Турист: «Когда в социальные сети поставил статус «завтра в Крым», количество комментов за сутки зашкалило…»

25.09.2014 - Новости

Автор: Игорь Китиков


Турист: «Когда в социальные сети поставил статус «завтра в Крым», количество комментов за сутки зашкалило…»

Когда в социальные сети поставил статус «завтра в Крым», количество комментов за сутки зашкалило за сотню: от ярко выраженного негодования и порицания до восхищения и предложения взять с собой красивую и одинокую ...

Всем написавшим комменты посвящается…

Провожая на ЖД вокзале в Минске, дочка назвала нас авантюристами, а ее друзья высказались, что там сейчас беспонтово, потому что нет тусняка. Кстати, слово «авантюрист» в большинстве языков не несет негативной окраски,  в них он скорее искатель счастья, приключений и даже землепроходец.

Поезд Минск – Симферополь отправляется вовремя, билеты на двоих в плацкарте стоят 1,5 млн руб. Дорога. Если взять с собой интересную попутчицу, а такая имеется, потому что едем с женой отмечать «атласную свадьбу», закачать в телефон парочку бестселлеров, подсобрать «ссобойку» из мяса, хлеба, ягод и их производных, то она может показаться даже короткой (28 час.).

Век гаджетов чувствуется в вагоне. Никто не пьет пиво, не достает заготовленную снедь, даже не знакомятся и не спрашивают, куда едете. Ритуал поездного знакомства остался в прошлом. Все заняты гаджетами, ноутами, айфонами и прочими электронно-силиконовыми патефонами. Играют, звонят, пишут смс-ки, некоторые даже пытаются работать. В вагоне только девять человек пересекали белорусско-украинскую границу. Кроме таможенников и пограничников, нас проверяли солдаты из спецподразделения с автоматами наперевес и штык-ножами на поясе. Предложили открыть рюкзачок, стоявший у ног, и я стал доставать пакетики с домашней колбасой, пальцем пиханой, и полендвицей, завернутой в марлю.  Аромат деликатесов пополз по вагону, на лицах бравых вояк появились легкие улыбки, перемешанные с выражением тоски по жене и детям. Мне даже показалась, что после того, как они извинились, постарались быстрее убежать, чтобы не показать слез тоски.

Первая станция после границы Щорс. В вагон заходят три валютчика, предлагают обменять гривны, доллары, рубли, продать украинские симки, пополнить счет. Девушка из соседнего купе сбегала на перрон и за бел. рубли купила пиво и воду. Бабка с велосипедом в руках, нагруженным домашней едой на продажу, тоскливо заглядывает в окна вагонов.

Бюст Щорса, взирающего прямым укором на немногочисленных пассажиров – за что боролись…

Украинская граница, перед  Крымом. Веселою толпой в вагон заходят пограничники, заигрывают с девушками, мешают друг другу. Чувствуется, что они не профи, скорее всего, партизаны (призванные из запаса). На соседних путях стоит поезд с беженцами из Луганска. Много детей и стариков, из вагонов не выходят. Вагоны как новые, так и совсем ржавые, видно, собирали всем миром. Состав охраняют автоматчики в разной форме – от советской до натовской. Граница кажется игрушечной, но как только наш поезд въезжает на крымский перешеек, видим блок-посты с пулеметными гнездами, БТРы с пушками, врытый по башню танк. Приходит понимание, что и граница, и война не игрушечные, кровь не чернила, не смоешь, а если смоешь, то не оживишь. Это не компьютерная игра...

Вспоминаю свое армейское прошлое: Рудитис – лабус, Корец – москаль, я – бульбаш, Дудник – хохол, все друзья и никаких обид. А сейчас брат воюет с братом. Поистине мир сходит с ума.

Симферополь встречает российским триколором и тремя таксистами на каждого отдыхающего. Как и бабки на украинских  перронах, они  ждут каждый поезд с надеждой, что вот-вот прорвет. Не прорвало...

Хотим добраться в Партенит, поселок у Аю-Дага на ЮБК, который находится между Алуштой и Ялтой. Отдыхающие там в основном семейные, называют его волшебным. Садимся в комфортабельный микроавтобус, 10 долларов за 70 км, однако, 20 минут прождав, так и остаемся единственными пассажирами, желающими уехать. В микроавтобусе некомплект. Идем на автостанцию, очередь человек пятнадцать, билет порядка 7 долларов.

В это время диспетчер объявляет, что отправляется троллейбус Симферополь – Ялта, запрыгиваем в салон этого электрического динозавра, такие ползали по Минску в восьмидесятых, и за три доллара на двоих через час прибываем на место. В течение получаса находим квартиру: стильный ремонт, современная бытовая техника, интернет, три минуты до моря, две до рынка, уровень 3–4 звезды, 17 долларов в сутки.

Море встречает ультрамариновым цветом, струящимся со дна ароматом свежести и йода, бодрой температурой 21–22°, ласковым солнышком, время от времени прячущимся за легкие облака, и почти пустыми пляжами. В полупустых пляжах есть свой шарм. Однажды мы пришли на  пляж вечером полюбоваться закатом и оказались одни.  И я выпалил экспромтом: «Дорогая, я выкупил пляж для нас на весь вечер!» Жена улыбнулась: «Это так романтично!»

«Сейчас Крым – это неактуально, – скажут некоторые, – вот Турция, Болгария, Египет, там и сервис лучше, и цена такая же». Не знаю, везде есть плюсы и минусы. В Крыму я свой. Мне нравится утром сходить на рынок, поторговаться и похвалить горячих парней с Кавказа за баранину: «Уважаемый, пять лет у тебя покупаю, такой вкусной ни у кого нет!»  И продавец, пожилой азербайджанец, как молоденькая девочка, закатывает глазки от уважения к самому себе, раздувает грудь, подтягивает живот и представляет себя если не баем, так председателем колхоза времен развитого социализма или на худой конец хозяином отары вкусных овец.  Свинина, говядина, баранина  – 200–300 российских руб. Курятина – 120–150 руб. «Держатель отары» отвечает, что торг уместен, и сам начинает скидывать цену. Или пофлиртовать с пышечкой,  продающей пирожные, выпалить что-то типа: если бы я 25 лет не любил жену, наверняка влюбился бы в вас. А в ответ услышать, какие пирожные свежие, а какие так и уж совсем не так. Рассказать продавцу молочных продуктов, что был в Страсбурге на сыроварне, и тут же прослыть знатоком сыров. И каждый день получать только свежее и вкусное молоко. Цветочницам поведать об истории любви к жене с первого класса (что, кстати, правда), услышав назад комплимент, что только я покупаю с утра розы, остальные вечером перед свиданием или подшофе, и получить пожизненные скидки. Увидеть мастер-класс у продавщицы рыбы, как готовится белорыбица. Разведать, как мариновать баклажаны или готовить голубцы в перцах… И так каждый день…

Вечером отправиться в ресторанчик к армянам, где на 10 долларов можно продегустировать коньяк, вино, попробовать долму или одно из древнейших блюд арганак, которое сочетает куриное и оленье мясо. Подкрепиться хашем или шаурмой, 10 у.е. на двоих. Кстати, коньяк  – от 150 российских руб., водка – в районе 150 руб. А потом гулять по набережной и бесплатно заходить в каждый ресторанчик, чтобы просто потанцевать.

Первые два дня видели двух омоновцев на территории военного санатория. Иногда по поселку проезжала полицейская машина. Население здесь около 8 тысяч и примерно столько же отдыхающих. За две недели никаких митингов, драк, воровства.

Через неделю отдыхающих прибывает, притом местным все равно – русские, украинцы или лунатики с марсианами, лишь бы платили деньги. «Это  – НАШ БИЗНЕС», – сказала бабушка лет 70. Если узнают, что ты белорус, могут сделать скидку или продать без очереди холодное пиво. «Теплое и местные попьют», – выразилась однажды продавщица…

Когда небо затягивают тучи, можно отправиться на экскурсии по святым местам, на дегустацию, на водопады, по дворцам, несколько десятков наименований. Цена экскурсии – 30–50 у.е.

И вот, когда отпуск и деньги заканчиваются, а коньяк становится похож на горячий чай, собираемся домой. Затариваемся сувенирами от 50 российских руб., парой бутылочек вина по 150 руб. Жена традиционно покупает серебро оригинальной работы по 1000–2000 руб., я – конскую колбасу «Кнут», палочка которой стоит 350 руб., рыбу «Сарган» (морская щука) – 250 руб за кг. И, конечно, коньяк.

Покупаем билеты в обратный путь. Кстати, в России действуют скидки: если за 30–45 суток – 30-50%, если туда–обратно – еще 10%.

И вот мы опять в поезде № 100 Симферополь – Минск. Граница. Почему-то все пограничники задают один и тот же стандартный вопрос: «Колющее, режущее есть?» Вспоминаю, у жены есть иголка, у меня маленькая выкидуха, признаться? Но уже подходит второй: «Спиртное есть?» Отвечаю: «Есть немного коньяка. Налить?..» Улыбаются, уходят.

Между границами минут тридцать хода. Довелось понаблюдать шоу «Веселые хохлы-гастарбайтеры». Украинцам, возвращающимся со стройки из Ялты, в районе Джанкоя цыганки впаривают «черную» и «красную» икру. Торг идет от 1000 рос. руб. за пол-литра. На просьбу дать открывачку стандартный ответ: если ее откроешь, она испортится… И наконец цены падают, я бы сказал, обваливаются до 100 и даже 75 руб!

На границе украинские погранцы смотрят на своих осоловевших земляков и на горку банок икры и выдают фразу: «Тю, хлопцы, ну вы и лохи, это не икра, это заменитель из нефти, настоящая стоит… 1000 долларов за кг (черная)…». Справедливости ради нужно сказать, что на самом деле все разговоры о получении искусственной икры из нефти или путем выковыривания глаз у кильки – это не более чем мифы или фрагменты старых анекдотов, иллюстрирующих смекалку жителей нашей страны. На самом деле это крашеная пищевая эмульсия.

И вот, наконец, родной Минск, защемило сердце. Встречают как с войны, со словами: а мы уже и не ждали. Шутка. Но тревога была, в инете читали о взрывах на жд. Еще два дня отдыха, отправляемся на ЮБВ (южный берег Вилейского водохранилища). Тоже теплое море, пустые пляжи, лунная дорожка, только нет гор… Зато родное…

Рубрики: В Фокусе

Страны: Украина


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Новости по теме:

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах