«Слуцкие пояса — национальное наследие и гордость Беларуси»

11.12.2011 - Презентации

«Слуцкие пояса — национальное наследие и гордость Беларуси»

В Национальном художественном музее в Минске состоялась презентация историко-культурного проекта

Как сообщает «Время Союза»:

В Национальном художественном музее в Минске состоялась презентация историко-культурного проекта «Слуцкие пояса — национальное наследие и гордость Беларуси».

Директор музея Владимир Прокопцов отметил, что проект посвящен 120-летию со дня рождения Максима Богдановича, классика белорусской литературы, первым воспевшим слуцкие пояса.

«Для нас слуцкие пояса — национальная гордость, это — наш бренд», — сказал Прокопцов. Он напомнил, что в Беларуси их сохранилось не много. До недавнего времени в Национальном художественно музее два года демонстрировались четыре слуцких пояса из России. Сейчас ведутся переговоры о том, чтобы в следующем году привезти в Беларусь пояса из Украины и Литвы. В 2012 году ожидается выпуск серебряной монеты, посвященной им.

Из истории

Феномен слуцких поясов невозможно понять вне исторического контекста. В середине XVI века историки Речи Посполитой стали высказывать мысль о том, что шляхта (привилегированное сословие) происходит от сарматов, древнего степного народа, известного еще из греческих и римских источников. В XVII веке этот тезис стал основой идеологии знати — сарматизма. Аристократия считала себя потомками сарматов, а простолюдинов — славян и балтов. В искусствоведении есть даже специальный термин – «сарматский портрет». На протяжении XVII и XVIII веков аристократы желали, чтобы художники изображали их «сарматами».

Поскольку воинственное племя пришло с Востока, то у шляхты Речи Посполитой в XVIII веке стали пользоваться спросом широкие шелковые пояса, привозимые из Турции и Персии. Пояса являлись важной частью мужского, так называемого сарматского, костюма, были показателем власти и богатства его владельца. Случилось так, что заблуждение историков оказалось знаком судьбы, вызвав к жизни то, что мы сегодня называем слуцкими поясами.

Контрабандный станок и заморский мастер

Спрос на восточные пояса был большой, ведь шляхта, по данным отдельных историков, составляла около 30% населения Речи Посполитой. Ситуация разрешилась в соответствии с классическим каноном: спрос родил предложение.

Идея производить на белорусских землях ткани по восточным технологиям принадлежит князю Михалу Казимиру Радзивиллу по прозвищу Рыбонька — гетману Великого княжества Литовского. По его поручению в 1757 году из Стамбула в разобранном состоянии тайно вывезли один из ткацких станков. Однако князю был необходим мастер, способный наладить производство. По подсказке своего окружения Михал Казимир Радзивилл решает пригласить в Несвиж Ованеса Маджарянца — мастера-армянина родом из Стамбула, жившего тогда в Станиславе (сегодня это Ивано-Франковск в Украине). Встреча князя и мастера оказалась знаковой.

Организованная ими мануфактура сначала работала в Несвиже. В 1762 году ее перевели в Слуцк. Благодаря Яну Маджарскому (так на местный лад стали звать приглашенного мастера) восточная традиция изготовления шелковых поясов была перенесена на белорусские земли.

img_4689

Вершина мастерства

В Слуцкой персиарне (мануфактуре) сначала работали ткачи из Турции и Персии. Через полтора десятилетия мастерством овладели местные работники, а в орнаменте пояса восточные узоры сменились местными мотивами. Ян Маджарский добавил еще один элемент, которого не было у предшественников слуцких поясов, — шелковые кисти.

С 1781 по 1807 год арендатором Слуцкой мануфактуры был сын Яна Маджарского — Леон Маджарский. Он продолжил дело отца и «за развитие ремесел в государстве» удостоился шляхетского звания, получив почетный титул королевского камергера.

Со временем слуцкие ткачи достигли высочайшего уровня мастерства, создав двусторонние четырехлицевые пояса, что давало возможность использовать их в различных жизненных обстоятельствах — праздничных, траурных или будничных.

Ткали пояса только мужчины. Восточная традиция в этой части технологического процесса сохранялась незыблемо, поскольку поверье утверждало, что прикосновение женской руки к золотым и серебряным нитям, которые использовались при изготовлении поясов, приводило к их потускнению.

Обучение ткачей длилось около семи лет, нередко и больше, в зависимости от сложности предстоящей работы. Узоры для пояса разрабатывались художниками, ткачи являлись лишь исполнителями задуманного.

Закат мануфактуры

Слуцкие пояса быстро вытеснили с рынка Речи Посполитой своих персидских конкурентов. Доходность производства побудила многих повторить успех Слуцкой мануфактуры. Король Станислав Август Понятовский, пожелав открыть фабрику поясов в Гродно, обратился к Радзивиллам с просьбой одолжить ему мастера для налаживания производства, но получил отказ. Несмотря на это, слуцкие пояса все же стали подделывать и в Гродно, и под Варшавой, и даже во французском городе Лионе. Качество их было похуже. К тому же на настоящих слуцких поясах в отличие от подделок ставились метки-надписи, сообщавшие о месте производства: «Sluck», «Me fecit Sluciae», а с вхождением белорусских земель в состав России — «Въ граде Слуцке».

Однако надвигались другие времена. После третьего раздела Речи Посполитой в 1795 году выпуск поясов в Слуцке пришлось сокращать: начиналось победное шествие французской моды. Сначала слуцкие пояса оказались в сундуках, а позже их стали жертвовать костелам на пошив одежды для богослужений. Многие из них просто сжигались для получения драгоценных металлов. Ведь на изготовление одного пояса шло до сотни граммов золота и серебра.

После восстания 1831 года ношение традиционного шляхетского костюма российские власти запретили. В 1848 году Слуцкая мануфактура закрывается.

img_4705

Счет на единицы

По подсчетам белорусского историка Адама Мальдиса, Слуцкая мануфактура менее чем за сто лет своего существования произвела около пяти тысяч поясов, каждый из которых неповторим. Потеряв свое значение как часть шляхетского костюма, пояса становятся в конце ХIХ века художественной ценностью. Их стали собирать музеи и частные коллекционеры. Одним  из первых, кто быстро сориентировался в ситуации, был успешный российский купец Петр Щукин. Он два десятилетия через варшавских и виленских антикваров скупал слуцкие пояса в западных губерниях Российской империи. В 1912 году коллекция Щукина, согласно его завещанию, была передана Императорскому историческому музею (сегодня — Государственный исторический музей). По оценке специалистов там хранится 80 целых поясов и 60 фрагментов.

Известно, что в 1939 году в резиденции Радзивиллов в Несвиже имелось 32 пояса, из них 16 — слуцкие. В начале 1940 года они были переданы в Государственную картинную галерею БССР. В начале войны, перед самым захватом Минска немцами, пояса, не успев вывезти, спрятали в подвале галереи. В годы оккупации они бесследно исчезли.

Согласно вышедшему в 2009 году каталогу «Слуцкие пояса», в семи белорусских музеях сохранилось 11 целых поясов: пять из них — слуцкие, остальные изготовлены по их образцу за границей. Назвать точное количество слуцких поясов, находящихся в Польше, Украине, Литве и других странах сегодня никто не решится.

img_4696

А что в Слуцке

Сегодня в Слуцке нет ни одного оригинального образца знаменитого пояса, и жители города считают это обстоятельство исторической несправедливостью. В фондах Слуцкого краеведческого музея хранится лишь несколько небольших фрагментов.

В мае 2008 года в традиционную ночь музеев из Минска в Слуцк был привезен подлинный слуцкий пояс. Сутки музей был местом паломничества горожан. Посмотреть на чудо, когда-то изготовленное местными мастерами, люди приезжали даже из соседних городов.

Не так давно слуцкие краеведы установили место, где располагалась мануфактура: улица Комсомольская (ранее она называлась Сенаторская). Теперь здесь стоят прозаические объекты — небольшой продовольственный магазин и административное здание завода «Эмальпосуда».

Как знак судьбы, в сотне метров от них находится один из корпусов современного предприятия с гордым названием «Слуцие пояса». Свое начало оно берет в 30-х годах прошлого века. Тогда это была артель, объединявшая ткачих и вышивальщиц, владевших приемами традиционного народного ремесла. В этом году «Слуцким поясам» исполнилось 75 лет. Работают здесь 150 человек, и им есть чем гордиться. Более половины выпускаемой продукции — это изделия народных художественных промыслов: пояса, рушники, салфетки, покрывала, сувениры и куклы. Создаются они, как правило, вручную, а в ткацком цехе, как когда-то в крестьянской хате, стоят ручные ткацкие станки — «кросны». Здесь часто бывают гости. Одна из самых интересных экскурсий, которую вам могут предложить в городе, — взглянуть на завораживающую работу слуцких ткачих.

Изделия «Слуцких поясов» пользуются неизменным спросом у покупателей. Они приобретают не просто вещь, а уникальное произведение народного искусства. Традиция продолжает жить.

P. S. В 2008 году руководство объединения «Белхудожпромыслы», куда входят «Слуцкие пояса», сообщило, что изучается возможность воссоздания уникальных слуцких поясов.

По этому поводу Лариса Тарасова, директор слуцкой фабрики, отметила, что не все так просто. Дело даже не только в том, что технология обработки шелковых, серебряных и золотых нитей утеряна. «Узор поясов мы можем полностью повторить. Мы его и повторяли в таком материале как лен. Если такой пояс выполнить из шелка (не говоря уже о золотой и серебряной нитях), то его цена будет исчисляться тысячами долларов», — сказала она. По ее словам, все упирается в экономическую целесообразность производства. Такие пояса вряд ли найдут покупателя.

Сергей Сметанин

 

Рубрики: Презентации

Страны: Беларусь


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Новости по теме:

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах