Пилот «Белавиа» Александр СТЕПАНЕНКО: «Некоторые курорты с воздуха выглядят лучше, чем с земли»

22.09.2014 - Новости

Автор: Екатерина АПАРИНА, фото автора


Пилот «Белавиа» Александр СТЕПАНЕНКО: «Некоторые курорты с воздуха выглядят лучше, чем с земли»

Когда мы летим в далекие страны: в отпуск на греческий остров, на уик-энд в Рим, на деловую встречу в Стамбул – мы вряд ли задумываемся о тех, кто нас туда везет. Мы пьем валерьянку (а некоторые и что-то покрепче) перед взлетом, с нетерпением ждем раздачи обеда во время полета и радостно хлопаем на посадке, предвкушая всю прелесть предстоящего отдыха. О тех, кто находится в кабине, нам напоминает разве что голос, зачитывающий информацию о полете и ласково предупреждающий о том, что в Салониках – ясно, а в Минске – снова дождь. О работе пилота, аэропортах, туристах и многом другом с обозревателем TIO.BY согласился поговорить пилот «Белавиа», командир воздушного судна CRJ 100/200 Александр Степаненко.

Александр с семьей живет в Жодино и на интервью в Минск приехал сразу же после рейса. Надо отметить, что в день нашей встречи над городом кружили большие серые тучи, дул ветер, и поэтому первый вопрос напрашивался сам собой.

– Как вам такая погода?

– Да нормально, отличная погода! Лететь можно.

– Куда вы летали сегодня? Что это был за рейс?

– Сегодня был полет в Калининград. Вообще, в зависимости от расписания у нас может быть один или два рейса в день.

– Каковы нормы отдыха для пилотов?

– Это зависит от того, какой это отдых: предполетный, межполетный или послеполетный. Цифры везде абсолютно разные. Но пусть пассажиры не переживают: все пилоты приходят на вылет в бодром и отдохнувшем состоянии.

– В какие города у нас летает CRJ?

– Мы летаем в те страны, на которые распространяется маршрутная сеть авиакомпании «Белавиа». Сегодня это 32 направления. Согласно расписанию наш самолет могут поставить на любой маршрут: Россия, страны Европы, Азии, Прибалтики. Наши типичные рейсы – Калининград, Киев, Вильнюс, Стокгольм, ночная Москва. Кроме того, осенью и зимой, когда загрузки на большинстве направлений падают, мы можем выполнять рейсы в Женеву, Ниццу, Барселону. Некоторые чартерные программы тоже выполняются на CRJ. Что касается массовых туристических направлений, таких как Турция, Греция, Египет, то их обычно обслуживают более вместительные Boeing. Нас могут привлечь только в самом начале весны или поздней осенью, когда спрос на пляжный отдых падает.

(аэропорт Барселоны)

– Расскажите, как вы попали в авиацию?

– В авиакомпании «Белавиа» я работаю больше трех лет. А в целом на летной работе с 2005 года. Я закончил Военную академию Республики Беларусь, потом проходил службу в военно-воздушных силах, летал на истребителях. Ну а после окончания первого контракта решил связать свою дальнейшую судьбу с гражданской авиацией.

– Наивный вопрос: есть ли у пилотов какие-то любимые аэропорты? Места, куда всегда летишь с особым удовольствием?

– Наверное, таких вот любимых аэропортов у меня нет. Конечно, в Париж слетать интересней, чем, например, в Самару. Уровень аэропорта гораздо выше. Хотя не буду обижать россиян – у них тоже все неплохо. Ну а вообще, Вильнюс, Бургас, Тиват – это взлет, посадка и фактически один и тот же набор требований. Конечно, полеты над водой и над горной местностью имеют свои особенности, но все это – наша ежедневная работа.

(аэропорт Шарль де Голль, Париж)

– Летаете ли вы на курортные направления? Как выглядят Корфу, Ницца, Барселона из кабины пилотов?

– Мне порой кажется, что некоторые курорты с воздуха выглядят даже лучше, чем с земли. Конечно, мы летаем и в Болгарию, и в Грецию, и в Испанию, и во Францию. Сверху все выглядит очень впечатляюще – самому хочется выйти вместе с туристами и остаться там на недельку (смеется). Конечно, горы в сочетании с морем – это потрясающие виды. Но долго любоваться ими мы себе можем позволить только в отпуске. Да, на многих курортах есть аэропорты, где посадка происходит с моря. Предвижу ваш вопрос: самолет не сядет в воду. Это я точно говорю!

(взлетная полоса на острове Корфу, Греция)

– Некоторые пилоты фотографируют и выкладывают особенные снимки с воздуха в соцсетях, ведут блоги, вы не из их числа?

– Если время позволяет, я тоже могу сделать несколько кадров на память. Но это – чисто для себя. Сложно устоять, когда картинка за окном впечатляет. Но, в принципе, такое происходит редко, все-таки обычно мне нужно заниматься другими процедурами.

– Как обычно происходит ваша «поездка на курорт»?

– Для пилота полет на «курорт» (развею немножко миф для пассажиров о том, что мы можем искупаться в море или сбегать по магазинам) – это обычная рутина. Нам хватает времени только на часовую стоянку, во время которой осуществляется заправка воздушного судна, далее – подготовка необходимой документации, расчет параметров полета и все. В обратный путь.

(Ницца под крылом самолета)

– Летали ли вы на самом коротком рейсе «Белавиа» в Вильнюс?

– Да, конечно, это наш регулярный рейс. Когда он только открывался (в декабре прошлого года), то загрузка была не очень высокой. Зимой могло быть и так, что летели в Литву с одним пассажиром. Туда его отвезешь, он выйдет, а обратно – пустым. Но сейчас маршрут уже накатали, он становится все более востребованным. Если говорить о его удобстве, то здесь уже решать пассажирам. Кому-то привычнее ехать на поезде или автобусе, кто-то предпочитает самолет.

– Да уж, и на границе стоять не надо. Вообще, полет в Вильнюс считается легким рейсом?

– Легких рейсов не бывает. Это рейс – особенный. Здесь все происходит очень быстро: время в пути на рейсе Минск – Вильнюс от взлета до посадки составляет всего 25 минут. За этот небольшой промежуток нужно успеть выйти на связь с диспетчерами и сразу же начинать готовиться к посадке. Перекусить в воздухе на этом маршруте мы не успеваем.

– Насколько отличаются чартерные рейсы от регулярных?

– Честно говоря, для меня как для пилота никаких отличий нет. Возможно, бортпроводники ощущают эту разницу, но я с пассажирами контактирую только в исключительных случаях. Единственное отличие состоит в количестве человек на борту. Так как большинство наших чартеров летает со стопроцентной загрузкой, на бортпроводников ложится повышенная нагрузка. С пассажирами нужно работать.

– Ну, возможно, на чартерах публика более расслабленная?

–  Я бы не сказал, что она и на регулярных какая-то напряженная. Несмотря на то что на борту самолетов авиакомпании «Белавиа» запрещено курение и употребление спиртных напитков, порой находятся и те, кто пытается курить в туалете. То же и насчет выпивки: кто хочет, тот выпьет. Вообще, все локальные конфликтные ситуации на борту должны решаться силами всего экипажа. Когда ситуация уже совсем выходит из-под контроля, КВС принимает решение о том, что делать дальше: лететь в пункт назначения, возвращаться в аэропорт вылета или производить посадку в ближайшем аэропорту. А так, во время любого полета, будь то чартер или «регулярка», для меня главное – доставить пассажира из пункта А в пункт Б и сделать это на максимально безопасном уровне.  

– Встречались ли вам авиадебоширы?

– Нет, меня они пока избегают. Но вообще такие случаи периодически происходят. Где-то самолет задержали, где-то милицию вызывали. Если человека никак нельзя успокоить, то приходится идти и на такие жесткие меры. Но повторюсь, все решения на борту принимает командир. Это же касается и ситуаций, если кому-то на борту стало плохо. Здесь решение о том, садиться или лететь дальше, нужно принимать очень быстро.

– Любите ли вы путешествовать сами? Летаете? Или едете на машине, автобусом?

– Летаю в основном. Вот в этом году посетил Кубу. Полет на остров свободы из Москвы длился 12 часов. И, честно говоря, высидеть в кресле пассажира нелегко. Вот где публика уж точно расслабляется, так это на таких продолжительных рейсах.

– Скажите, а пилоты слышат, когда пассажиры им хлопают на посадке?

– Нет. Чаще всего пилоты ничего не слышат – наша дверь закрыта наглухо. Конечно, я знаю об этой традиции, и, наверное, если бы я слышал – мне было бы приятно.

– Обращаются ли пассажиры с вопросами типа «что пролетаем, командир»?

– Да, через бортпроводников часто спрашивают. Мы стараемся отвечать, ведь в хорошую погоду прекрасно видно крупные города, горы, реки, острова. Нам не жалко: спрашивают – расскажем. Вообще, когда летишь на высоте 10 тысяч метров, то понимаешь, что у тебя – лучшая работа в мире. Ну кто еще, независимо от погоды, может похвастаться тем, что каждый день видит солнце. Только пилоты!

– Как вести себя тому, кто боится летать?

– У меня был такой случай, когда пассажир просто вышел из самолета и отказался лететь. Он был настолько напуган, что никак не мог себя пересилить. Это произошло в этом году, когда мы летели из Калининграда в Минск с посадкой в Гомеле. Так вот, этот пассажир с женой летел из Калининграда и почему-то не знал об этой посадке в Гомеле. Когда мы приземлились и он весь белый вышел из самолета и узнал, что это еще не столица и что ему предстоит снова взлетать и садиться, то его нервы сдали. «Мне страшно», и все тут. Оказывается, этого пассажира чуть уговорили сесть в самолет в Калининграде. В общем, в Минск полетела только его супруга, а уж как он добирался – не знаю. Вообще, боятся многие, но такие вот острые приступы аэрофобии встречаются редко. Такой страх – это иррациональное чувство. Каждый преодолевает его по-своему. Кому-то достаточно поговорить с бортпроводниками, как-то отвлечься, другому  нужны лекарства, третьему – спиртное. Я бы посоветовал пассажирам поменьше беспокоиться и по возможности получать удовольствие от полета: ни один КВС не возьмет на себя ответственность за вылет на неисправном самолете или выполнение посадки по неподходящим метеоусловиям. Никто не будет рисковать ни собой, ни пассажирами.

– В прошлом году наши редакторы просидели в Белграде около суток. Самолет не мог вылететь из-за тумана…

– Да, по метеоусловиям можно попасть запросто. В основном именно с погодой и связано большинство наших задержек. Особенно это характерно для осени–весны, когда начинаются туманы. Кстати, пассажиры зачастую не понимают: как так, у нас светит солнце, а мы не можем вылететь в тот же Будапешт. Почему? А потому, что в Будапеште нет погоды и не будет еще целый день. Да, тогда приходится сидеть и ждать. Конечно, такие рейсы более нервные: пассажиры начинают возмущаться, но погода есть погода. Она – дама переменчивая.

– Говорят, что наши пилоты очень востребованы как в России, так и в других странах, испытывает ли «Белавиа» дефицит кадров?

– Сейчас, когда парк воздушных судов расширяется, свободные вакансии пилотов появляются чуть чаще. Но дефицита как такового нет. В основном к нам приходят выпускники Ульяновского высшего авиационного училища гражданской авиации. В целом же на данный момент в нашей компании работает около 170 пилотов.

– Есть ли у вас семья? Как ваши родные относятся к работе?

– У меня есть жена и дочка (ей 6 лет). Относятся привычно. Волнуются, конечно. Вообще, волноваться – это нормально. Даже для пилотов (смеется).

– Спасибо!

 

Рубрики: Авиа

Страны: Беларусь


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Новости по теме:

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах