В Гродно жил и работал создатель языка эсперанто – Людвик Заменгоф

21.11.2013 - Новости

В Гродно жил и работал создатель языка эсперанто – Людвик Заменгоф

В Гродно доктор Эсперанто завершил работу над подготовкой и изданием «Всеобщего словаря» и «Сборника упражнений». Перевел на международный язык и издал трагедию «Гамлет» Уильяма Шекспира, повесть «Марта» Элизы Ожешко, пишет «Гродзенская праўда».

В Гродно жил и работал создатель самого распространенного в мире искусственного языка – языка эсперанто – Людвик Заменгоф.

На разных языках

Лейзер-Людвик (по официальным документам – Лазарь) родился 15 декабря 1859 года и был старшим ребенком Заменгоф. После него на свет появились еще пятеро братьев (Феликс, Герш, Генрик, Леон, Александр) и пятеро сестер (Фейгл, Гитл, Сура-Двойра, Мина и Ида). Кем была мама, история умалчивает, можно лишь предположить, что всю себя она посвящала детям. В то время как о главе большого семейства Марке Заменгофе и его отце Фабиане сохранились точные сведения. Оба были педагогами, преподавателями иностранных языков и, несомненно, духовными детьми Гаскалы – движения за широкое образование евреев. О Фабиане Заменгофе «Еврейская энциклопедия» пишет: «Был пионером образования среди белостокских евреев». Марк Фабианович, помимо директорства в частной школе, занимался написанием книг. Его «Учебник немецкого языка для русского юношества» переиздавался 14 раз, не единожды печаталась и «Сравнительная русско-польско-французско-немецкая фразеология». Неудивительно, что в таком окружении Людвик Заменгоф рос полиглотом. Однако не это подтолкнуло юношу к созданию еще одного языка. В городе Белостоке Гродненской губернии, где он родился и получал образование, жили евреи, немцы, поляки, украинцы и русские. Межнациональные и межкультурные противоречия возникали едва ли не каждый день. Их причину молодой Заменгоф видел в разноязычии народов и довольно рано, как писал сам, «стал мечтать о новом, искусственном языке».

На деньги тестя

Первые попытки создать международный язык Людвик предпринял еще в восьмом классе в гимназии в Варшаве, куда семья Заменгоф переехала из Белостока. Оказались они не слишком удачными: юноша сделал акцент на разработку грамматики, и она вышла чересчур громоздкой и сложной.

Впрочем, увидеть свет работе было не суждено. Узнав, чем занимается сын, Марк Фабианович запретил тратить время на чепуху, не способную, по его мнению, обеспечить достойное существование в будущем. Отец в сердцах сжег тетрадь, но не остудил намерений Людвика. Тот снова принялся за создание языка. Правда, во второй раз решил Америку не открывать и взять за основу известный многим латинский алфавит. К моменту окончания гимназии черновой вариант языка, вобравший в себя 900 корневых слов и 16 грамматических правил, был практически готов. Но прошел не один год до того, как появились его носители. Элементарно не хватало средств. Только в 1887 году в Варшаве вышел 40-страничный учебник на русском языке «Международный язык». По одной версии профинансировал его будущий тесть Заменгофа, владелец мыловаренного завода в Ковно Александр Зильберник, разделявший идеи Людвика Заменгофа. По другой – деньги являлись не спонсорской помощью, а приданым Клары Зильберник. Как бы там ни было, менее чем через год аналогичные учебные пособия вышли на французском, немецком и польском языках. Сегодня все знают их под общим названием «Первая книга».

Девять сотен слов

«Первую книгу» Людвик Заменгоф издал под псевдонимом «доктор Эсперанто», что в переводе с нового языка означало «доктор Надеющийся». Скрыть истинную фамилию побудили природная скромность и мечты о широком распространении детища. Сам себя автор называл не иначе как «инициатором» международного языка, желая подчеркнуть, что тот – «достояние общественное». Действительно, язык очень скоро стал «двигаться» по миру, и уже никто и не вспомнит, в какой стране, по аналогии с создателем, его именовали эсперанто. Чем брал не только города, но и страны? Простотой!

В алфавите эсперанто 28 букв, каждой из которых соответствует один звук. Чтение букв не зависит от положения в слове, ударение всегда падает на последний слог. Большая часть словаря состоит из романских, германских, латинских и греческих корней. Существительные непременно оканчиваются на о, прилагательные – на а, наречия – на е, глаголы по лицам и числам не изменяются. Как писал сам Заменгоф в предисловии к книге «Международный язык», «весь труд изучения эсперанто сводится к изучению около 900 слов». К примеру, приставка mal обозначает прямую противоположность понятия, следовательно, зная слово «добрый» (bona), можно легко образовать слово «злой» (malbona), вставка in обозначает женский пол (frato – брат, fratino – сестра); вставка il – орудие для действия (tranchi – резать, tranchilo – нож). Кроме того, в эсперанто существует правило, что все слова, ставшие интернациональными, остаются неизменными, принимая лишь соответствующую орфографию.

Врач с улицы Полицейской

Из-за увлеченности эсперанто Людвик Заменгоф уделял недостаточно внимания основной профессии (после учебы в Московском и Варшавском университетах работал сначала терапевтом в Ковно, а затем окулистом в Варшаве). Семья испытывала материальную нужду. «В поисках более выгодной медицинской практики в 1893 году врач решил переехать в Гродно», – пишет кандидат медицинских наук, краевед Федор Игнатович. В «Памятных книжках Гродненской губернии», которые хранятся в областной библиотеке имени Евфимия Карского, за 1896 и 1897 годы Людвик Маркович значится в списках частных врачей. Кроме того, в архиве сохранилась регистрационная карточка на врача Л.М.Заменгофа от 22 октября 1893 года. Из нее следует, что специальность доктора – глазные болезни, приехал с женой и двумя детьми, недвижимым имуществом не владеет. С согласия местных властей Заменгоф открыл приемную на съемной квартире по улице Полицейской (ныне улица Кирова, дом №5).

Всего четыре года медик прожил в Гродно, но след оставил существенный. Помимо врачебной практики, участвовал в работе Общества врачей Гродненской губернии, по заданию которого вместе с коллегой проводил обследование школьников в период широкого распространения глазных болезней. Входил в состав присяжных заседателей окружного суда. А когда военное ведомство стало уточнять списки врачей для возможной мобилизации, подал рапорт: «Я, нижеподписавшийся, состоящий в запасе чиновников военно-медицинского ведомства, в случае войны желаю нести военно-медицинскую обязанность на месте моего жительства в Гродно. Врач Заменгоф».

Толстой, Шекспир, Гете

В это же время Заменгоф продолжал работу по популяризации и совершенствованию эсперанто. Федор Игнатович отмечает: «Некоторые из последователей развернули дискуссию о необходимости реформирования языка. На основе поступивших заявлений в 1894 году Лазарь Маркович составил анкету для изучения общего мнения, которая была опубликована в журнале «Эсперантист». Большинство участников все же пожелали оставить язык без изменений. К слову, редактирование «Эсперантиста» целиком лежало на плечах Заменгофа. В качестве редактора и администратора ему доводилось много сил и времени направлять на изыскание денежных средств, организацию подписки, рассылку журнала и переписку с читателями.

Известно, что корреспонденция из Гродно уходила даже ко Льву Толстому, в 1895 году автор «Войны и мира» разрешил опубликовать в «Эсперантисте» свою статью «Религия и благоразумие».

В нашем городе доктор Эсперанто завершил работу над подготовкой и изданием «Всеобщего словаря» и «Сборника упражнений». Перевел на международный язык и издал трагедию «Гамлет» Уильяма Шекспира, повесть «Марта» Элизы Ожешко. Всего благодаря Заменгофу на эсперанто заговорили герои десятка литературных произведений, в том числе Николая Гоголя, Иоганна Гете, Генриха Гейне.

Париж встречал иллюминацией

Но все же важнейшим из своих дел Людвик Заменгоф считал перевод Танаха (Священное писание) с древнееврейского на эсперанто. Эсперантисты разных стран, среди которых было немало талантливых переводчиков, по негласной договоренности уступали право перевода этой книги своему «маэстро». С уважением относились к доктору Эсперанто и видные общественные, политические деятели. В 1905 году во Франции состоялся Первый международный конгресс эсперантистов. Париж встречал Заменгофа освещенной Эйфелевой башней! В этом же году французское правительство вручило врачу и лингвисту орден Почетного легиона. Историки говорят, что это был один из счастливейших моментов в жизни Заменгофа: он доказал, что нейтральный международный язык может быть востребован у всех народов. В 1914 году в Чехии доктору Эсперанто прижизненно был установлен памятник. Вот только известность и почет не принесли Людвику Марковичу и его семье богатства. Из-за природной скромности он отказался от всех гонораров за авторские права создателя вспомогательного языка, жил в одном из непрестижных районов Варшавы на улице Дикой (такое название ей дали за то, что населялась евреями, которые носили традиционные одежды и прически). И именно небогатые евреи до последних дней были основными клиентами окулиста…

Умер Заменгоф 14 апреля 1917 года в оккупированной германскими войсками Варшаве. За несколько недель до смерти закончил работу по переводу на эсперанто последней книги Танаха.

В море и на небе

Эсперанто-движение после смерти основателя не утратило своей активности. Так, в начале прошлого века в СССР произошел настоящий взлет эсперантизма. Эсперанто называли «латынью пролетариата», «языком мировой революции». Вот лишь один из примеров особого отношения к международному языку. В конце 1920-х годов группа евреев-коммунистов из разных стран создала в Крыму колхоз под эсперантским названием Nova vivo – «Новая жизнь». В этой коммуне эсперанто был официальным языком.

Много ли сегодня последователей Заменгофа? Обыватели говорят, от 10 до 20 миллионов. Официальные эксперты опровергают эту цифру, останавливаясь на 2–3 миллионах. Но сколько бы их ни было, можно точно сказать, что имя Заменгофа знают не только те, кто говорит на эсперанто. В 1959 году по решению ЮНЕСКО столетие со дня рождения Людвика Марковича отмечалось во всем мире. Улицы Заменгофа есть в Варшаве, Иерусалиме, Каннах, Тель-Авиве, Франкфурте-на-Майне, Гродно и других городах. Долгие годы считалось, что самым необычным памятником доктору Эсперанто является бюст, установленный во дворе жилого дома на улице Дерибасовской в Одессе, пока в 2008 году виндсерфенгисты не погрузили аналогичную скульптуру на дно Черного моря у мыса Атлеш в Крыму. Имя Заменгофа вот уже семь десятков лет носит астероид. А буквально в прошлом году в Белостоке открылась гостиница «Эсперанто». Верится, что и в нашем городе после реконструкции дома по улице Кирова, 5, имя Заменгофа зазвучит с новой силой.

Анна АНТОНОВА

Страны: Беларусь


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Новости по теме:

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах