«Силовиков среди российских туристов оказалось слишком много, а вместе с семьями и родственниками – чуть ли не полстраны»

13.08.2014 - Новости для профи / Турбизнес

«Силовиков среди российских туристов оказалось слишком много, а вместе с семьями и родственниками – чуть ли не полстраны»

Руководитель одного из старейших челнинских турагентств «Фортуна», экс-депутат горсовета Сергей Сироткин будущий бизнес выбирал не сам – послушал жену и не сделал наоборот, как советует пословица, а полностью доверился ей. Тем более что сфера туризма была для супругов Сироткиных очень близка – оба заядлые путешественники. В интервью «БИЗНЕС Online» бизнесмен-турист рассказал, почему с катастрофической быстротой банкротятся туроператоры, что заставляет людей ездить в отпуск в кредит, зачем туристам не стоит бояться революций в Египте и Турции, а также объяснил, почему больше не хочет быть депутатом и чем родной для него Донецк похож на Челны.

АЛЬЯНС ГЕОЛОГА И ГЕОГРАФА

– Сергей Николаевич, туристическое агентство «Фортуна» имеет солидный стаж – 12 лет. Этот бизнес стал семейным: ваша жена Роза Кутдусовна является главным специалистом. Почему решили заняться именно сферой туризма, хотели совместить приятное с полезным – путешествия с извлечением прибыли?

– В 2002 году, когда мы организовывали фирму «Фортуна», я работал финансовым директором ТЦ «Элекам». И мне на тот момент было точно не до туризма. А моя супруга работала главным бухгалтером в другой организации. И все чаще она говорила, что устала от бухгалтерии. Тогда можно было выбрать любой вид деятельности, который нравится. И я предложил ей: «Выбирай и начинай». Она и выбрала туризм. Дело в том, что я по специальности горный инженер-геолог, она инженер-географ, с юности мы много путешествовали. Так что туризм нам был очень близок. И Роза Кутдусовна все это дело и поставила. Я ей просто помог. Сначала у нас была одна комнатка, через год – три комнатки, а потом мы купили большой офис. Как и в любом деле, предприятие начинает давать прибыль на третий год. В первый год работаешь в минус, второй год – в ноль, а на третий начинаешь зарабатывать. Как раз к моменту первой прибыли я тоже ушел из «Элекама» и пришел в нашу семейную фирму. Жена у меня как главный специалист, который знает про туры абсолютно все. А я прекрасно понимал, что мне знание отелей ни к чему. И я решил заняться тем, что я умею, – построением предприятия, организацией, финансами, рекламой, маркетингом. То есть всем, кроме собственно организации туров.

– Сложно было начинать?

– У меня уже был опыт создания фирмы. В 1992 году на Чукотке я создал ООО «Геоаква», которое занималось поисками воды, исследованием скважин, грузоперевозками и свайными основаниями. Но вода была главным направлением бизнеса. Учредителями были шесть человек – все бывшие начальники партий. Работали мы с хорошей прибылью. До сих пор помню один курьезный случай. В одной из воинских частей четыре скважины не работали. И солдаты водовозками за 15 километров возили воду. Но так много не натаскаешь ведь. А там целый городок – помимо солдат еще и семьи офицеров. Я пришел к начальнику части и предложил ему наладить водоснабжение, заключив договор на 1,5 миллиона. Он согласился. А у них в части караульные вышки были прямо на скважинах. И солдатики на этих вышках по ночам с голодухи ели тушенку и жестяные банки от нее выкидывали в скважины, тем самым их совершенно забивая. И вот мы вырыли ямку, опустили насос, а из скважин полезли эти банки. За два дня мы ему три скважины прочистили. Насос опустили – вода чистейшая. Потом еще 500 тысяч за четвертую скважину нам отдали. И начальник все удивлялся, как за три дня можно такие деньги заработать. Все, что мы там зарабатывали, я вкладывал в недвижимость в Набережных Челнах, куда и переехал в 1995 году.

– А почему ушли из «Элекама»? Тоже устали от бухгалтерии?

– Разошлись с руководством во взглядах на бизнес. Я хотел провести акционирование. И мы уже почти прошли этот путь. Автоградбанк уже выпускал векселя на 6 миллионов рублей. Мы готовы были выйти на Московскую биржу. Но надо было выпустить в обращение акции. Я-то думал, что около 60 процентов акций останутся у владельцев предприятия, а 40 процентов пустят среди населения. Держателям акций платили бы дивиденды, а они были бы лояльны к бренду «Элекам» и покупали бы товары только у нас. И никакие федеральные монстры типа «Эльдорадо» не помешали бы нам развиваться. Но собственник делиться акциями отказался. Вот я и уволился в 2004 году. А через пять лет «Элекама» не стало.

«ЗА ГРАНИЦЕЙ ТУРИСТ ЧУВСТВУЕТ СЕБЯ ОЛИГАРХОМ»

– Организовывать отдых других людей – это благодарное или неблагодарное занятие?

– На 95 процентов все-таки благодарное. Мы обязательно звоним через несколько дней после приезда наших туристов, интересуемся, как они отдохнули. Люди и сами приходят или отзваниваются после поездки. И мы очень радуемся, когда ожидания наших клиентов совпадают с реальностью.

– А оставшиеся 5 процентов, как правило, чем бывают недовольны?

– Ну, бывает всякое. Вон чуть не каждую неделю туроператоры прогорают. Пытаемся защитить наших туристов как можем. Иногда негативные ситуации возникают из-за недопонимания самих клиентов. К примеру, среднестатистический турист не будет лететь на Черное море самолетом – дорого. На поезде – долго. Выбирают в итоге автобус. А человек себе еще не представляет, как это нелегко. Он понимает, что цена приемлемая, и он в нее укладывается. А потом начинаются претензии.

Из-за овербукинга накладки возникают. В турецких отелях практика такова, что места бронируются на 110 процентов с тем расчетом, что 10 процентов туристов по каким-то причинам все равно не приедут. А если они все-таки приезжают? Им там говорят: «Ну, вот вы поживите пока сутки в другом отеле, а потом мы вас переселим». И впечатление от отдыха у людей смазывается. От нас это уже не зависит, к сожалению.

Я как-то за три года делал анализ по нашим клиентам. У нас каждый турист заполняет карточки, где один из вопросов: откуда вы узнали о фирме «Фортуна»? 95 процентов наших клиентов – это возвратные туристы или пришедшие по рекомендации. Поэтому в Челнах лучшая реклама – это «сарафанное радио». А раз они приходят год за годом именно к нам, мы уже прекрасно знаем все предпочтения своих клиентов. И работать намного легче, и недовольства меньше.

– Кто ваши сегодняшние туристы и чем они отличаются от туристов 5–10-летней давности?

– Мы постарались в своей деятельности охватить все туристические направления, какие есть. Поэтому и клиент разноплановый. Если брать зарубежье, то основа у нас – средний класс. Причем, как я уже говорил, в основном возвратные туристы, которые ездят за границу по два-три раза в год. А если брать российский сегмент, тут уже попроще туристы, которые ездят реже – раз в два-три года. Есть у нас еще туры выходного дня. И тут уж вообще не отследишь, кто именно туда ездит. Раифу, Ижевск или Булгары люди посещают по одному разу за всю жизнь. Много среди них пенсионеров, гостей нашего города.

Туристы, конечно, изменились. Наблюдается расширение мировоззрения туристов и их интересов. Если раньше, к примеру, было не так много горнолыжников, то сейчас их достаточно много. Потому что люди уже не любят просто валяться на пляже в одном и том же отеле. Они хотят разнообразить свой отдых. Многие ездят по два-три раза в год: летом  на море, зимой на горнолыжные курорты, в межсезонье – в Париж, Прагу. Это раньше отпуск все брали в августе и в самый высокий сезон, в самую жару и по самым высоким ценам ехали отдыхать.

– А изменилось ли соотношение между тем, сколько турист раньше готов был тратить на отдых и сколько готов тратить сейчас? Одним словом, стали ли клиенты более расчетливыми и жадными?

– Я думал над этим вопросом. И понял вот что. Выезжая за границу, особенно в те страны, где действует система «все включено», ты чувствуешь себя в какой-то мере олигархом. За тобой ухаживают, постель застилают, кормят, развлекают. А возвращаешься в наши серые будни и понимаешь, что хочешь повторить это ощущение. И несмотря ни на что, турист будет ездить, кредит возьмет, но поедет. Это как наркотик.

– Как вы подбираете менеджеров? На что обращаете внимание при приеме на работу?

Мы не допускаем менеджеров до работы с клиентами по тому направлению, которое они не знают, где они лично не были. Стараемся брать «нулевых», совсем молодых людей, которые раньше нигде не работали, чтобы не переделывать, потому что это очень трудно, на самом деле. Отправляем в рекламные туры сначала в Турцию, потом в Египет, Грецию, Испанию, Эмираты, Таиланд. В год они у нас по два раза в среднем ездят. Так что надо три года, чтобы менеджер начал работать в полную силу со знанием дела. У нас менеджеров много. Но мы можем себе это позволить.

Более того, начинаем распределять обязанности. Вот второй год уже как взяли визового офицера – это сотрудник, который занимается только оформлением виз. И работы у него хватает. Он очень загружен. Зато менеджеры, которые раньше до ночи работали, разгрузились.

«ЛЮДИ В КРИЗИС БОЯЛИСЬ УЕХАТЬ ИЗ СТРАНЫ, ЧТОБЫ НЕ ОСТАВЛЯТЬ БИЗНЕС»

– Тяжело ли в современных условиях открыть свою турфирму и удержать ее на плаву?

– Порог вхождения в туризм очень низкий. 100 тысяч рублей, наверное, хватит для начала. А удержаться на плаву – это уже от желания зависит. Многие думают: фирму открыл, бизнес создал, назначил себя гендиректором – и все само собой будет. В бизнесе, особенно малом, личное участие должно быть постоянным. Если будешь и днем и ночью работать, тогда, может, и удержишься на плаву. Ну и есть же законы развития любого предприятия. Первые три года ты в любом случае будешь в минусе. Нужны же сотрудники, их нужно обучать, нужно за аренду платить. Это все вложения... Есть статистика, что предпринимателями могут быть всего 5 процентов людей. Я с ней согласен.

– Какой год был наиболее успешным для «Фортуны», а какой наименее успешным? Как фирма пережила кризис 2008–2009 годов?

– А у нас каждый год рост, поэтому неуспешных лет просто нет. Ну, за исключением кризисного 2009-го. В 2004 году у нас был рост на 93 процента от 2003-го, в 2005-м – рост на 30 процентов, в 2006-м – на 24 процента, в 2007-м – на 40 процентов. А вот с началом кризиса в 2008-м, конечно, рост был небольшим – всего 11 процентов, а в 2009-м вообще произошло падение на 30 процентов. Это было очень больно. Причем у людей и деньги-то были, а ехать боялись. Боялись того, что без них что-то здесь произойдет, или случится с бизнесом что-то, или государство наше закон какой-нибудь неадекватный примет. Всю зиму сидели – с ноября по март. А как только клиенты поняли, что дно уже найдено, так и для нас кризис закончился. В 2010-м турпоток уже на 46 процентов вырос, в 2011-м – на 13 процентов, в 2012-м – на 16 процентов. В прошлом году аж на 35 процентов. Так что самый успешный год, пожалуй, прошлый.

Надо отметить еще, что третий год подряд у нас почти исчезла сезонность. Если раньше мы уже осенью без дела сидели, то сейчас работаем круглый год. И это связано не только с расширением географии туристических маршрутов, но и с возрастающей популярностью раннего бронирования. Люди уже в январе?–феврале бронируются на лето. Причем бронь идет с достаточно серьезной глубиной продаж, вплоть до сентября. Понятно, что могут быть небольшие расхождения в дате вылета на сутки-двое от запланированной, потому что в начале года еще и полетное расписание не бывает установлено. Но то, что цена на путевку может увеличиться на 30–40 процентов, уже проверено неоднократно. А в этом году так вообще все, кто купил путевки в январе, радовались безмерно из-за скачка доллара.

И возможно, тут дело даже не только в цене. Вот сейчас захотите вы вдруг полететь в Турцию. А горящих путевок нет, ближайший горящий тур будет только через две недели, мест свободных в самолетах нет. То есть раннее бронирование – это не только цена, но и гарантия того отдыха, который ты хочешь. Так что понятие «горящая путевка» почти ушло, и не факт, что вернется. А купить тур на завтра или послезавтра – такого вообще нет.

О ЕГИПЕТСКИХ АКУЛАХ И ТАЙСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

– Турбизнес зависит не только от кризисов в экономике нашей страны, но еще и от экономической, политической ситуации в тех странах, куда вы людей отправляете. И даже от таких факторов, как акулы. Или челнинцам ни революции, ни извержения вулканов, ни акулы нипочем?

– Да. Это очень влияет на турпоток. Но не в том смысле, что люди готовы совсем отказаться от отпуска. Они переориентируют свой отдых на другие направления. Тут уж, надо сказать, ваша журналистская братия слишком любит жареные факты и преподносит все так, что люди боятся ехать. Тот же Египет. Да, были акулы. Но это было в Шарм-эль-Шейхе, а в Хургаде акул зафиксировано не было. Или революция в Таиланде. Это же в Бангкоке, в правительственном квартале, а туристов отправляют на остров Пхукет или в Паттайю. Какая на острове революция? Конечно, если люди сильно запуганы, мы уж не настаиваем.

А так, вы знаете, бывает как в пословице: не было бы счастья, да несчастье помогло. Отдых в Эмиратах раньше считался элитным – туда шубы ездили покупать. А когда в Египте обнаружились акулы, люди переориентировались на Эмираты. Но и Эмираты переориентировались на российского туриста. Отельеры не стали задирать цены, появились в ассортименте туроператоров демократичные отели. Эмираты стали страной массового туризма. Вот что сделали египетские акулы!

– За Египет, помнится, сильно переживали, что он долго еще не сможет восстановить турпоток после революции. А альтернативы по соотношению цены и сервиса подходящей нет.

– Да, такое было. Но продажи в Египет в этом году поднялись хорошо. Хоть там периодически столкновения происходят. Но опять же это в Каире. Надо понимать немного внутренние особенности в стране. В зону отдыха без разрешения на работу египтян и не пускают. Там погранзаставы везде. К тому же они понимают, что туризм – их хлеб. Да, конечно, в самый пик революционных событий, особенно года три назад, сервис немного пострадал – меньше еды стало. А сейчас все нормализовалось. Конечно, Турцию не догнать – поток в Египет из Челнов в два раза меньше, чем в Турцию. Но если раньше Египет был страной, где отдыхали осенью и ранней весной, то сейчас туда едут круглый год. Несмотря на песчаные бури в мае и сильную жару в летние месяцы. И с Египтом по посещаемости ни одна европейская страна не сравнится. Года три назад из Греции пытались сделать страну массового туризма. Но как-то не задалось. Раньше, кстати, и Испания уверенно занимала третье место. А сейчас Европа в целом по турпотоку вместе с зимними направлениями отдыха, «горнолыжкой» только до уровня Турции дотягивает.

– Может, пора поднимать престиж родной страны в глазах туристов? Как вы оцениваете перспективы развития крымского направления, его конкурентоспособность с Краснодарским краем и Абхазией?

В отдыхе по России есть две проблемные вещи: это сервис и трансфер. Сервис нехотя, но все же растет. Российские гостиницы становятся частными, и к их владельцам, наконец, приходит осознание, что, если у тебя будет некомфортно, к тебе никто не поедет. Но с транспортом пока ничего не решается в пользу удешевления. Билеты в Турцию стоят 300 долларов туда-обратно, то есть около 10 тысяч рублей. Три часа – и ты на море. А в Крым или Анапу? Вот в Сочи у нас сегодня два человека забронировались – 33 тысячи рублей на двоих только на дорогу. Почему у нас дороже транспорт в два-три раза, я не понимаю. А ведь прекрасные места у нас в России есть. В прошлом году мы с супругой ездили на Алтай. Просто потрясающая была поездка. Но сколько стоит билет? Из Москвы в Новосибирск и обратно нам билеты на самолет обошлись в 50 тысяч рублей. Если брать заграницу, такие билеты равны по стоимости трансферу в Кубу и Доминикану – по 900 долларов.

По Крыму пока не все так однозначно. Как еще керченская переправа дальше будет работать, неизвестно. Мы попробовали, отправили два автобуса в Крым в июле. Автобусы идут без очереди – включают «аварийки», и их пропускают. Оформление на переправе два часа длится. А очередь из машин, на которых люди дикарями едут, растягивается на 10 километров. В Крыму климат, конечно же, лучший на всем Черноморском побережье. Но отельная база устаревшая, и уровень сервиса тоже должен подтягиваться, если Крым хочет привлечь туристов. Украина за эти 20 лет ничего в развитие не вкладывала. Многих отправляли туда по линии соцстраха, льготные путевки раздавали. А раз люди едут не за свои деньги, а бесплатно, вот и отдыхай там на разваливающихся кроватях. Есть единичные пансионаты и санатории, которые не хуже заграничных. Но ведь и цены там не каждому понравятся.

БАНКРОТСТВА ЕЩЕ НЕ ЗАКОНЧИЛИСЬ

– За последний месяц уже четыре туроператора заявили о приостановке своей деятельности, среди них и такой достаточно солидный, как «Нева». В прессе называются разные причины и говорят, что череда банкротств продолжится. На ваш взгляд, какие глубинные причины вызывают банкротство?

Если брать банкротство «Невы», оно связано исключительно с сотрудничеством с руководством страны. Одним из основателей «Невы» был Владимир Стржалковский, который был в свое время близок к Владимиру Путину (Стржалковский работал вместе с Путиным в КГБ, а после ухода из «Невы» в 1999 году ушел на госслужбу, став заместителем министра по физической культуре, спорту и туризму, затем в 2004 году был назначен главой Федерального агентства по туризму — прим. ред.). Потом Стржалковский был гендиректором «Норильского никеля». Это вроде бы частности. Но он использовал свое положение для развития фирмы. Многие контракты «Невой» заключались с тем замыслом, что работники силовых структур будут ездить через них отдыхать. А в этом году, как вы знаете, всем силовикам запретили выезд за границу. А они же оплатили отели, места в самолетах, а клиентов-то нет. Это вот оборотная сторона дружбы в бизнесе. Дружба дружбой, а бизнес бизнесом. Нельзя строить бизнес на знакомствах. «Нева» погорела именно из-за этого.

Ну, а остальные туроператоры, такие как «Капитал-тур» и другие, погорели по другой причине. Есть такая мода: создают фирму, доводят до определенного уровня развития, а потом перепродают зарубежным инвесторам. Это тоже своего рода бизнес. «Капитал-тур» все хвастался своими показателями, оборотами, демпинговал, брал лишнее, чтобы потом перепродать. Вот в процессе развития своего бизнеса они построили такую финансовую пирамиду, которая однажды и рухнула.

Банкротства еще не закончились. На подходе еще несколько компаний. Неделя пройдет, «трупы» посчитаем. Дальше видно будет, как работать.

– А у вас есть какой-то черный список туроператоров, с которыми вы не сотрудничаете по причине того, что у них нет должного финансового обеспечения?

– Да, конечно, есть. Но тут не угадаешь уже. Цепная реакция пошла. Могу сказать, что те туроператоры, которые занимаются Турцией и Египтом,  в шоколаде, а европейцы все в пролете. От 30 до 70 процентов снижение спроса наблюдается по европейским странам. Конечно, это все из-за запрета на вылет силовиков. Их оказалось очень много, а с семьями и родственниками чуть ли не полстраны. Хоть следственный комитет и взялся за дело, но тут никто уже не поможет.

– Есть такая версия, что со временем турфирмы исчезнут за ненадобностью, а профессия турменеджера уйдет в небытие. Связывают это с ростом числа туристов, которые планируют свои поездки самостоятельно: бронируют через интернет билеты, места в отелях. Якобы и банкротства туроператоров – это первый звоночек. Вы с этой версией согласны?

– Нет. Банкротства абсолютно не связаны с тем, что туристы стали больше ездить самостоятельно. Они в турфирмы все равно приходят, они от нас и выросли. Но они к нам придут докупать то, что не могут купить в интернете: железнодорожные билеты, медицинскую страховку, какой-то отель, какого нет у них в списке. Мы не теряем себя с такими людьми. И я не боюсь, что турфирмы исчезнут. Во-первых, люди всегда будут советоваться с грамотными специалистами. Ведь, выбирая индивидуальный тур, можно и ошибиться. У меня сын ездил на Бали, бронировал комнатку в отеле – на картинках все замечательно, бассейн шикарный. Приехал – а вокруг этого бассейна пять вилл. И он не этой вилле принадлежит, где номер был забронирован, а всем пяти. И попробуй там искупайся.

Ведь я же могу печь хлеб сам, но не делаю этого. Потому что мне некогда, быстрее купить его в магазине. Так и здесь. Много занятых людей, которым просто некогда тратить дни и вечера на поиск нужных отелей, караулить спецпредложения авиакомпаний, копаться, искать. Это же тоже труд. Они просто хотят прийти и взять путевку. Такие люди всегда будут.

Во-вторых, даже если и будет расти число самостоятельных туристов, параллельно с этим растет и общее количество туристов. По статистике, выезжают около 10 процентов населения города. И то это в Москве. У нас при населении в 500 тысяч человек раньше выезжали 5 тысяч, потом 10, 15, сейчас выезжают где-то 30 тысяч. Рост будет всегда. Так что нам работы на наш век хватит.

– На рынке туризма в Челнах бешеная конкуренция. В городе функционирует 180 турфирм. Как вы оцениваете ваших конкурентов? Кто является основным игроком на рынке?

–  Я не берусь судить о конкурентах. Для себя я всегда отталкиваюсь от прошлого года. Главное, чтобы результат у нас всегда был выше предыдущего результата. Чтобы мы сами развивались. Если будешь развиваться, то и не будешь в числе отстающих. Турфирм-то 180, а реально работающих из них не больше 20.

– В городе некогда действовала ассоциация турфирм НАТА, и «Фортуна» входила в этот альянс. Участие в нем было для клиентов своеобразным гарантом качества предоставляемых турфирмой услуг. А сейчас о деятельности ее ничего не слышно.

– К сожалению, на определенном этапе развития личные интересы некоторых участников ассоциации начали превалировать над общественными. Поэтому мы вышли из ее состава. Она вроде как действует, но там осталось 6–7 турфирм. А ведь раньше турфирмы, входившие в ассоциацию, отправляли 60–70 процентов турпотока Челнов. И они имели вес среди городских турфирм. Оттуда многие ушли, не только мы. Сейчас НАТА есть, но погоды не делает, больше существует на бумаге. Нет ни годовых собраний, ни выступлений, ни статей.

– Каковы перспективы туристического рынка в Челнах? Как он будет развиваться?

– Меняться лидеры будут и уже меняются. Кто был первым пять лет назад, уже не первый сегодня. Я не буду приводить конкретные примеры. Приходят люди из других областей, они знают основы ведения бизнеса. Их, может, не так видно. Но я знаю две-три фирмы в Челнах, которые очень хорошо развиваются. Во многом они будут задавать тон в будущем. А так он будет развиваться в общем русле российского турбизнеса. Кто идет в ногу со временем, тот и будет держаться.

– Вы уже сказали, что людям надоедает лежать на пляже. В связи с этим наблюдается рост интереса к событийному туризму? Насколько это направление в туризме в Челнах перспективно?

Тут есть один момент. Если турист едет с маленькими детьми, то как бы ему ни надоело, он будет лежать на пляже. А событийный туризм у нас не развит, к сожалению. Вот, к примеру, чемпионат мира по футболу в Бразилии прошел. Билеты как распространяются? Через футбольные федерации, через клубы, через болельщиков. Билетов в свободной продаже нет. Если мы будем пытаться их достать, значит, это будут какие-то нелегальные билеты у перекупов. Олимпиада в Сочи прошла. Я сам туда хотел поехать. Очень хотел! Я люблю биатлон, так я на него не смог купить билет! Я, продвинутый человек, директор турфирмы, зашел на сайт в 9 утра в первый же день, когда начали билеты продаваться. И почему-то попадались какие-то боковые места на групповые турниры. Никакого финала уже не было. И чего я туда поеду и тем паче туристов отправлять буду? Вот праздник пива в Германии проводится. На него надо за полгода забронировать места. Но человек, который узнал об этом за две недели до мероприятия, даже имея визу на руках, туда уже не попадет – мест в отеле нет. Или это будет место где-нибудь на периферии.

К раннему бронированию люди привыкают. Возможно, они и свои поездки по каким-то значительным поводам будут привыкать планировать задолго до начала мероприятия. Люди уже не хотят лежать на пляже, но еще хотят просто отдыхать и путешествовать. Сами туристы еще не доросли до этого. Возможно, это следующий этап развития турбизнеса.

В ЕВРОПЕ ДАЖЕ ДЫШАТЬ ПЛАТНО

– Вы уже объездили весь мир, поездка в какую страну вам запала в душу?

– Поездка на Алтай. Я потом месяц вспоминал о ней. Есть так называемый шашлычный Алтай, куда ездит основная масса людей, где на катамаранах организуют сплав по рекам. Выше – горный Алтай. Там нет такого сервиса, но там просто обалденная природа. У нас друг в Новосибирске живет, и мы ездили с ним. Там такие запахи, такие пейзажи, такие степи, такие снежники! Вроде идешь вдоль узенького горного ущелья и хоп – видишь, как горы расходятся и огромная степная долина предстает перед глазами. Уж сколько я этих гор видел, геологом будучи, всю Россию ногами исходил. Трудно меня чем-то удивить. А такой красоты не видел.

А если брать заграницу, то мне больше всего нравится юго-восточная Азия. Это другой мир, где основа всему – буддизм. У них душевный настрой, менталитет, культура – все свое. Я ездил в Малайзию. Там еще мало русских туристов. Малазийцы ходят босые, потому что обувь там и не нужна, но уже счастливы тем, что просто живут. И не беспокоят их никакие проблемы. Вот мы с Европой часто сравниваемся. Все хотим жить по-европейски. Но как послушаешь наших переселенцев, понимаешь, что не все так гладко. Один армянин, скупающий билеты в Венскую оперу и перепродающий их, сказал: «Тут даже дышать платно».

– А где бы вы хотели побывать?

– На Байкале не был. Хотели поехать в этом году, но не получилось. И мечтаю посетить Исландию – гейзеры, вулканы, озера. Дикую природу очень хочется увидеть. Я 15 лет работал на Чукотке. Среди дикой природы, которая не хуже, чем в Исландии. Может, мне хочется еще раз посмотреть на не тронутую цивилизацией природу. Когда я работал специалистом буровой, была романтика. Она и осталась, но в последние годы, видимо, ее не хватает.

«ХОЧУ ПОСМОТРЕТЬ, КАК ПРОТОКОЛЫ НА ВЫБОРАХ ПОДДЕЛЫВАЮТ»

– В вашей жизни есть этап, когда вы соприкоснулись с политикой. Вы были депутатом челнинского горсовета двух созывов в начале 2000-х – с 1998 по 2006 заседали в бюджетно-финансовой комиссии. Почему вы решили стать народным избранником и какой урок вы для себя извлекли?

– Нравилось. Думал, что можно сделать что-то хорошее для города. Я прекрасно отдавал себе отчет, что эта работа бесплатная. Может, на каком-то высшем уровне депутаты имеют прибыль, а на местном уровне депутатская работа происходит на общественных началах.

– Вам есть чем гордиться?

– Да. Я, помню, ездил в Питер на 10-дневную учебу по стратегическому развитию городов. Основная идея такова, что город – это то же коммерческое предприятие. И если ты хочешь, чтобы он развивался, ты должен создать условия для жителей, для предпринимателей, построить инфраструктуру, учебные заведения необходимого профиля. В процессе этого обучения я понял, что наш город был каким-то транспортным тупиком. В те годы поезда через Агрыз в Москву не ходили, только в объезд. Не знаю, насколько я сейчас могу этим хвастать. Но, наверное, мы с Ивановым какую-то свою долю в это все равно внесли – поезда через Агрыз запустили.

Потом я начал разбираться в вопросах бюджета. Нам все время говорили, что вот, мол, Москва какая нехорошая, 50 процентов собранных налогов забирает, Казань – еще 20 процентов. И остается Челнам 30 процентов, поэтому мы такие бедные и несчастные. И я тогда задался вопросом: куда эти 50 процентов уходят? Ведь Москва тоже налоги платит. Неужели все эти огромные деньги кто-то себе присвоил? Нет, конечно. Эти деньги дальше работают по федеральным программам. И эти средства, которые в Москву уходят, опять же возвращаются на места. Но надо знать эти программы и в них участвовать. И оказалось, что на тот момент, когда я был депутатом, существовало около 90 федеральных программ, а из них финансировалось 50–60. А политика была какая: если мы будем деньги у Москвы просить, она выделит Челнам и меньше выделит Казани, мы дорогу Казани перейдем. И все в таком духе, все с оглядкой на Казань. К тому же федеральный центр не будет давать деньги просто так. Нужно же показать, как ты собираешься эти средства осваивать, проект составить, а на него деньги уже из местного бюджета нужны. «Как это мы будем деньги выделять из бюджета непонятно на что, – говорили нам на комиссии. – А вдруг нам этот проект не утвердят?» Да, это риск. Как и в любом бизнесе, на любом предприятии. Но потом тебе эти деньги вернутся обратно. И вот спустя год после назначения мэром Ильдара Халикова эти идеи, наконец, упали на благодатную почву – Ильдар Шафкатович это дело развил. А до тех пор бесполезно было что-то объяснять и предлагать.

– А снова бы стали баллотироваться в депутаты?

– Нет. Депутат – персона публичная, но от нее ничего не зависит. Все же делает администрация, чиновничество незаметное. А депутат ничего не решает. Поэтому я и сижу себе тихо в своем офисе. Интересуюсь, конечно, жизнью города, в соцсетях комментарии пишу. Но туда больше не полезу. Но вот что интересно, этого ощущения остроты немножко не хватает. Поэтому я от партии Прохорова пошел в избирательную комиссию и как член избиркома буду принимать участие в подсчете голосов на предстоящих выборах в Госсовет Татарстана. Постараюсь внести свою лепту. А то перед каждой избирательной кампанией слышишь отовсюду: там протоколы подменили, здесь неправильно посчитали. Вот я и хочу сам посмотреть, как на выборах подделывают протоколы.

ЧЕЛНЫ И ДОНЕЦК ОЧЕНЬ ПОХОЖИ

– Вы родились и выросли в Донецке. Наверняка у вас остались там родственники, друзья. Вы с ними общаетесь? Что они рассказывают?

– Я до 22 лет жил в Донецке. И у меня тот же самый менталитет. Я знаю про Донецк все. Он очень похож на наш город. Он тоже молодой. 100 лет праздновали в 1970 году. Но эта дата условная. Донецк образовался посреди голодной глухой степи. Приехал в 1869 году немец Юз и начал копать там уголь. Вот от него и пошло развитие металлургии. Но это было все в небольшом масштабе. А в годы индустриализации начали создавать всесоюзную кочегарку. Жили там до этого 50 тысяч человек, а сейчас там живут 7 миллионов. Туда съезжались со всей страны, как и у нас в Челны на строительство КАМАЗа. Поэтому там живут представители совершенно разных народов, национальностей.

Полмесяца назад в Челны из Донецка приехала племянница с трехлетним сыном и племянник с женой и грудным ребенком. Сестра живет там в спальном районе Донецка. Пишет, что муж и сын уже от канонад не просыпаются. Окна все заклеили крест-накрест, как во время войны. Все разбомбили – мосты, больницы. Воду дают по два часа в день. Она не успевает ведра набрать, чтобы сварить еду и помыться. А племянники вот решили, что маленьким детям не надо к взрывам привыкать. Маленькому прививки не смогли сделать, потому что вакцин в Донецке нет. И в Челнах в первую очередь стали эту проблему решать. Они, конечно, надеются вернуться, все у них там осталось – квартиры, друзья, работа. Но я прекрасно понимаю, что год они туда как минимум не вернутся, кто бы в итоге ни победил. Я не представляю, что будет дальше. Если Порошенко завоюет Донецк и Луганск, как они собираются управлять людьми, которые с ними жить не хотят? Наймут полицаев каких-нибудь? Но долго же это продолжаться не может. Какой-то тупик. И чего власть в русский язык уперлась? Других проблем как будто нет в Украине – экономических, политических. Родных прошу хотя бы два слова каждый день писать, что, мол, живы.

– А для украинских беженцев администрация не просила вашу фирму организовать экскурсии по Челнам, по Татарстану?

Нет, мэрия к нам не обращалась. Мы с ними ничего общего не имеем. И слава Богу. Если кто-то и работает с администрацией, контракты заключает, тендеры выигрывает, тем и будут поручать проводить экскурсии. У нас нет такого взаимодействия с властью.

«ЕСЛИ ТЫ ХОЧЕШЬ БЫТЬ ДИРЕКТОРОМ, ТЫ ДОЛЖЕН ПОРАБОТАТЬ МЕНЕДЖЕРОМ»

– Какие качества необходимы как руководителю, так и компании для работы на туристическом рынке?

– В туризме все-таки фирма – это формат три-четыре человека. Это наше агентство считается большим для турбизнеса. И тут чтобы быть руководителем, надо знать все. Не только азы туризма и психологии, как с людьми работать, но и многое другое. Должен быть хороший житейский опыт. Ну и, конечно, надо пройти все ступеньки от низшего звена к высшему. Если ты хочешь быть директором, ты должен поработать менеджером для начала.

– Каковы, на ваш взгляд, три слагаемых успешного бизнеса?

– Работа, работа и работа. А все остальное приложится. И лучше выбирать бизнес, который тебе близок по душе. Ведь мы на работе проводим треть жизни. И чтобы не проводить ее ради заработка, а получать удовольствие, работать нужно в сфере, которая тебе близка.

Зинаида Алексеева

Рубрики: Тенденции

Страны: Россия


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Новости по теме:

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах