В стране счастливых людей. Варанаси

20.04.2012 - Новости

В стране счастливых людей. Варанаси

Представьте себе очень старый город плотной застройки с запутанным лабиринтом узких улочек, прямо на которых стирается белье и моется посуда, готовится еда, куда сотни лет выливаются помои, животные роняют свои нечистоты, а мужчины, не церемонясь, смело используют «по нужде» канализационные канавки вдоль заборов и даже около храмов. Теперь заселите этот треш собаками, козами, курами, коровами, детьми, стариками в ожидании своего последнего часа, торговцами, попрошайками и совершенно очумевшими от зрелища туристами – перед вами Варанаси во всей своей красе!

Варанаси – это шок! Самое мое мощное впечатление в Индии, электрический разряд, стресс, асфиксия…

Город будоражил мое воображение уже на протяжении двух лет –  после прочтения романа Джеффа Дайера «Влюбиться в Венеции, умереть в Варанаси». Нет, что касается лично меня, то влюбиться в Венеции как-то не получалось – а умирать в Варанаси совсем не хотелось!

… Но я приехала в Варанаси едва живая. Жесточайшая интоксикация организма после пищевого отравления в Каджурахо напрочь отбила всяческие желания. Десять часов пути для меня, нашпигованной бактисубтилом и фильтрумом, прошли как в нирване. Было похоже, что я одной ногой уже стою на великом пути просветления.

Варанаси называют городом смерти, потому что окончание жизненного пути в этом необыкновенном месте останавливает спираль реинкарнаций – индуисты считают, что здесь заканчивается так называемая сансара, цепь перевоплощений, и наступает мокша: дух сливается с Богом. А кремация на берегу священной Ганги (именно так, в женском роде, здесь говорят о реке!) очищает карму, пусть даже ты умер в другом месте. Об этом мечтают все индуисты, потому и съезжаются сюда, особенно пожилые и больные… Умирать и гореть…

2012-03-13_1i_5515

2012-03-13_2q_5083

Это огромный крематорий страны под открытым небом. То, что вы видите внизу, это погребальные костры, горящие здесь 24 часа в сутки.

2012-03-13_1q_5547

2012-03-13_2q_4998

Представьте себе очень старый город плотной застройки с запутанным лабиринтом узких улочек,

2012-03-13_6i_4748

прямо на которых стирается белье и моется посуда, готовится еда,

2012-03-13_1q_5743

куда сотни лет выливаются помои, животные роняют свои нечистоты, а мужчины, не церемонясь, смело используют «по нужде» канализационные канавки вдоль заборов и даже около храмов.

2012-03-13_6i_4752

2012-03-13_2q_5038

2012-03-13_3q_5517

2012-03-13_6i_4744

2012-03-13_2q_5058

2012-03-13_2q_5139

2012-03-13_6q_5248

2012-03-13_6q_5259

Теперь заселите этот треш собаками, козами, курами, коровами,

2012-03-13_2q_5043

2012-03-13_1q_5749

детьми, торговцами, стариками в ожидании своего последнего часа, попрошайками и совершенно очумевшими от этого зрелища туристами – и – опа! – перед вами Варанаси во всей своей красе!

Обезьяны –  также полноправные обитатели города! Они бегают по стенам храмов и балконам отелей, приглядывая, где что плохо лежит.

2012-03-14_2q_5981

2012-03-14_2q_5820

2012-03-14_2q_5873

2012-03-14_2q_5868

2012-03-13_2q_5127

Да, и не забудьте о главной «аттракции» – священной реке Ганге.

2012-03-13_2q_4948

С омовения на рассвете и утренних мантр здесь начинают свой день многие. «Рам нам сатья хэ» – «Только имя Рамы истинно». Фантасмагория!

2012-03-13_3q_5288

2012-03-13_3q_5291

2012-03-14_1q_5751

2012-03-13_2q_4835

…Туристы ранним утром также направляются к пристани, вернее, к одному из гхатов. Так называются места омовения: каменные широкие ступени, спускающиеся к Ганге.

2012-03-13_2q_4954

Как-то пару лет назад во время разлива вода в Ганге поднялась очень высоко, нам потом показали отметину, – и все ступени полностью закрылись толстым слоем ила и глины. Очищали всем миром.

2012-03-13_2i_4678

Плавучий супермаркет

В предрассветных сумерках, ведомые приятелем нашего водителя, Папи, подходим к месту стоянки лодок. Распорядитель называет цену: 150 рупий с человека за час катания в огромной лодке, 600 – в небольшой.

Это вызывает саркастические улыбки, нас уже ввели в курс: цена за место в маленькой лодочке не может быть больше 150 рупий (днем, а после и вечером, нам предлагают его уже за 50!). Удаляемся на пару шагов в сторону и сами договариваемся с лодочником. «Начальник пляжа» явно недоволен нашей инициативой.

2012-03-13_2i_4649

У мальчишки покупаем свечу, ее принято опустить на воду, загадав желание. Смешно, но своего желания я даже не запомнила, в памяти осталось лишь первое прикосновение Ганги. Оно оказалось неожиданно мягким и ласковым, словно авансом извиняясь передо мной за последующий шок дня.

2012-03-13_2i_4657

«Какая теплая!» – невольно вырвалось у меня. «Перед рассветом всегда так, – лодочник показывает в сторону на плывущего человека. – Их пятеро, таких пловцов, и каждое утро они таким образом возносят свою молитву!»

 2012-03-13_2q_4966

На горизонте появляется диск солнца, но вскоре исчезает в тумане...

2012-03-13_2q_4883

2012-03-13_2i_4656

2012-03-13_2q_4917

2012-03-13_2i_5419

«Папи, а ты тоже совершаешь омовения?» – спрашиваю я у нашего спутника. «Иногда окунаюсь, во время праздников, – ответил он и, видя отобразившуюся на моем лице сложную гамму чувств, успокоил: – Вода лишь кажется грязной, на самом деле она не такая!»

2012-03-13_2q_4907

А какая же? Неужели ты хочешь сказать, что пепел и трупы, испражнения животных и мусор, мыло и шампуни не способны загрязнить великую Гангу?! Я умолкаю. No comment…

2012-03-13_7i_4798

2012-03-14_1q_5910

2012-03-14_1q_5755

Днем мы снова на берегу, словно в театре.

2012-03-13_2q_4910

2012-03-13_2q_4911

2012-03-13_2i_4790

2012-03-13_2i_5423

2012-03-13_2q_5045

Зрелище для сильных духом! Деловито сгребается и выбрасывается в воду пепел предыдущей кремации, готовится место – и понеслась по-новой!

2012-03-13_2q_5072

Это Хари Чандра гхат, где огню предают самоубийц, жертв убийств и аварий. Рядом, в электрокрематории, сжигают нищих.

2012-03-13_2q_5050

Дрова дороги, их не всегда хватает на полную кремацию, и тогда полуобгоревшие останки сбрасываются в реку.

2012-03-13_2q_5481

Они, случается, пристают к берегу – и тогда их отталкивают бамбуковыми шестами...

2012-03-13_2q_5483

Кремация поставлена на поток. За день 250–350 человек!

Наблюдаем сцены омовения,

2012-03-13_2q_5008

2012-03-13_2q_4990

2012-03-13_2q_5018

2012-03-13_2i_4720

обряды с неким индуистским подтекстом,

2012-03-13_2q_5021

2012-03-14_1q_5902

процесс массовой стирки,

2012-03-13_2i_4695

сушки

2012-03-13_2q_4933

и купания буйволов,

2012-03-13_7i_4784

2012-03-13_7q_5311

2012-03-13_7q_5337

видим медитирующих буддистов,

2012-03-13_2i_4775

2012-03-13_2i_4765

2012-03-14_1q_5764

садху,

2012-03-13_2q_5023

2012-03-13_3q_5124

спящих,

2012-03-13_3i_4795

любопытствующих туристов…

2012-03-13_2q_5491

2012-03-13_2q_5498

...и обитателей ашрама.

2012-03-13_2q_5111

Тебе протягивают руку, ты даешь свою для приветствия, а за нее хватаются цепкие ручонки и тут же начинают «исправлять твою карму»: всего-то за пару «хандрит рупис»...

2012-03-13_2q_5354

Воду пьют или чистят ею зубы, опускают в нее жертвоприношения или наполняют сосуды.

2012-03-13_2q_4924

Не спеша приближаемся к главному крематорию, Маникарника гхат. «О, такая серьезная оптика! Хотите снять процесс кремации?» – тут как тут появляется ушлый паренек. «Как же так? Нас ведь предупреждали, что снимать нельзя?!» – вслух удивляюсь я. «Я могу познакомить вас с «биг боссом», это место принадлежит его семье. Заплатите за съемку – и снимайте без проблем». – «Сколько?» – «Ну, на прошлой неделе у нас снимал корреспондент CNN, заплатил 8 тысяч рупий за час».

«Биг босс» Папи, как он сам представляется, начинает торг с десяти тысяч, в процессе беседы цена опускается до двух тысяч за десять минут. Мы уходим, возвращаемся, снова уходим и возвращаемся. Договариваемся на полторы тысячи, 30 долларов. Глаза слезятся, горло першит, дышать невозможно. Скорее бы покончить с этим! Мутит от запаха горелого мяса…

2012-03-13_8i_4799

«Время пошло!» – показывает на часы Папи и уводит Сергея на какой-то балкончик, но тот машет руками: ракурс не устраивает, тогда мы бежим мимо дровяных запасов, которые порадовали бы Герострата, на самую верхнюю террасу, где превращаются в пепел представители высших каст.

2012-03-13_8q_5359

Гарь, треск дров, гул далеких песнопений и голосов сливаются в моем восприятии в картинку ада в миниатюре. К своему счастью, я плохо «фокусируюсь» и не замечаю, как парень ворошит бамбуковым шестом не только дрова в костре, а поворачивает ближе к огню чьи-то недогоревшие ноги. Потом я могу рассмотреть это на снимках Сергея.

2012-03-13_8q_5377

Люди, стоящие у костров, скорбно молчат, и я ощущаю в их взглядах неприкрытую враждебность – от этого становится совсем не по себе.

2012-03-13_8q_5389

Враждебно настроен и бык, поедающий здесь же погребальные гирлянды. Он вдруг резко направляет свой рог на чужого человека, пришлого фотографа. Сергей боковым зрением улавливает метнувшуюся к нему тень и еле успевает увернуться. По лицам суровых мужчин скользит подобие ухмылки.

2012-03-13_8q_5392

Папи тычет под нос свои часы без минутных делений: время вышло! Я начинаю припоминать ему нашу пробежку через дровяной склад, но он непреклонен. «А можно?..» – Сергей показывает взглядом на площадку ниже. «Нельзя!» – также лаконично и жестко взглядом отвечает ему «биг босс». Чуть позже он милостиво разрешает сделать еще один – «но только один!» – кадр: носилки с очередным клиентом на сожжение. И взглядом пресекает вторую попытку щелкнуть затвором. С таким шутить вовсе не хочется.

2012-03-13_8q_5425

Как рассказали потом знакомые ребята, к ним около Маникарника «подкатили» с разговорами о том, как дорого обходится кремация: 30 000 – 40 000 рупий, – типа, помогите родне, подбросьте деньжонок! А после отказа в финансовой помощи злобно пригрозили: «костры ведь разожжены все время, можем ненароком и вас туда отправить»!

На обратном пути нас перехватывает еще один парень: «О, такая серьезная оптика! Хотите снять процесс кремации»? Я начинаю расспросы: сколько это будет стоить, – в надежде удостовериться, не переплатили ли мы, но в этот момент Сергей наклоняется ко мне: давай быстрей отсюда, «биг босс» пристально следит за нами! Мы в темпе удаляемся, но метров через триста грузимся в предложенную нам «вери чип», очень дешево, лодку с мальчиком-рулевым и плывем назад. Маникарника, как магнит, отталкивает и манит…

2012-03-13_2q_5433

Ники – так зовут нашего юного лодочника – показывает на сеть с рыбой в воде недалеко от берега: «Это мой бизнес, завтра утром продам ее в ресторан!»

Загибая пальцы, Ники перечисляет тех, кого сжигать нельзя. Маленьких детей, которые подобны цветам,  беременных женщин, внутри которых эти самые дети, отшельников-садху, преступников, больных проказой и укушенных коброй, на груди которой рисунок в виде ожерелья, символ божественности. Всех их просто топят в Ганге, привязав камень.

Парни с берега пристально следят за камерой Сергея, предотвращая окриками любую попытку направить на них объектив, но несколько кадров исподтишка все-таки сделать удается.

2012-03-13_8q_5465

2012-03-13_8q_5442

Объезжаем вокруг и возвращаемся назад. Пожалуй, на сегодня кремаций достаточно!

2012-03-13_2q_5100

2012-03-13_2q_5358

...Еще со времен Будды, тело которого, по преданию, было завернуто в саван из местного шелка, Варанаси славится своими шелками. Во всем мире известна и местная парча. И мы не упускаем случая глянуть на шелковое производство. Увиденное – еще один шок, такое ощущение, что мы перенеслись во времени и пространстве: колониальная Англия, XVIII век. В условиях, достойных XVIII века, здесь трудится 20 тысяч человек. Шум, жара, грязь, пыль, антисанитария. По традиции шелками занимается мусульманская община города, составляющая более половины местного населения.

2012-03-13_5q_5211

2012-03-13_5q_5216

2012-03-13_5q_5229

Так набивается рисунок...

2012-03-13_5q_5239

...который потом появляется на ткани

2012-03-13_5q_5222

Так окрашивается шелковая нить

Покрывало, как нам было сказано, создают 3 месяца, сари – от 1 до 2,5 месяца. На 6-метровое сари идет нить длиной 40 метров.

2012-03-13_5q_5204

2012-03-13_5q_5236

…Малыши, обступив Сергея, обнимают, выказывая дружелюбие. Самый маленький обхватил его ногу, прижавшись к карману на коленке: выше не достает. Потом быстренько отбежал в сторону, блестя глазенками. «Вот паршивец! У меня же там деньги лежали, мелочь», – возмутился Сергей, но вдогонку не бросился. Думаю, это самый юный грабитель на его пути.

2012-03-13_5q_5199

Школьники ходят исключительно в форме.

2012-03-13_6q_5250

2012-03-13_6q_5244

Здесь своя «одноразовая» посуда, из глины, экологичная. Ведь глины – завались! А сосуд после опорожнения разбивается, чтобы его не могли еще раз использовать. И земля возле «чайной» завалена черепками…

2012-03-13_2q_5107

Вечер встречаем возле гхата Дашашвамедх, наблюдая за ритуалом поклонения Ганге, Ганга Аарти.

2012-03-13_1q_5735

2012-03-13_1i_5459

2012-03-13_1q_5633

2012-03-13_1q_5668

2012-03-13_1q_5701

2012-03-13_1q_5706

2012-03-13_1q_5673

Благовония, дым, огонь, цветы, яркие блестящие одежды, веера и опахала, молитвы, ритуальные действия, песнопения, в некоторых из них участвует и народ, отбивая ритм, – зрелище довольно масштабное!

2012-03-13_1i_5521

2012-03-13_1i_5518

2012-03-13_1q_5723

2012-03-13_1q_5731

Но мне оно показалось чужим и… холодным. Или это потому, что мы за ним наблюдали с воды? В соседней лодке очень долго навзрыд плакал ребенок, я заглянула в сумочку: а вдруг там завалялась конфетка? Нашелся магнитик с видом Минска, я отдала его девочке – и плач волшебным образом прекратился!

2012-03-13_1q_5544

«Подайте пару рупий!» – возможно, я и не обратила бы внимания на эти слова, но меня вдруг остановил взгляд старика, чистый и ясный. Меня учили подавать милостыню только в случае, если это желание идет от сердца: это как раз и был тот случай. А подав, тут же услышала благодарное: «Храни вас Бог!» – God bless you, – как будто одарила дедушку всем содержимым своего кошелька! Повеяло достоевщиной. Равновесие вновь вернулось к душе.

Движемся в отель, по дороге кое-что прикупая на рынке. Продавец, взвешивая фрукты, кидает на чашу безмена две гирьки: побольше, поменьше – и ма-а-аленький камешек.

…Наш гестхауз – Shree Sai Kripa – с девятидолларовыми номерами – типичен для Варанаси: минималистичный санузел с ведром под краном вместо умывальника и душем прямо из стенки, с крохотным номером, все пространство которого занимает кровать. Это бюджетный вариант, но публика здесь собралась весьма интересная. Прямо в коридоре русские ребята занимаются йогой, а в ресторанчике симпатичный англоязычный парень сочиняет под гитару песню. Она звучит очень печально, но иначе здесь и нельзя…

Рубрики: Экзотика Экзотические Направления

Страны: Индия


Комментарии

Аватар

20.04.2012 14:28
Natalia
ответить

Два года назад была в Варанаси. По ощущениям - взрыв мозга. Но фотографировать кремацию я не стала, все же странно фотографировать чужое горе...

20.04.2012 15:03
Anonymous
ответить

Значит вы -- не фотожурналист. В любом деле главное -- профессионализм. Для фотожурналиста -- пусть и бывшего -- не сфотографировать главное действие, посмотреть на которое приезжает множество туристов, то же самое, что съездить в такую даль безрезультатно. Объяснение этому элементарное -- со временем любые чувства притупляются, и то, что в первый раз тебя шокирует,со временем может стать привычным. После съемок в Нагорном Карабахе, Спитаке и Ленинакане после землетрясения, Боснии и Герцеговине во время войны и т.д. чужое горе воспринимается как часть суровой действительности, которую ты обязан показать. Таковы законы журналистики. Чем страшнее -- тем больше эффект. Увы...
Аватар

20.04.2012 17:38
Анна
ответить

Наталья, большое спасибо за интересную статью!!!

20.04.2012 18:10
Anonymous
ответить

Анна, пожалуйста! Я только рассказала - а место знаковое само по себе...
Аватар

21.04.2012 22:51
Anna Sui
ответить

Спасибо,ребята за потрясащий рассказ и фото...Ошеломительно....

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Новости по теме:

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах