Констанц: спасение от суеты

Констанц: спасение от суеты

Граница, отделяющая Констанц от швейцарского города Кройцлинген, проходит по улицам и крышам. Мы несколько раз пересекали ее, и у нас ни разу не проверили документы. Здесь все приветливы. В небольших магазинчиках вам приветливо пожелают доброго утра или дня, скажут спасибо за покупку. Заходя в кафе, поздоровайтесь и улыбнитесь – это проявление вежливости.

 Дирижабль над городом – явление частое. Здесь, в Германии, родина дирижаблей. Узкие мощенные булыжником улочки, фахверковые дома и черепичные крыши. Расписанные сказочными сюжетами и сюжетами из жизни города стены домов, высокий шпиль кафедрального собора Мюнстера (XI век), маленькие средневековые площади, много туристов.

Национальная немецкая кухня сытная – сродни нашей: колбаски, запеченная рулька с капустой, пиво. Пиво замечательное, приятно посидеть в пивном саду или в баре. Стандартный бокал – емкостью литр, хрупкие официантки в фартучках изящно разносят посетителям в каждой руке аж по четыре бокала.

Однако китайские ресторанчики здесь мне нравятся больше, они превосходны. Яркие, экзотические, пища вкусная, большой выбор блюд и классное обслуживание. Фирменные блюда – утка по-пекински, фрукты в карамели, жареное мороженое. А овощи с ростками бобов и соевыми соусами настолько вкусны, что я бы их ела каждый день. 

По проспекту в шубе

Начало осени – удачное время для путешествий: дождей и холода пока нет, а жара уже спала. Деревья еще не позолотила осень, народ гуляет по центральной улице от Ратуши до гавани, как по Арбату. На улице танцуют и играют не только артисты, но и любители. Продают сувениры, картины, шарфы, вафли… много чего продают.

Это мое второе посещение Констанца, первый раз я приехала сюда пару лет назад в рождественские праздники в новой мутоновой шубе. Менталитет в подсознании – выглядеть «не хуже», не подумала, что зимы там теплее, чем у нас. Другую верхнюю одежду не захватила и  плечами прочувствовала, что мутоновые шубы легкими не бывают.

Все в куртках, осенних пальто, а я, как инопланетянка в длинной шубе, шествую по центральной улице. Вытираю пот со лба, однако не отступаю, как и все, вкушаю горячий глинтвейн  с ароматом вишни, горячие вафли и жареные каштаны. Кровь горячит сердце, а румянец – щеки. Жареные каштаны имеют знакомый  вкус – печеной картошки. Кстати, и вафли, и глинтвейн вкусны, сейчас бы стаканчик с удовольствием….

Замечательное Рождество! Сверкающие огнями и подсветками улицы, выступления, ярмарки, праздничная толпа, идут семьями, катят коляски с инвалидами, детьми, всем весело. Счастливые лица, улыбки, народ со стаканчиками горячего глинтвейна. Как в сказке, все пьют глинтвейн и… ни одного пьяного – парадокс.  У нас на улицах никто не пьет, но пьяных в Рождество хватает.

В чужом окне

Нехорошо подсматривать. А если все на виду? Иду по узкой улочке частного сектора, небольшие домики и маленькие дворики идеально обустроены, газоны подстрижены, цветы политы, стекла в окнах вымыты. Все – как и полагается при немецкой аккуратности.

Как добиваются такой аккуратности? Расспросила знакомую русскую, она здесь давно живет. Та сказала: «Здесь принято много работать, первое время удивлялась: я еще не вставала, а они уже белье развешивают – постирали, а потом на работу идут,  я уже спать легла, а они еще скамеечку красят».

 Дома частного сектора расположены так, что ступеньки крыльца прямо к тротуару. Дверь в дом стеклянная и кухонька идеальной чистоты – как на ладони. Кастрюли с блеском, хозяйка в белом передничке готовит. Все на виду… хоть фильм снимай. Здесь немного прохожих, но все равно непривычно. Почувствовала неловкость – невзначай заглянула в чужую жизнь.

По утрам у озера много бегущих: молодых и старых, мужчин и женщин, с собаками и без них.  Народ за собой следит. Женщины одеты просто, с нашей точки зрения неинтересно, но ухожены. Мужчины пахнут духами и в шортах. У многих в руке бутылочка с водой. Велодорожка вдоль берега, она огибает озеро и проходит через три страны, поток туристов на ней неиссякаем.

Земляки

Зашла в частную картинную галерею возле Ратуши и… неожиданное приглашение. Сотрудница галереи, услышав родную речь, пригласила: «Приходите, мы устраиваем вечера, чтобы пообщаться на родном языке, вспомнить родину… Ностальгия».

Конечно, я пришла. В небольшом зале со знанием дела был организован вечер, посвященный музыке П.И. Чайковского и поэзии И.Ф. Анненского. Прозвучал фортепианный цикл «Времена года» в исполнении пианиста из другого города, фамилию не помню. Затем лекцию о творчестве П.И. Чайковского прочитал профессор (из эмигрантов), кто-то высказал свое мнение. 

Входной билет был бесплатным, только за бокалы вина на угловом столике нужно было оставлять денежку на тарелочке – самообслуживание. Мне стыдно признаться, но я ничего не знала о творчестве И.Ф. Анненского. А многие читали его стихи по памяти. Ко мне подходили и интересовались, когда я приехала, как обстоят дела с изучением немецкого.

Меня явно принимали за эмигрантку. С вечера возвращалась в фантастическом настроении, казалось, так не бывает. Малознакомые люди собрались, чтобы поговорить о Чайковском…   Понимаю, что человек сам определяет рамки своих интересов…  Этот вечер стал для меня событием.

Там познакомилась со студенткой Ритой, мы встретились с ней на следующий день в кафе. Она гордилась тем, что учится во втором по величине в Германии университете. Среди студентов много иностранцев, они получают стипендию и живут в маленьких квартирках в общежитии. Рита тоже живет на стипендию, родители не могут помочь. Она восхищалась библиотекой университета, и я решила ее посмотреть.

Библиотека громадная, в ней есть музей, компьютерный зал, буфет, оранжерея. «Когда я приехала, я никого не знала, – рассказывала Рита, – и сразу заболела гриппом, температура высокая, что делать – не знаю. Помог сосед по общежитию Сима, он готовил пищу, приносил лекарства, как брат. Сейчас мы друзья. Сима из Южной Африки, он очень доброжелательный, недавно женился на немке». В молодости мы быстро приобретаем друзей, главное – сохранить дружбу.

Скульптура «Империа»

Гавань украшает 9-метровая статуя работы Петера Ленка «Империа» (символ города). Установленная на фундамент бывшего маяка, она вращается вокруг своей оси. Прототип статуи – образ юной куртизанки по рассказу Оноре де Бальзака о временах Констанцкого собора. В то время сюда стекались куртизанки со всех сторон, чтобы ублажать представителей духовенства.

Статуя имеет сатирический смысл – мол, куртизанка держит в своих руках судьбы мира. В одной руке маленькая  фигурка обнаженного пожилого мужчины в папской тиаре (Мартин V), во второй – такая же фигурка в короне (император Сигизмунд). Констанц был в свое время епископской резиденцией. Да, поступок скульптора неординарен – шутить над сильными мира сего!

Скульптура стоит в озере рядом с берегом, идем к ней по мостику с перилами. Обходим ее и видим на ограждении много закрытых замков. На каждом замке написано по два имени: женское и мужское. Это молодожены приезжают сюда и закрывают замочек со своими именами, а ключ бросают в озеро.

Возможно, жених символически застегивает пояс верности, чтобы жена с куртизанок пример не брала. Или чтобы самому налево не поглядывать? Эта традиция родилась недавно, в прошлый приезд я замочков здесь не видела. В городе вы не встретите экзотики, не считая особенных скульптур, несущих скорее сатирические, чем эстетические функции, и экзотических растений на острове Майнау. 

Остров Майнау

Если вы спросите у местных жителей, что посмотреть, вас непременно отправят на  остров цветов – Майнау. Вот в первую поездку я его и посетила в расстегнутой шубе. Это частная собственность, но доступ туристам туда разрешен. Студенты, когда приезжают в университет, получают книгу талонов, по которой могут бесплатно посетить все достопримечательности города, в том числе и остров, с целью ознакомления.

Остров с барочным замком XVIII в. принадлежит семейству Бернадотт. На острове множество экзотических растений и цветов, роз почти 400 сортов. Прошли по парку и спустились к озеру. На берегу нечто похожее на ферму домашних животных, которых можно покормить. Опускаешь в специальный автомат монетку 20 центов и получаешь чуть-чуть корма, на один зубик. Но козочки были довольны угощением и позволили погладить себя по мордашкам. Говорят, в подвале замка самая большая в Европе винная бочка. При замке церковь – памятник барочной архитектуры.

В кафе на первом этаже замка вкусили чашечку кофе с национальным десертом (кусочек яблочного штруделя). В зале большие витражи, стеклянный потолок и яркие попугаи на ветках деревьев. Рядом с нашим столиком  апельсиновое дерево с созревшими плодами.

 Зашли в знаменитый Дом бабочек, напоминающий оранжерею: стеклянный потолок, яркий свет, высокая влажность, лианы, орхидеи, ручеек, в прозрачной воде плавают черепашки. Шубу пришлось сразу снять. Мы переходим ручей по мостикам и выискиваем глазами бабочек. 

Они летают, сидят на ветках растений, цветах и даже на перилах мостика. Разных цветов, яркие, многих из них я до сих пор не видела, маленькие и большие. Собранные со всех концов света, они здесь выводят своих куколок, гусениц, которые снова превращаются в бабочек. Температурно-влажный режим отслеживается по приборам, как в музее.

Эх, люблю я маленькие города!

Мнения

Вверх