Варшава в белорусской глазури

14.07.2014 - Новости

Автор: Христофор ХИЛЬКЕВИЧ


Варшава в белорусской глазури

Как и обещал, тут я собрал информационную «ссобойку» для отправляющихся в польскую столицу земляков. Обращаюсь к коллегам-гидам и просто опытным путешественникам: если вам известны факты о «белорусской» Варшаве, помимо приведенных ниже, пожалуйста, не держите их в себе – делитесь в комментариях.

С какой бы точки в центре Варшавы ни началась ваша экскурсия, отовсюду хоть кромкой, хоть кончиком шпиля будет виднеться 230-метровое здание Дворца культуры и науки – польского брата московских сталинских высоток, подарка СССР братской столице. Не стану подробно описывать историю этой достопримечательности (как, впрочем, и остальных, ведь сегодня мы договорились искать белорусский след в Варшаве, за иным – гугл в помощь), назову лишь имя архитектора – Лев Руднев. Москвичи прекрасно знают его по небоскребу МГУ на Воробьевых горах, а минчане… для минчан при определенном стечении обстоятельств он мог бы заменить Иосифа Лангбарда. Ведь проект Дома правительства Белорусской ССР, выполненный архитектором Рудневым, занял на всесоюзном конкурсе в 1929 году второе место. Первое получил Лангбард, после чего началось победное шествие его каменных гигантов по минским улицам. Руднев же имел еще один шанс «закрепиться» в Минске благодаря фирменной высотке, под которую расчистили Центральную площадь в начале 1950-х (в это время похожие исполины уже росли в Киеве и Риге), но что-то не сложилось, и на минской площади сперва появился бронзовый истукан Сталина, а затем на том же месте – Дворец Республики. 42-этажную домину под названием «Сталин» подарили Варшаве – видать, им было нужнее.

В нескольких кварталах от самой старой польской высотки, которую в последние годы стыдливо обстраивают вокруг частоколом из зеркальных небоскребов (самые «навороченные» из них выросли на улице Эмилии Плятер – графини, которую часто называют «белорусской Жанной д'Арк»), начинается улица Краковское предместье. Она хоть и ведет к древней южной польской столице, но именно на ней и в ее окрестностях мы обнаружим немалую часть белорусских следов. Почти в самом начале находится Академия изящных искусств – ее профессором в начале ХХ века был известный белорусских художник Фердинанд Рущиц. Далее – Варшавский университет, среди выпускников которого два премьер-министра Израиля, наши земляки Менахем Бегин (родом из Бреста) и Ицхак Шамир (из Ружан).

На площади перед гостиницей «Бристоль» в апреле этого года дала большой концерт белорусская группа «Ляпис Трубецкой», а буквально в двух кварталах от того места расположен знаменитый варшавский Большой театр – Национальная опера, директором и дирижером которой в 1858–1872 гг. работал Станислав Монюшко. Уроженец Минщины, поселившийся в Варшаве на исходе своего четвертого десятка и ставший основоположником польского оперного искусства, он зачастую использовал в своем творчестве белорусский фольклор. Кстати, как и опера, польский балет тоже имеет глубокие белорусские корни: еще в XVIII веке Товарищество танцовщиков Его Королевского Величества в Варшаве было сформировано из выпускников балетных школ Гродно и Слонима – крепостных Антония Тизенгауза и Михаила Казимира Огинского.

Однако вернемся вновь на Краковское предместье, где в ста метрах друг от друга расположены два имеющих отношение к Беларуси памятника – Адаму Мицкевичу (само собой, поклонимся нашему земляку) и маршалу Юзефу Понятовскому. Конная статуя одного из героев антироссийского восстания 1794 года, облаченного (для конспирации) в древнеримские доспехи, была отлита в начале 1830-х, но царские цензоры обнаружили подвох и приговорили скульптуру к переплавке, от которой ее спас… враг Понятовского в период наполеоновских войн фельдмаршал Иван Паскевич. Он распорядился перевезти скульптуру в свое имение в Гомеле, где она благополучно простояла без малого век в парке у дворца Румянцевых-Паскевичей. Только в 1922 году молодое советское правительство отдало бронзового Понятовского обратно полякам, которые установили его на месте только что свергнутой статуи – кого бы вы думали? – фельдмаршала Паскевича. Сегодня копия того памятника (оригинал был взорван немцами в 1944-м) стоит перед президентским дворцом – некогда эту роскошную резиденцию купил у Любомирских для своих развлечений в Варшаве несвижский самодур и «некоронованный король» Кароль Станислав Радзивилл по прозвищу «Пане Коханку».


Памятник Понятовскому в Гомеле (фото начала ХХ века) и у президентского дворца в Варшаве

Курдонер перед дворцом Радзивиллов соединен коротким переулком с площадью маршала Юзефа Пилсудского. Уроженец Виленщины, в молодые годы Пилсудский называл себя белорусом и, возможно, какой-то частью оставался им до конца жизни, ведь в 1936 году по завещанию маршала его сердце было похоронено на кладбище Росса в Вильне, которая тогда была столицей Западной Беларуси. Впрочем, мы заглянули сюда не только чтобы увидеть памятник первому главе государства Польского и погадать о его самоопределении. В 1894 году на этой площади, носившей тогда название Саксонской, был заложен Александро-Невский православный собор. Грандиозная по своим размерам (70 метров в высоту – как 23-этажный дом), эта водворившаяся в сердце города церковь как бы подчеркивала русское господство над Варшавой, поэтому после завоевания Польшей независимости собор решили снести. Однако фрески и иконы не уничтожили – значительная их часть была перевезена на «кресы всходние», в Барановичи, где хотели построить уменьшенную копию разобранного варшавского храма. В итоге барановичский Покровский собор вышел не в пример скромнее, но зато он может похвастаться своими уникальными мозаиками и иконостасами, среди авторов которых – такие известные художники, как Васнецов и Врубель.

По Краковскому предместью мы дошли до Старого Мяста, что начинается сразу за колонной Жигимонта Третьего – польского короля и великого князя ВКЛ, при котором в 1596 году столица Речи Посполитой была перенесена из Кракова в Варшаву, поближе к центру образованной недавно (в 1569-м) федерации поляков и литвинов-белорусов. К слову, в Варшаве есть площадь, названная в честь Люблинской унии, положившей начало этому просуществовавшему более двух веков союзу.

Варшавский Старый город, по-моему, must see каждый минчанин – как пример того, ЧТО можно было сделать с полностью уничтоженной войной средневековой застройкой. Варшавяне несколько десятилетий тщательно восстанавливали свой центр по старым чертежам и рисункам, многократно просеивая щебень от руин в поисках уцелевших частиц декоративных элементов. Минчане же свой недоразрушенный центр взорвали в одну ночь, а кирпичи от старых зданий пустили на фундаменты ампирных сталинских декораций. В Старом Мясте обязательно загляните в готический собор Святого Яна, где в 1764 году прошла коронация последнего короля Речи Посполитой и великого князя ВКЛ, уроженца белорусского местечка Волчин, что под Брестом, Станислава Августа Понятовского. В этом же соборе, по официальной версии, покоятся останки Понятовского, тогда как, по слухам, они так и остались в волчинском Троицком костеле, а полякам передали не тот прах.

Если после Старого Мяста вы направитесь к северу вдоль Вислы (ее название, так же как и у нашей Свислочи, пошло от древнего индоевропейского корня «висл» – течение), то вскоре упретесь в мрачную стену Александровской цитадели, построенной по указу царя Николая Первого «во устрашение» после восстания 1830 года. Но уже следующее поколение поляков и литвинов вновь поднялось против российского гнета, и камеры цитадели переполнились патриотами. Среди них – один из руководителей повстанцев, уроженец Гродненщины Ромуальд Траугутт. В августе 1864 года по приговору русского военного суда генерал Траугутт был повешен, а сегодня рядом с Александровской цитаделью разбит парк, названный в его честь. Среди узников варшавской цитадели мы найдем имена революционерки Розы Люксембург и выпускника Брестского кадетского корпуса активного участника Парижской коммуны Ярослава Домбровского, Юзефа Пилсудского и еще одного нашего земляка-революционера – Феликса Дзержинского (в Варшаве нам рассказали, что при крещении ксендз дал мальчику двойное имя – Феликс Шчасны, т.е. дважды «счастливый» в переводе с латыни и с белорусского; о том, как Дзержинский «осчастливил» 1/6 часть суши, думаю, напоминать не стоит).

Стандартный тур выходного дня в Варшаву включает, как правило, посещение двух дворцово-парковых комплексов (оба давно в черте города): в Вилянуве – резиденции короля Яна III Собеского, под чьим командованием объединенные войска шести европейских государств (а в армии Речи Посполитой львиную долю составляли ваяры с белорусских земель) разгромили турок в битве под Веной, навсегда остановив продвижение Османской империи в глубь Европы, а также в Лазенках – излюбленном месте Станислава Понятовского. Отсюда в 1795 году он уехал в Гродно, где отрекся от престола. (Кстати, многие слышали, что в деревне Жемыславль Гродненской области есть полуразрушенная усадьба графов Уместовских, когда-то построенная как уменьшенная копия Лазенковского дворца.)


Лазенковский дворец (сверху) и его жемыславльская копия (использовано фото globus.tut.by)

Фасадом на Лазенки выходит здание бывшего кадетского корпуса (или Рыцарской школы, как ее величали ранее) – его реконструкцией в начале ХХ века руководил архитектор Генрих Гай, автор нескольких известных построек в том числе и в Минске, самая большая из которых – нынешнее здание Министерства внутренних дел на проспекте Независимости. Он же заканчивал возведение минского Красного костела, приняв его в 1908-м, после смерти архитектора храма, варшавского профессора Томаша Пояздерского.

Одними из первых выпускников варшавской Рыцарской школы были уроженец белорусского фольварка Меречевщина Тадеуш Костюшко (именно здесь за свой аскетизм он получил от друзей прозвище «швед из-под Бреста») и его соратник Якуб Ясинский, руководивший восстанием 1794 года на белорусской территории. Многие полотна, посвященные тому восстанию (в том числе кисти Яна Дамеля, погребенного в крипте костела на минском Кальварийском кладбище) вы можете увидеть в Национальном музее Варшавы. Польская столица помнит и чтит (зачастую в отличие от нас самих) великих белорусов, а потому Варшава –  немного и наш город.


Вид на старый город с обзорной площадки Дворца культуры и науки. Белое здание в центре – Национальная опера, прямо за ним – готический фасад собора Святого Яна, справа видна площадь маршала Пилсудского.

Рубрики: В Фокусе

Страны: Польша


Комментарии

Аватар

14.07.2014 19:18
Анатолий
ответить

Чудесный репортаж! Только два замечания. Врубель в Барановичах - это, судя по всему, фантазии Хоревского, чем он часто, увы, грешит. Нигде больше об этом не говорится. Да и, кстати, не ахти каким был в иконописи Врубель. Это не его удел! 

Что касается праха Станислава Августа Понятовского, то белорусская спецкомиссия в Волчине в 1988 году праха как такового не обнаружила. Крипта костела Св. Троицы была разграблена, а сам костел превращен в сельхозсклад. Собрали детали, землю с "прахом" и отправили всё в шкатулке в Варшаву, где в костеле Св. Яна шкатулку со всем этим и замуровали в стене. Никакого "того" (или "не того") праха Понятовского нет и в помине. Вообще же последнего монарха Речи Посполитой хоронили три раза! Как три раза хоронили и саму Речь Посполитую разбойники трех государств - России, Пруссии и Австрии (Ленин тут был прав, точно характеризуя этих разбойников в своей известной работе). Можно ли придумать более лютую судьбу для монарха и просто человека, чем та, которую преподнесла ему, как свою гримасу, сама Госпожа История?!

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Новости по теме:

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах