По некоторым данным, для получения медицинских услуг в бюджетную Беларусь ежегодно отправляются более 80 тысяч россиян

17.11.2013 - Новости

По некоторым данным, для получения медицинских услуг в бюджетную Беларусь ежегодно отправляются более 80 тысяч россиян

Тренд времени — лечение за рубежом. Пользу и вред туров «за здоровьем» анализирует "Вечерняя Москва".

На длинные зимние праздники и отпуска многие москвичи все чаще планируют не только отдых у теплого моря, но и туры «за здоровьем», в том числе в клиники за рубежом.

По официальной статистике в среднем за год из нашей страны за границу отправляются минимум пятнадцать тысяч туристов, главная цель которых — лечение. А по неофициальной (например, от компании Patient Management), эта цифра выше как минимум вдвое. И ежегодно растет в среднем на треть. Только в прошлом году россияне (большинство которых — москвичи) в зарубежных клиниках оставили 30 миллиардов рублей. Однако и эти цифры не окончательные: по мнению экспертов, точно оценить эти денежные потоки непросто — свои отчеты посреднические фирмы в открытом доступе не публикуют.

Рост рынка медицинских услуг за рубежом объясняется его доступностью: с каждым годом попасть на лечение за границу все проще и дешевле (особенно если сравнивать стоимость услуг со стоимостью аналогичного лечения в частных клиниках Москвы).

Врачи относятся к новому тренду по-разному, но сходятся во мнении, что такие туристы создали новую концепцию здравоохранения двадцать первого века, девизом которой стал лозунг «Пациенты без границ!»

Зубы — за деньги, подтяжку — в подарок

…В поезде Москва–Минск, коротая время за чаем, разговорились с попутчицей. Марине сорок пять лет, живет и работает в Москве. Успешная и ухоженная, она вполне довольна жизнью и семьей: сын заканчивает платный институт, у мужа небольшой, но стабильный бизнес, месяц назад вернулись с итальянского курорта. И так у нее все безоблачно хорошо, что поначалу вообще непонятно, что же она делает тут одна, в поезде, несущемся не куда-нибудь на Лазурное побережье, а в столицу братской Белоруссии.

Ответ внезапно приходит сам.

— Вам не нужен пакетик чая? — спрашивает она, немного странно, будто с натугой произнося слова. — А то у меня лишний.

Я согласно киваю, она улыбается в ответ, сверкая… голыми деснами. Лишним у Марины оказался только чай. Зубов ей явно недоставало.

— Ничего, это ненадолго, — говорит она, заметив мое смущение. — Я тур купила, через две недели вернусь в Москву красоткой — с новыми зубами. Да и подтяжку круговую лица заодно сделаю.

— Что же за тур такой волшебный? — искренне удивляюсь я.

Марина охотно рассказывает. — Вот сделаю зубы, а подтяжку обещали в подарок! — наконец выдает она свою главную радость. — Ну и, конечно, Минск посмотрю.

Мы едем, едем, едем…

 — Белоруссия — бюджетный вариант, ее часто выбирают представители среднего класса, — поясняет в беседе со мной Татьяна Соколова, директор одной из многочисленных компаний, специализирующихся на медицинском туризме. — Особенно любят белорусские санатории — они недорогие и правда хорошие.

Насчет стоматологии и всего остального Татьяна Юрьевна не уверена: ее компания работает с клиниками, занимающими первые строчки в мировом рейтинге здравоохранения, с высокой статистикой успешности. Белорусских клиник в этом рейтинге пока нет.

Главная задача медицинских туроператоров, работающих за немалые деньги, — быстро решать наиболее сложные проблемы. Те, за которые в обычных клиниках чаще всего не берутся. Например, речь может идти о запущенных случаях онкологии.

— В России таким пациентам приходится несколько месяцев ждать квоту* на лечение, — объясняет Татьяна Юрьевна. — А ведь тут каждый день на счету. Квоты можно просто не дождаться.

В таком случае туроператоры берут на себя хлопоты по поиску нужного врача, клиники, сопровождающего и транспортировки.

— Мы можем обеспечить пациенту даже санитарную авиацию, если потребуется, — уверяет она.

Тур за счет государства

Отправиться на лечение за рубеж можно как за свой счет, так и на средства федерального бюджета. Но вопрос о финансировании такой поездки будет рассматриваться только в случае, если необходимая пациенту технология не зарегистрирована в России.

Доказывать это пациенту придется самостоятельно, собирая справки из медучреждений, которые нужно предоставить в Минздрав. Все документы министерство проверит и вынесет вердикт — достоин ли проситель загранпоездки или нет. Поэтому для пациентов, которым требуется срочная помощь, хождение по инстанциям с целью выбивания денег на поездку — не выход. Так считает и гематолог Валерий Савченко. По его словам, он просто не помнит, когда в последний раз комиссия одобряла предоставление пациенту медуслуг за рубежом.

— Сейчас в отличие от ситуации двадцатилетней давности практически все технологии доступны на территории нашей страны, — пояснил он. — Поэтому государству невыгодно отправлять пациентов за границу. Чтобы отправить туда всех желающих, потребовался бы бюджет, в разы превышающий существующий.

Деньги не гарантия успеха

В стоимость каждого коммерческого тура включены и расходы на хлопоты туроператоров: альтруистов здесь нет.

При этом крупные туроператоры гарантируют пациенту прием у лучшего врача ведущей клиники. Оговорка оправданна: процент мошенничества в этой сфере очень велик.

— С увеличением потока туристов из русскоязычных стран в Германии и Израиле появились мошенники, которые создают сайты на русском языке под видом известных клиник, где указывают адрес и мобильный телефон. Люди не догадываются, что этот номер — мобильный, и попадают в руки аферистов, не к самым лучшим специалистам, платя за это в 3–4 раза дороже, чем могли бы, — предупреждает Татьяна Юрьевна.

А Валерий Савченко знает случаи, когда пациенты за границей попадали в теплые объятия недобросовестных предпринимателей, которые, вытряхнув из их кошельков все до последней копейки, со спокойной душой отпускали бедолаг обратно на родину — долечиваться бесплатно.

Однако с долечиванием на самом деле не все так просто.

Никто не жаждет доделывать то, что не доделано другими, тем более взваливать на себя ответственность за чужой непрофессионализм или непорядочность.

— Но у нас существует принципиальная позиция: «Лечился там — там и долечивайся», — говорит он. — Мы не можем чужую ответственность брать на себя. Большие деньги не гарантия хорошего лечения.

Зато они, по мнению Валерия Савченко, создают комфортный климат для большого бизнеса. А там, где начинается бизнес, медицина очень часто заканчивается.

— Для граждан РФ, которые не платят налоги в той стране, куда направляются, страховое покрытие является максимальным, поэтому медицинский туризм — очень прибыльное дело, — считает он. — Ко мне уже двадцать лет подряд обращаются люди из Израиля и других клиник с просьбой пересылать им больных на платное лечение, предлагают проценты. Но я ни разу этого не делал: я лично отвечаю за триста своих пациентов. Однако всем я помочь не могу — для этого нужны и другие клиники.

Золотые руки медиков

По идее туроператоры должны иметь личное представление и о клиниках, в которые отправляют людей, и о работающих там врачах. В медицине образование — во главе угла, но никто не отменял понятия золотых рук доктора.

— Мы работаем в Америке с одним радиохирургом, — рассказывает Татьяна Юрьевна. — Он берет тех онкологических пациентов, от которых отказываются в других клиниках, и проводит трехнедельное лечение. За это время успешно борется с метастазами и продлевает жизнь человека еще на пять–десять лет, а иногда и совсем вылечивает.

Творит чудеса доктор с помощью своего аппарата — линейного ускорителя частиц, который он сконструировал сам. И тут во главу угла встают не только деньги. Из России лететь к нему сложно: далеко — не все больные физически смогут перенести перелет, а еще нужно минимум три недели, чтобы оформить визу в США. Не все больные смогут ее дождаться… Но последний шанс — далеко не единственная причина увеличения потока российских медтуристов. Кроме лечения, россияне летят за рубеж для диагностики. Бывает так, что на родине ставят несколько взаимоисключающих диагнозов, и в результате врачи не знают, от чего лечить пациента.

— Недавно мы отправили в Израиль молодого человека, — рассказывает Татьяна, — ему здесь поставили тяжелейший диагноз «саркома». Перепроверять мы не стали: с таким диагнозом тратить лишнее время нельзя.

В результате диагноз не подтвердился. У молодого человека нашли доброкачественную опухоль, которую ему успешно вырезали.

Бой за красоту

Еще одна важная статья расходов медицинского туриста — эстетическая медицина. Пластика в Москве — довольно дорогое удовольствие.

Средняя цена, к примеру, на одну из самых простых операций, ринопластику, доходит до 4000 долларов. За рубежом ее можно сделать дешевле, совместив, как говорится, приятное с полезным.

Кроме того, за границей могут сделать операции, официально запрещенные в Москве.

К ним относится популярная у продвинутых столичных барышень процедура биоревитализации на основе вытяжки эмбриона овцы. Во многих странах она запрещена по этическим причинам, но в швейцарских клиниках ее сделают за «каких-то» 13 тысяч долларов.

Надежда на чудо

Несмотря на то что количество медицинских туристов в последнее время увеличивается, туроператор Татьяна Соколова просит не путать туризм с… эмиграцией.

— Понимаете, точно так же поток туристов увеличивается и в других странах — из арабских стран летят в Европу, из Европы — в Азию, — говорит она.

В Россию также приезжают на лечение пациенты из других стран, чаще всего из Украины, Турции и Италии. Иностранцам страховые компании рекомендуют Россию для операций по трансплантологии, которые здесь выполняются первоклассными специалистами за небольшую по сравнению с мировым прайсом цену. Что касается Украины, то, по словам терапевта Васелины Карпенко, украинские пациенты все чаще предпочитают московские клиники и для более простых по сравнению с трансплантологией медицинских процедур.

Получается, что медицинский туризм — это дитя не столько проблем здравоохранения, сколько глобализации, стремительно перетряхивающей нашу планету последние двадцать лет. Она открывает больше возможностей для любого человека.

Как выбрать надежного туроператора. Советы бывалых

В первую очередь нужно посмотреть год регистрации компании. Если компания существует недолго — это должно насторожить, так как у нее еще может не быть наработанных контактов.

От каждого медучреждения должен быть сертификат, подтверждающий, что турагентство является прямым представителем клиники. Если агентство — посредник посредника, то соответственно пациенту придется заплатить за организацию тура цену, в несколько раз превышающую само лечение. Очень низкие цены должны насторожить. Аферисты часто используют их как приманку, для тогочтобы пациент приехал и на месте заплатил в несколько раз больше, чем было указано изначально.

КУДА ЕДУТ ЛЕЧИТЬСЯ

Израиль

Он привлекает в первую очередь уровнем медицины, адекватными ценами и близостью к Москве. Визитная карточка Израиля — онкология. Средняя цена несложной операции варьируется в пределах 20 тысяч долларов. Плюс дорога и проживание.

Германия

Туда ездят на протезирование и реабилитацию кардиологии и онкологию.

— Травмы, эндопротезирование тазобедренных и коленных суставов, реабилитация спинальных больных — вот сильные места германских специалистов, — говорит туроператор Татьяна Соколова. — В их клиниках стоит самое современное оборудование, а стоимость всех реабилитационных процедур гораздо ниже, чем в том же Израиле.

Швейцария

Она пользуется спросом у обеспеченных россиян. Ее главное преимущество — сервис. Все медицинские процедуры здесь существуют в симбиозе с обслуживанием, которому мог бы позавидовать первоклассный отель. Клиники в Швейцарии расположены, как правило, на берегу озер или вблизи гор — для более глубокой релаксации и быстрого восстановления. Поэтому стационар здесь мало чем отличается от отдыха на курорте. Но за индивидуальные палаты, предупредительность горничных и чистые полотенца нужно выложить немаленькую сумму — от 15 тысяч долларов за пятидневную программу, без каких-либо сложных хирургических вмешательств. За них, само собой, отдельный прайс.

Южная Корея

Эта страна в последнее время набрала обороты и открыла свои двери для медицинских туристов. Ее сила — в новых технологиях. В Южной Корее лечат те заболевания, перед которыми классическая медицина нередко капитулирует. Все потому, что по числу химических разработок в области медицины корейцам во всем мире нет равных.

— У нас был пациент — молодой парень, у которого была киста в шее. — рассказывает Ирина. — В Израиле ему предлагали только операцию, которую он категорически отказывался делать. Тогда мы отправили его в Корею, и один профессор вылечил его инъекциями: после трех уколов у него киста полностью рассосалась.

Белоруссия

Министерство здравоохранения Белоруссии установило для братьев-славян специальные цены, держащиеся на уровне 80–85% от российских. Кроме цен, обещают первоклассных специалистов.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Александр Мясников, главный врач Городской больницы №71:

— Кто ищет медицинской помощи за рубежом? Как правило, это люди с достаточно сложными случаями, которым в дальнейшем потребуется постоянное наблюдение уже дома. А у нас — назначенное зарубежным доктором лечение часто меняется, исследования не производятся в срок. А например, схемы назначенной химиотерапии у нас продолжать, как правило, просто невозможно! Что можно посоветовать? Оперативное лечение и высокотехнологические процедуры часто предпочтительнее делать за рубежом (естественно, тем, кто может за это заплатить). И дело не в низкой квалификации наших врачей — как правило, она вовсе не ниже! — а в несогласованности действий, проблемах с уходом и реабилитацией...

Очень важно заранее связать вашего врача здесь с клиникой за рубежом, чтобы он обрисовал проблему и понял порядок своих действий, когда вы вернетесь. Многие, кстати, так и поступают. Не тратьте деньги на проведение всех анализов и обследований за рубежом — это можно сделать и дома, а результаты потом послать в выбранную зарубежную клинику. В идеале на лечение за рубеж вас должен рекомендовать ваш врач, чтобы обеспечить преемственность лечения и желаемый результат.

Валерий Савченко, директор Гематологического центра РАМН, академик:

— В России медицина вовсе не хуже! Но... во-первых, не хватает денег для всех. Людям приходится ждать квот, стоять в очередях. Кроме того, на профессионалов часто перекладывают социальную ответственность за отсутствие чегото. Получается, врач зачастую теоретически может сделать все, что нужно, но физически выполнить это ему нечем: нет инструментов, техники, лекарств. Поэтому он часто отходит в сторону и дает совет — лечиться за рубежом.

КСТАТИ

Биоревитализация — это инъекционная методика введения активных веществ для омоложения кожи. Чаще всего применяется на коже лица, шеи, декольте, верхних конечностей. Перед процедурой необходимо тщательно обследовать пациента, собрать аллергологический анамнез, провести внутрикожные аллергические пробы. При необходимости применяются различные методы аналгезии и анестезии.

Обычно биоревитализация проводится курсом от 3 до 5 сеансов с интервалом в 2–4 недели. Биоревитализация относится к серьезным инъекционным процедурам, поэтому проводить ее должен врач, владеющий инъекционными методами коррекции возрастных изменений и эстетических недостатков.

СПРАВКА

* Квота — количество больных, которых орган управления здравоохранения субъекта Российской Федерации может направить в профильные специализированные медицинские учреждения для необходимого лечения с использованием высокотехнологичных (дорогостоящих) видов медицинской помощи за счет средств федерального бюджета.

Перечень видов высокотехнологичной медицинской помощи ежегодно утверждается Минздравсоцразвития России. В первую очередь это операции на открытом сердце, трансплантация сердца, печени, почек.

Виктория Филатова

Рубрики: Медицинский Туризм

Страны: Беларусь Россия


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Новости по теме:

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах