Законопроект о белорусах зарубежья принят в первом чтении

Законопроект о белорусах зарубежья принят в первом чтении

«Бургундия, Нормандия, Шампань или Прованс — и в ваших жилах тоже есть огонь…» Помните песенку гасконца д’Артаньяна, бегло перечисляющую некоторые из французских исторических провинций, каждая из которых известна чем-то своим: кухней, ремеслами, климатом, темпераментом? Все попытки развивать внутрибелорусский туризм на достойном уровне (особенно въездной) разбиваются об ужасающую концептуальную, образную нищету белорусского «символического пространства». У этой проблемы есть много аспектов, но сегодня предлагаю поговорить об одном: региональных культурных особенностях как факторе привлечения туристов.

Что и кого турист ожидает увидеть в том или ином регионе Беларуси? Как эти регионы отличаются друг от друга? Может быть, достаточно одного образа «сiнявокай», «шчырай», чистой и ухоженной, «центра Европы», равномерно размазанного на всю территорию страны? Везде одни и те же куклы из соломки, макеты трактора «Беларусь» и Национальной библиотеки, вырезанные грубым резцом деревянные зубры, «памяркоўныя буслікі», «ехалі дзед з бабай на кірмаш» и прочий унифицированный промышленный «инсит». Виниловый сайдинг, бетонная плитка, разрушенные примерно до одинаковой дикости «панскiя» усадьбы… В районных центрах есть хотя бы казино, в областных — еще и суши-бары. Почему бы и нет, спросите вы? Но в любой стране с развитой туристической инфраструктурой обязательно существует районирование, разбивка страны на регионы с устойчивыми стереотипами представления о них. Как правило, они основываются на длительных традициях исторической и этнографической самобытности, восходящих то ли ко временам удельных княжеств или варварских королевств, то ли к различиям в языке или обычаях.

В Беларуси к любым проявлениям региональной идентичности отношение крайне настороженное. Особенно со стороны «свядомай» интеллигенции, очень уж тяготеющей к удушающей унификации. Независимости почти 20 лет, да и сама идея существования страны в ее нынешних границах едва перешагнула за сотню. А в центре этой идеи — представления о полной унификации людей по способностям, роду занятий, материальному и общественному положению и прочим социальным приметам — тотальный эгалитаризм. Считается, что он помог пережить трудные годы первоначального накопления. Спорить не будем. Но стимулирует ли такая ситуация даже внутренний туризм? Зачем ехать из Светлогорска в Волковыск или из Жабинки в Россоны, если везде и всюду встретишь то же самое неуклонно возрастающее благосостояние и рост инвестиций, не различающиеся стилистическими нюансами?

lit1

Августовский канал — один из наиболее перспективных туробъектов Беларуси. Но подкреплен ли его маркетинг продвижением истории этого уникального уголка страны, выдвинутого клином между Литвой и Польшей, несколько раз входившего в состав Восточной Пруссии, а во времена Российской империи — в Царство Польское? Рассказывают ли туристам об упрямом и свободолюбивом характере его жителей, об истории заселения некогда дикой Августовской пущи, о людях и символических предметах, когда-то представлявших этот край по обе стороны границы, проведенной в 1944 г.? Сомневаюсь.

Белорусу лучше уж посмотреть по телику Ибицу, Бали или Паттайю, если нет денег туда слетать, чем колесить по родной стране, пытаясь уловить какие-то признаки региональных различий. Иностранцы же фильтруются еще на этапе просмотра уныло-красочных буклетов Национального агентства по туризму, не поняв тщательно зашифрованного «мэссиджа» партизанского края. Артхаус. Может, детализируем? Неужели нет и не было никаких региональных различий, способных заинтересовать и даже поразить туриста? Правда, над этим нужно долго и упорно работать. Для начала понять, какие именно устойчивые, невыдуманные регионы есть в нашей стране и какого рода туристов может привлечь каждый из них. Ведь Западное Полесье, Августовская пуща, Понизовье, Дисненский край и другие регионы достаточно сильно отличались друг от друга историческими корнями, диалектами, обычаями, да только советизация и особенно коллективизация, уничтожившая не просто частного собственника, но частный ландшафт, все эти различия заполировала. Нет ни ярких сувениров с региональной тематикой, ни узнаваемых местных блюд и напитков, ни фестивалей с прошедшими отбор временем традициями. Нет настоящих региональных музеев. Нет нормальных путеводителей по регионам: те, что издаются, заказываются районными и городскими властями в формате «смотр достижений народного хозяйства» и адресованы скорее вышестоящему начальству, чем рядовому туристу (от которого, если разобраться, одни проблемы), и региональных отличий не фиксируют. Тем более что современные административные рубежи с границами исторических, этнографических, культурных регионов не совпадают. (Да, в общем-то, и не должны: речь ведь не о перекройке границ, а о районировании исключительно для создания устойчивого имиджа туристических регионов.) Изданный «Белорусской энциклопедией» справочник по туристическим регионам Республики Беларусь — обычный пересказ стереотипных справочных пособий по административно-территориальному делению с наложением перечня основных достопримечательностей (как правило, руин).

Наша северная соседка Литва, принимающая в пересчете на душу населения в 100 раз больше иностранных туристов, время от времени что-то уточняет в своем историко-культурном районировании. Еще в поздние советские годы к традиционному делению на Аукштайтию и Жемайтию добавились Сувалкия (Занеманье) и Дзукия. В последнее время формируется устойчивый образ Селы (Селонии) на севере — по имени ассимилированного частично литовцами, частично латышами уже 800 с лишним лет назад народа — селов. Да и бывший Клайпедский край тоже не против подчеркнуть свою самобытность, объясняемую многовековым немецким господством.

Или возьмем нашу южную соседку — Украину. Разве туристам продают всю страну целиком, нивелируя различия между Крымом, Карпатами, Полтавщиной, Буковиной, Слобожанщиной, Новороссией, смешивая в одном флаконе Одессу, Дрогобыч, Ялту и Мариуполь — вот, мол, приезжайте на Украину-вообще, какова она со спутника?! Да нет же! Каждый регион подчеркивает свои историю и традиции. Так же и Россия. Посмотрите, как много вкладывается средств и усилий, например, в «раскрутку» Алтая. Причем это не только пропаганда собственно туристических возможностей края, его горнолыжных или спа-курортов, гостиниц, маршрутов. Это и разнообразные региональные продукты — из злаков, алтайских трав, меда и прочего. То есть дистрибуция ярких образов регионов и их материальных проекций в виде продовольственных продуктов и ремесленных изделий неотделимы друг от друга, давая взаимно усиливающий, «кумулятивный» эффект.

lit2

Довоенная польская туристическая схема Западного Полесья, одного из самых популярных туристических регионов межвоенной Речи Посполитой. Никогда ни до, ни после меженного десятилетия маркетингу этого региона не уделялось так много внимания. Байдарочный сплав по Ясельде рекламировался на всю Польшу и был одним из самых популярных маршрутов, притом хорошо оборудованных: местные школы обязаны были предоставлять ночлег и прочие «сервисы», было построено несколько эллингов, регулярно издавались книги и буклеты о туристических «благах» Полесья.  Несколько благотворительных организаций поддерживали развитие традиционных ремесел. Наконец, в 1936 г. специально для туристов была основана ежегодная Полесская ярмарка в Пинске, на которой обязательно можно было отведать знаменитых вьюнов, прокатиться на долбленом челне... Последняя, 4-я ярмарка оборвалась в сентябре 1939-го, после трагического известия о начале войны...

И ничего — никто в странах-соседках не боится то ли «сепаратизма», то ли просто некоторых сложностей для бюрократов, которым пришлось бы слишком напрягать мыслительный аппарат. А если уж говорить о сепаратизме, то сплошь и рядом районные власти негласно запрещают ввоз из соседних районов хлеба и молочных продуктов, особенно если соседские — лучшего качества, таким нехитрым образом «стимулируя» местных нерадивых производителей. Хочется пофантазировать: а как могло бы выглядеть туристическое районирование Беларуси, если приложить к нему чуть больше знаний, воображения и малую толику предприимчивости?

В ближайших выпусках блога я попробую смоделировать туристические образы нескольких потенциальных регионов: Налибокской пущи, Западного Полесья, Августовской пущи и некоторых других.

Предлагаю начать с региона, чьи жители с давних времен сильно отличались от созданного белорусской литературой титанического образа Мужика — исконного землепашца. С Налибокской пущи.

Мнения

Вверх