Достаточно проколоться один раз – и с тобой перестанут работать

07.02.2011

 - Мнения

Автор: Игорь Чернозипунников


Достаточно проколоться один раз – и с тобой перестанут работать

Около 20 лет назад одна кипрская компания решила сделать охотничий тур в Беларусь. Они связались с турфирмой, которой знакомые руководители колхоза пообещали организовать охоту. Но в понимании председателя колхоза «охота» подразумевала «наливай да пей». Представьте картину: приезжают киприоты – и видят рядом с лесом накрытый стол. И все. У нас до сих пор нет охотников с Кипра.

Охотничий туризм – сфера довольно неоднозначная, в том числе и с этической точки зрения. Мнения о развитии этой отрасли в Беларуси весьма полярны: кто-то считает, что охотничьи туры – пример варварского отношения к природе нашей страны, кто-то, напротив, уверен, что ставка на этот вид отдыха может дать толчок развитию въездного туризма. О том, почему охотничий туризм не может стать приоритетным направлением инкаминга и почему эту сферу называют самой сложной отраслью индустрии путешествий, рассказывает исполнительный директор компании «Мастер Путешествий» Игорь Чернозипунников:

«Я на собственном опыте знаю, что охотничий туризм – самая сложная отрасль индустрии путешествий. Лет 20 назад, когда мы только начинали заниматься охотничьим туризмом, нам пришлось столкнуться с множеством проблем – в частности, с калькуляцией туров, провозом и хранением оружия, подготовкой и упаковкой дичи для провоза в самолете, организацией работы с зарубежными партнерами.

К примеру, по рекомендации одного охотника мы начали сотрудничать с итальянской туристической компанией, провели рекламный тур, создали каталог… А когда начался сезон охоты, наш партнер не прислал к нам ни одного охотника. Оказалось, что стандартные туристические приемы тут не действуют. Для человека, собравшегося на охоту, авторитетом являются его друзья-охотники, побывавшие в этих местах, или редактор охотничьего журнала. Можно как угодно расписывать прелести охоты в регионе – это не подействует. Поэтому, кстати, нельзя представлять охотничьи туры на международных туристических выставках – так поступают только те, кто не ориентируется ни в охоте, ни в турбизнесе. Представление таких программ на туристических ярмарках способно лишь навредить имиджу страны, но никак не привлечь клиентов: делая упор на развитие охотничьего туризма, мы рискуем отпугнуть остальных путешественников – ведь большинство людей склонны разделять позиции экологов, а не охотников. Я ни разу не видел, чтобы какая-либо зарубежная страна предлагала охоту на туристических выставках. К тому же иностранных охотников, приезжающих в Беларусь, редко интересует что-либо кроме охоты: зачастую максимум, на что их хватает, это выйти из автобуса у Мирского замка и сфотографироваться на его фоне. Исключение, впрочем, составляют туристы, приезжающие на охоту с семьями: им, как правило, интересно все, включая экскурсии.

Для продвижения охотничьих туров нужно посещать специализированные охотничьи выставки – такие как, например, в Дортмунде или Милане. Потом редактор авторитетного охотничьего журнала какой-либо страны должен съездить в рекламный тур, убедиться, что в Беларуси действительно хорошая охота, и написать об этом. Только после этого появляются туристы-охотники, чьи положительные отзывы привлекают новых клиентов. Это долгий и трудоемкий процесс, он растягивается на годы. Еще одна особенность охотничьего туризма заключается в том, что клиенты из года в год могут приезжать охотиться в одно и то же место. Для остальных видов туризма такая тенденция не характерна.

Нельзя сказать, что охотничьи туры приносят турфирме больше дохода, чем стандартные программы, – основная часть прибыли остается в охотничьих хозяйствах. Туристические же компании имеют определенный процент платы за отстрел, сравнимый с агентской комиссией, а также выгоду от организации проезда, проживания, предоставления услуг гида-переводчика. В общем-то, это оправданно: подкормка зверя, уход за ним и его охрана требуют существенных расходов.

На сегодняшний день охоту в Беларуси организуют четыре национальных парка, заповедник и еще два охотничьих хозяйства, входящих в Управление делами Президента РБ. Кстати, хотелось бы отметить, что охота происходит за пределами заповедных территорий – в прилегающих к нацпаркам и заповеднику лесоохотничьих хозяйствах. Кроме того, организацией охоты занимаются Белорусское общество охотников и рыболовов, ВоенОхота, Министерство лесного хозяйства и несколько частных организаций. Год назад Министерство лесного хозяйства обязало ГПЛХО (государственные производственные лесохозяйственные объединения) получить лицензию на оказание туристических услуг, чтобы устранить посредников. Я с большим уважением отношусь к охотоведам – они профессионалы своего дела, но как работники туризма они абсолютно неподготовленны! Как они будут вести работу? Ведь привлечение иностранных клиентов и организация тура – это целый комплекс мероприятий, не говоря уже о таких мелочах, как необходимость каждый раз проверять, есть ли в номере горячая вода, где туристам придется сушить одежду и кто приготовит им кофе в 6 утра. Сегодня даже в Минске непросто найти грамотных специалистов по приему, не только владеющих иностранным языком, но и разбирающихся в юридических и экономических аспектах работы, – а в сельской местности это просто невыполнимая задача!

Достаточно проколоться один раз – и с тобой перестанут работать. Европейское охотничье сообщество имеет тесные связи, все охотники входят в определенные клубы, и если какой-либо тур провоцирует негативный отзыв – информация об этом моментально разносится по всей Европе, а восстановить репутацию практически невозможно.

Около 20 лет назад одна кипрская компания решила сделать охотничий тур в Беларусь. Они связались с турфирмой, которой знакомые руководители колхоза пообещали организовать охоту. Но в понимании председателя колхоза «охота» подразумевала «наливай да пей». Представьте картину: приезжают киприоты – и видят рядом с лесом накрытый стол. И все. У нас до сих пор нет охотников с Кипра – думаю, как раз из-за того единичного случая.

Не стоит делать ставку на охотничий туризм еще и потому, что количество охотников ограничено ежегодными лимитами на отстрел животных. Зимой считается поголовье охотничьего вида, и на основании этих сведений Минприроды совместно с Инспекцией природных ресурсов и охраны окружающей среды устанавливает квоту животных, которых можно изъять из природы. Даже при условии высокого спроса убьют не больше разрешенного числа животных – как только в угодьях закрываются лимиты на какого-либо зверя, охота на него прекращается. Поэтому предполагать, что развитие охотничьего туризма может стать приоритетным в сфере инкаминга, было бы ошибкой. С другой стороны, если говорить о некоторых охотничьих видах, то самца стада, мешающего развитию генофонда, необходимо уничтожать. Можно поручить отстрел этой особи егерям, а можно отдать этого зверя охотникам, получив деньги на развитие лесоохотничьего хозяйства.

Можно по-разному оценивать развитие охотничьего туризма, однако стоит учитывать, что эта сфера как в Беларуси, так и за рубежом имеет статус некоего дополнения к остальным областям въездного туризма, и такое положение вещей едва ли изменится».


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах