туров, продвижением гостиничных услуг?

– На самом деле я работаю редактором в одном белорусском глянцевом журнале, но поскольку бизнес моего мужа связан с гостиницами и ресторанами и живем мы на море, то все его партнеры обращаются ко мне с одной просьбой: расскажи о нас русским туристам. Ну ок! Почему не рассказать! Я сама с удовольствием открыла для себя этот удивительный мир, и сегодня у меня есть огромное желание рассказать об этом всем: друзьям, знакомым и просто хорошим людям. Свободного времени у меня сейчас много, потому что журнал – это не газета, которая выходит каждый день и крадет у тебя всю жизнь.

– На твой взгляд, какая «ниша» наиболее свободна для того, чтобы начать заниматься турбизнесом в Испании?

– Абсолютно свободна ниша индивидуальных  туров. Наши туристы почему-то готовы платить 1000 евро за неделю лежания на пляже. А ведь за эти деньги можно посмотреть страну совсем по-другому. С посещением маленьких рыбацких городков, диких пляжей, недорогих семейных ресторанчиков, где кормят настоящей едой, а не адаптированной под Восточную Европу. Надо просто найти местного гида, который составит вам индивидуальную программу, и вы потратите практически те же деньги, но на настоящие удовольствия. Гид поможет сэкономить: не платить втридорога и не тратиться на то, что вообще не стоит ни вашего времени, ни ваших денег. Этой услугой пользуются богатые россияне и европейцы, когда путешествуют по экзотическим странам. 

– Что партнеры знают и думают по поводу белорусских туристов и в целом о Беларуси?

– В Каталонии многие знают, где Беларусь и что это не Россия. Точно так же, как Каталония – это не Испания. И все очень ждут, что к ним приедут белорусские туристы. И это при том, что вот уже два года я слышу один и тот же ответ: «У нас не было ни одного туриста из Беларуси, были две семьи из России, одна из Украины»... Я говорю о той части Каталонии, которая начинается после Ллорет де Мар и прекрасного городка Тосса де Мар на север и тянется до Франции и до Пиреней. В самом Ллорете, Тоссе и в Барселоне наших туристов очень много. Просто толпы. И вообще, Ллорет – это уже давно русский город, каталонцы, как мне кажется, скоро перестанут рисовать его на своих картах. Вся первая линия – это агентства по недвижимости, которые продают дома и квартиры русским. На этом холме дача Назарбаева, на той улице живет народный любимец Михаил Кокшенов. Летом на пляже здесь ад! По моему мнению – ад. Широкая и живописная линия пляжа забита телами, как в 1977 году в Сочи. И 80 % отдыхающих – наши соотечественники со всего бывшего Союза. Каждый второй мой минский знакомый был в Ллорет де Мар! А уже через 50 км в сторону Франции маленькие уютные города, пляжи, лазурное море... И совершенно другая атмосфера – европейская, умиротворенная.

Я не понимаю, почему наши туроператоры вот уже лет 10 запирают всех туристов в Ллорет де Мар. Ллорет хорош, я тоже люблю здесь бывать. Но зачем же всех?! Рядом шикарные места. Я начинаю думать, что такую тенденцию диктуют сами туристы. Ведь у нас какая психология: если людей много, все кричат и толкаются, значит, дают что-то хорошее, и я здесь тоже не зря, я в правильном месте. Но каталонцев феномен Ллорета искренне изумляет. «Это же очень близко, – убеждают меня в одном отеле, куда не доезжают наши туристы, – взять машину напрокат – и через час езды от Барселоны, полчаса от Ллорета вы в этом прекрасном месте, это же заповедник...» Я даже ничего не отвечаю. Мне еще не хватает знания языка, чтобы объяснить, что разница между бывшими советскими туристами и путешествующими европейцами – огромная! Кстати, этой зимой 100 человек, работающих в турбизнесе в нескольких соседних городках на побережье Коста Брава, пошли на бесплатные курсы русского языка, организованные мэрией. А полиция изучает не только язык, но и менталитет русских. Но они все равно ничего не поймут. Летом, в июле–августе на пике сезона, в супермаркетах на побережье идет практически новогодний хапун. Фрукты, напитки, колбасы, сыры – все расхватывается с такой скоростью, как будто кому-то не хватит. И что самое странное – иногда действительно чего-то не хватает! И я каждый раз думаю: ну вот какой смысл путешествовать в толпе соотечественников? Ведь о стране можно узнать только то, насколько достойно она выдерживает натиск наших туристов, и уехать убежденным, что весь мир живет так же, как мы. Но, несмотря ни на что, каталонцы очень уважительно относятся и к русским, и к белорусам. Наверное, в первую очередь в силу своего хорошего воспитания. Если поверить в то, что есть самая читающая нация, то каталонцы – самая воспитанная. И они очень надеются, что деньги русских туристов помогут им в кризис. 
 
– Чего, на твой взгляд, не знают наши туристы об испанском турпродукте, о направлении, о возможностях отдыха?

– Есть одна вещь, о которой знать действительно нужно, чтобы в эти не самые лучшие для всех стран экономические времена по-прежнему иметь возможность путешествовать всей семьей. Испанские кемпинги – это абсолютно комфортное жилье в живописной зоне. Многочисленные бунгало, объединенные в своеобразный лагерь. Одно бунгало предназначено на четверых и включает в себя: кухню-столовую со всем набором современной кухонной техники и обеденным столом, родительскую и детскую спальни, полноценную ванную комнату. Каждое бунгало оборудовано кондиционером. На территории кемпинга: три бассейна, волейбол, баскетбол, массажный салон, ресторанчик. До моря 10 минут. Цена 60 евро в сутки на четверых. По комфорту это три «звезды». У хозяйки подобного кемпинга все тот же вопрос: «Почему белорусы не едут?» Богатые барселонские семьи приезжают, а белорусы нет. Я думаю, что мы просто не знаем, что такое современный кемпинг. Для нас это по-прежнему палатки в лесу. 
Испанская зима – это удивительное время для культурных путешествий. Летом вы идете по центральным улицам Барселоны, Жироны и не видите ничего, кроме многонациональной толпы туристов. В 40-градусную жару очень трудно вообще куда-то ехать-идти. Я дважды не могла попасть в театр-музей Сальвадора Дали в Фигерасе, потому что очередь на вход – это два автобуса туристов. И посетители из еще четырех автобусов уже бродят внутри. Зимой вы окажетесь в музее один на один с миром  этого сумасшедшего гения и уж точно получите яркие впечатления. 
Мы не знаем еще и того, что в Каталонии очень хорошая кухня. В городе Жирона находится самый лучший ресторан из знаменитого мишленовского списка. Все последние годы он был в первой десятке, а в 2013 году возглавил рейтинг. Соответственно, все остальные заведения региона подтягиваются. Ехать за кухней надо в специальный тур и опять брать помощь местного гида. 
А еще зимой в Испании можно кататься на лыжах. Все то же самое, что в Андорре, только толпы меньше.

– В Испанию влюбиться легко, а вот легко ли ее продавать на нашем рынке?

– Я думаю, что такие «монстры», как «Натали-Тур» и «Тез-Тур» делают это с легкостью. У них хорошие цены, большие обьемы.
Но массовый туризм, как мне кажется, доживает свои последние годы. Он умрет вместе с последними советскими туристами, которые не умеют пользовать карточками, интернетом и не знают языка. Есть, правда, сомнение, что в нас умрет наш советский дух... Массовый туризм – это дешево и даже удобно, ты ни о чем не думаешь, принес требуемую сумму в офис туристический компании – и дальше от тебя ничего не зависит. Погрузили, поселили, выселили, погрузили обратно. Ужас! Несколько лет назад я так ездила в Турцию, потом в Тунис, разницы не заметила. Отели одинаковые, еда и море тоже. Запомнились только несколько экскурсий. В таких поездках меня подрывало на авантюры : «А давайте возьмем машину напрокат и не будем завтра обедать в отеле»... И если во время недельного пребывания я так и не оказалась в обычной турецкой (болгарской, туниской, китайской) деревне, то у меня было ощущение, что я не видела страну. И это правда! Нельзя увидеть страну, не увидев людей, которые в ней живут. А это не персонал гостиницы, это люди, которые живут на земле, которые растят коров.

А насчет продаж. Я, конечно, анализировала, что происходит на рынке. И в этом сезоне Испания была в очень выигрышной позиции. Потому что испанцы не пытались содрать с нашего туриста лишнее и залатать тем самым свои кризисные дыры. Они понимают, что кризис сейчас везде, и заманивают клиентов низкими ценами и выгодными предложениями, при этом не забывая о качестве. И в этом отношении Коста Брава – очень выгодное направление. По красоте это тот же Лазурный Берег с прозрачной изумрудной водой, зелеными лесистыми горами и белоснежными причалами из яхт, но с демократичными ценами. Почти все заведения в городе готовят «меню дня» за 10 евро. Это наш комплексный обед, состоящий из двух горячих блюд, бутылки вина, воды, хлеба и десерта. Бокал вина или пива прямо на берегу – 2-3 евро, в городе – 1,5 евро. Только не надо ехать в июле–августе. Если кто-то еще не знает, с середины июня – высокий сезон. Цены в отелях и ресторанах вырастают вдвое. А вот в июне, сентябре и даже октябре отдохнуть в Каталонии может позволить себе каждый работающий белорус. 
 
– Многие сейчас предпочитают бронироваться самостоятельно, особенно когда речь идет о такой популярной европейской дестинации, как Испания. Что бы ты посоветовала уже довольно искушенной белорусской публике?

– Ой, я двумя руками за такие путешествия! Купил билет и полетел! Это что-то настоящее! Это свобода! Пусть даже с приключениями! Что я могу посоветовать? Как всегда – авантюру. Например, сейчас в декабре–марте можно с утра покататься на лыжах, а в середине дня позагорать на пляже. Потому что до испанских Пиреней здесь 2 часа езды, до Андорры – три. И очень хорошее время поехать во Францию на устричную ферму, где за двадцать евро прямо с лодки вам продадут огромный поднос со свежайшими молюсками.

– Твои любимые места в регионе, которые ты непременно покажешь белорусскому другу?

– Калейя де Палафружель – маленький городок, когда в него попадаешь, кажется, что ты попал в декорации какого-то фильма. Маленькие голубые и белые домики, лодочки, бухточки, вкусные ресторанчики. 
Порт Паламос. Каждый день в 16.30, после того, как моряки возвращаются с уловом, в порту начинает работать рынок, на котором можно купить все, что есть в этой части Средиземного моря. Уникальные красные креветки, икра у которых не в брюхе, а в голове, малюсенькая рыбка сонсо, которую съедают полностью, морской черт, ракушки, гребешки, дорада, мерлан. Путешественники знают: в мире не так много портов, в которых можно купить свежевыловленную рыбу. Обычно она вся идет сразу на рыбные аукционы, а потом в магазины и рестораны. 
А вообще, есть кое-что, от чего у меня поехала крыша еще в 1995 во время первого журналистского путешествия по Испании, – это Гауди. Правда, в последнее время мне не раз приходилось слышать: мол, ну Гауди, ну Боже мой, ничего особенного... Но я не верю, что Гауди может оставить кого-то равнодушным. Это означает, что человек приехал к Храму Святого Семейства в августе в толпе туристов, что-то увидел, еще меньше услышал и вообще ничего не понял. И уж точно не поднялся на закате на крышу, где из каминных труб Гауди создал целый сад-зверинец.
А вообще, мы привыкли к тому, что во время путешествия мы должны увидеть что-то очень большое и то, что уже видели на открытках: ниагарский водопад, Биг Бен, Эйфелеву башню и т.д. А ведь самое интересное в путешествиях – это жизнь других людей. 

– Чем отличается жизнь в Испании и Беларуси?

– Основная масса людей в Европе сейчас живет очень небогато, но, в отличие от нас, они живут достойно. Наверное, потому, что даже если парень и работает официантом за 800 евро, у него есть семья, у семьи есть капитал, бизнес, недвижимость – то, что приобреталось и строилось годами. Дом, который стоит миллион евро. Этот дом никто не купит за эти деньги, и он будет стоять еще 100 лет. Но его никто и не отберет. Но дом стоит и позволяет себя чувствовать достойно и адекватно одновременно. Потому что, скорее всего, свои 800 евро парень получает, работая в отеле, который принадлежит его семье. У всех кризис. Поэтому – 800 евро. И он это понимает. Меня поражает здесь адекватность людей и их сознательность. Они верят правительству и каждый вечер смотрят новости по телевизору, чтобы найти ответы на свои вопросы. И правительство отвечает. Впервые с 2009 года в Испании наметились экономические улучшения. В 2014 число работающих начинает расти. Такой страной в самом деле можно управлять и что-то менять.

Яркий пример – система утилизации бытовых отходов. Стекло надо выбрасывать отдельно в контейнеры на улице, бумагу – в отдельные пакеты дома, упаковки из-под соков, молока и прочего в другие пакеты, органика – отдельная емкость, то, что не подходит под все вышеперечисленные категории, имеет свое место. Использованное после приготовления еды масло сливается в специальный термос и по мере наполнения сдается в известное место. Кроме того, существует строгий график. В понедельник: органика и упаковка, во вторник – бумага и всякий неформатный мусор. Вы можете представить нашего человека, который все это выполняет? А каталонцы делают! Во-первых, потому что хотят порядка, и только во вторую очередь – потому что предусмотрен большой штраф.  
Мне сейчас приходится самой себя переделывать полностью. Ведь мы с детства привыкли быть понукаемыми. А появилось очень много времени для себя. Я об этом мечтала все годы, проклиная офис, бестолковые планерки, напряженные графики сдачи газеты, после которых уже ничего не хочется... Но оказывается, что не так легко – быть предоставленным самому себе. Надо быть очень сознательным существом, очень организованным. Вроде как погода прекрасная, пробежаться бы по эвкалиптовой роще, но лень. И книгу всю жизнь мечтала написать. Думаете, написала? Нет, конечно. Беда.

– Можно ли сказать, что на берегу моря жизнь проще и красивее? 

– Это безусловно. У людей на море даже лица другие. Мне хватает получаса просто походить у моря, и я сразу успокаиваюсь, и проблемы не кажутся проблемами. Какие могут быть проблемы, когда объективные ощущения этой минуты очень приятные? Море, солнце, горы, ветер – это уравнивает богатых и бедных. Потому что и те, и другие считают это богатством. И те, и другие им владеют. Чтобы провести счастливый  день, достаточно 10 евро, чтобы заправить машину.

– Не жалеешь ли ты порой об отъезде? 

– Я не жалею, потому что я не уехала. И не могу представить, что уеду. Уход из «Комсомолки» больше изменил в моей жизни, чем этот отъезд. Мне пришлось окончательно расстаться с иллюзией, что есть любимая работа. А Минск он есть, я сюда приезжаю каждый месяц по делам журнала, обязательно на школьные каникулы. И я есть. Только уже все совсем по-другому. Как будто началась другая жизнь.

– Как выглядит твой день? 

– Я каждый день готовлю обед или мы едем куда-то на обед. И уже не могу себе представить, что в середине дня не будет праздника живота. И это стоит того! Если день в принципе был серым или даже неудачным, вы получите свою порцию хороших эмоций за бокалом вина и порцией паэльи. Это как бы гарантировано приятные минуты вашей жизни каждый день. 
Но я по-прежнему провожу очень много времени за компьютером. За то время, пока я была редактором, я прилично отупела и отстала от жизни. Я просто потеряла к ней интерес. Я каждый день выполняла одни и те же функции, а в мире в это время появилось огромное количество новых возможностей. 
Не могу представить, что живу в такой же спешке, как раньше. Причем спешке бессмысленной. Сейчас общаюсь со своими друзьями так же, как и раньше. Только раньше у нас одинаково не было времени, и я не задумывалась над этим. И знаете, что я замечаю? Самая частая фраза, которую мы друг другу говорим : давай позже, сейчас очень занят (-а).
У меня иногда складывается впечатление, что Беларусь – это один из мировых центров, где вершатся судьбы всей планеты. Не знаю… Уол-стрит какая-то, Нью-Йорская фондовая биржа ... Все чем-то очень заняты. А если разобраться, чем каждый из нас занят, это такая ерунда, на которую уж точно нельзя менять разговор с другом. Испанцы, а уж тем более каталонцы, не спешат никуда и все успевают. Во-первых, потому что они не тратят время на то, чтобы сделать плохо или временно, они сразу делают хорошо. Если есть проблема, придет специалист с хорошими руками, с высокой квалификацией, с материалами, инструментами и сделает хорошо. И вам не надо будет потом еще два раза вызывать сантехника. Во-вторых, у них другие приоритеты. Каталонцы не станут соглашаться даже на очень хорошую работу, если она украдет у них жизнь или заставит кардинальным образом изменить любимые привычки. 
– Какие планы на будущее, мечты? 
– Мечта у меня, сколько себя помню, всегда одна и та же: дом, в котором всем тепло, вкусно и комфортно. Имея свой дом, я могла бы не селить своих гостей в гостиницах. Ведь гостиницы крадут у нас полдня, и эти полдня мы живем среди привычных трех, четырех или пяти «звезд», а это во всем мире выглядит одинаково. Если, конечно, это не некий особенный эксклюзивный отель. Кстати, в Каталонии сейчас очень часто можно встретить необычные предложения совершить индивидуальное путешествие. Один известный повар, например, приглашает несколько человек провести неделю у него на вилле и пожить его жизнью, научиться готовить. И стоит это 4000 евро. И я уверена, что желающие находятся. Потому что человек, видимо, успешен и щедр и готов делиться с этим миром всем, что имеет. А самое ценное – это ведь не деньги, а знания об этом мире. Знания, как быть счастливым, как быть богатым, как быть здоровым и довольным. 
– Какой необычный тур можешь посоветовать любителям эксклюзивного отдыха?
– Ближе к французской границе много маленьких очень уютных средневековых городков. Поселившись в одном из них (а цены сейчас не в сезон очень демократичные), можно очень красиво провести время. А главное, можно понять, что такое Европа и как живут здесь люди. Ведь они живут не в городах! В той же Барселоне живут только туристы и эмигранты! Взяв машину напрокат, можно посетить Андорру и Францию. До Франции вообще полчаса езды, до Андорры – три. А при желании провести несколько дней на одном из испанских горнолыжных курортов. Поскольку все эти передвижения вы будете совершать индивидуально, это будет недешево. Но и впечатления будут не из дешевых. 
И еще один ближайший повод – Пасха. Это то, ради чего стоит приехать в Испанию. Это ведь самая католическая страна. Но тут точно нужен местный проводник, который объяснит, что означают все эти ритуалы, шествия белых колпаков, которые нам напоминают только одно – Куклусклан, и вынос святых из церкви. Самое уникальное представление на Пасху разворачивается в городке Берджес. Называется оно Танцы мертвых. Благодаря некой отдаленности этого края от крупных городов языческие ритуалы затерялись в католических, а когда умные люди обнаружили этот удивительный факт, то не стали ничего вымарывать, а сделали из языческого ритуала культурное событие, на которое каждый год приезжают тысячи туристов. Жители Берджеса  каждый год на Пасху участвуют в танцах мертвых. Кто в роли  скелета, кто в роли воина, кто в роли крестьянина… Днем в город, сопровождаемые мощной барабанной дробью, входят римские солдаты. И это уже нельзя назвать самодеятельностью, потому в этом городе живет один очень известный каталонский актер, сейчас он на пенсии и занимается тем, что год от года совершенствует этот спектакль, привлекая лучших режиссеров, осветителей, костюмеров, и при этом не жалеет своих сбережений. И когда в полночь по городу, освещаемые факелами, беззвучно скачут скелеты, а на фасаде средневековой башни появляется огромный будильник без часовой стрелки, символизирующий, что никто из нас не может знать день и час своей смерти, действительно становится жутко.
А в следующем году есть смысл посетить Каталонию, чтобы увидеть политическое шоу, которое началось уже давно, но в следующем году обещает быть особенно ярким. В декабре 2013 года Каталония объявила о желании провести референдум и стать независимой страной. Мол, в Испании очень много проблем, а мы самая богатая ее часть и хотим работать на себя, а не вытаскивать из кризиса всю Испанию. В сентябре прошлого  года полтора миллиона человек вытянулись по дорогам Каталонии – от Испании до Франции – чтобы продемонстрировать свое желание быть независимой страной. Мне, как журналисту, очень интересно наблюдать за этим процессом. А еще интереснее наблюдать за людьми, за их осознанием своей роли в этих процессах и в жизни.
– Спасибо, Ольга, за интервью. Успехов!

Рубрики: Направление

Страны: Беларусь


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Новости по теме:

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах