11-летний ребенок не смог отдохнуть в лагере: «Мамочка, я здесь умру от скуки и от грязи»

23.08.2012 - Новости

11-летний ребенок не смог отдохнуть в лагере: «Мамочка, я здесь умру от скуки и от грязи»

Три недели лагерей, или А вы зачем сюда едете?

В редакцию «Вечернего Бреста» пришло гневное письмо. Ирина К., мама одиннадцатилетнего Вадима, на шести тетрадных листах пишет, что ее сын приехал по путевке в детский оздоровительный лагерь «Салют», а попал в кошмар. «Испытание» длилось всего три дня, потому что потом, по словам брестчанки, ее нервы не выдержали, и она забрала чадо домой. Так автор вспоминает о первых часах в «Салюте»: «…Вожатый отряда завел в барак, где дети спят. Зайдя в этот домик, меня охватил ужас… 8 метров на 4 метра, одно окно, температура не выше 13 °С. Воняло гнилью, сыростью, плесенью». Корреспондент «Вечерки» побывала в Кобринском районе близ деревни Пески, где расположен ДОЛ «Салют».

Комфорт и деньги

Ежегодно перед родителями встает выбор: куда отправить ребенка? Или на 11 дней в болгарский евростандарт за 300–400 евро, или в хвойный лес с деревянными домиками и туалетом на улице. Зато цена по-белорусски привлекательная: с учетом государственной дотации выходит примерно 20 у. е. Разительную разбежку в стоимости отдыха (1 у. е. в сутки против 30) прошу учитывать при оценке условий пребывания в «Салюте».

Итак, заходим в «барак площадью 8 на 4 метра». Стандартная лагерная комната с тумбочками на двоих, парой окон (а не одним), общим шкафом для одежды. Здесь действительно пахнет сыростью.

– Домики деревянные, а ночью был дождь, – объясняет воспитатель 7-го отряда Регина Максимович. Именно к этому педагогу был определен Вадим, именно она стала главным свидетелем недовольства мальчика.

Домики в «Салюте» еще те, молодости родителей Вадима: одноэтажные, с широкой верандой и одной розеткой на все здание. Мы добросовестно обнюхали остальные комнаты: в них, должна признать, запах сырости был, но не такой острый. «Вечером ему опять не предоставили возможности помыться… Туалеты там на улице, под открытым небом, – зачитываю Регине Максимович жалобу Ирины К. – Унитазов нет. Дети ночью вынуждены ходить в темноте в туалет за 50 метров, за 100 метров от своих домиков. Туалеты расположены прямо в лесу». Прошу объяснений. Воспитатель выводит меня на улицу, еще раз напоминает, что помещения лагеря строились более пятидесяти лет назад, что туалеты в те времена действительно размещались на улице, что заложенные полвека тому коммуникации не позволяют оснастить домики современными санузлами. Минута – и мы подходим к кирпичному зданию.

2
– Поэтому, – открывает двери собеседница, – нам построили современные раздельные санузлы возле корпусов, где есть комната гигиены для девочек, постирочная. – Регина Иосифовна открывает кран, из которого, проверяю лично, течет горячая вода. – Эти комнаты всегда открыты, при желании ребенок может прийти сюда и постирать или помыться из таза. Через день проводятся походы в баню.

К нам подходит начальник лагеря Валентина Антипорович. Следующая часть жалобы, по всей вероятности, адресована именно руководству ДОЛ: «…За эти три дня пребывания в лагере детям ни разу не дали ни бананчика, ни апельсинчика, ни мандаринчика, ни яблочка. Какой же это оздоровительный лагерь?»

– У нас в лагере пятиразовое питание, – поясняет Валентина Николаевна. – Меню разрабатывается и согласовывается с центром гигиены и эпидемиологии, и фрукты в нем есть, они выдаются четыре раза за смену. А как иначе, если в день на питание ребенка предусмотрена сумма в 21 тысячу рублей? И йогурт надо дать детям, и мясо, и рыбу, и бутерброд с сыром и маслом, и что-нибудь сладенькое.

А вы зачем сюда едете?

Мы в кабинете начальника детского оздоровительного лагеря. Хотя кабинетом это место сложно назвать, скорее склад инвентаря и канцтоваров. У этой хрупкой женщины все под рукой — и гвозди, и молоток, и громкоговоритель для связи с подчиненными. В письме Ирина К. указала, что ее сын – не единственный недовольный условиями в лагере «Салют». Прошу показать подтверждающие документы.

– На первую смену прибыли 198 человек, – открывает журнал отчетности Валентина Антипорович. – Досрочно уехали четыре ребенка, включая Вадима.

Так как наш визит пришелся на вторую смену, интересуюсь, есть ли ребята, которые повторно приехали в «Салют».

– Да, одиннадцать человек в июле приобрели путевки за полную стоимость, так как, воспользовавшись государственной дотацией в предыдущем месяце, не имели права получить путевку на льготных условиях повторно. Полная стоимость около 1,6 миллиона рублей.

3

– Регина Иосифовна, – спрашивает корреспондент, – скажите, с каким настроением приехал этот мальчик в лагерь?

– Мне показалось, он был расстроен. Например, тем, что здесь нельзя пользоваться компьютером, – отвечает педагог. – Я считаю, это правильный запрет. Мы хотим, чтобы дети хотя бы три недели отдохнули от этих мониторов, подышали лесным воздухом, побегали, поиграли в компаниях.

Звучит убедительно. Зачитываю очередной отрывок из письма: «После обеда был первый звонок от сына с мобильного телефона. Он говорил, что там очень скучно, что дети ничем не занимаются, у воспитателей свои дела, а у детей – свои». «В день заезда у нас предусмотрено вечернее знакомство, на второй день мы выбираем актив отряда, в общем, решаем организационные вопросы, – посвящает в лагерную жизнь Регина Иосифовна. – А развлекательная часть начинается с третьего дня, после торжественного открытия лагерной смены». Именно на третий день уехал Вадим.

Около четырех часов строчка за строчкой корреспондент «Вечерки» сверяла написанное рукой Ирины К. с тем, что видела и слышала в «Салюте». После беседы с детьми причина конфликта окончательно определилась: ожидания мальчика, которого мама так быстро забрала из лагеря, не совпали с реальностью. Среда, в которой воспитывается этот ребенок, не подразумевала спартанских условий проживания. Хотя без электронных игрушек и постоянного внимания три недели можно прожить.

Надо учитывать, что это место — лагерь, где свобода должна уживаться с чувством коллективизма и необходимостью поступиться своими привычками. Мальчик не смог примириться, или, как сошлись во мнении педагоги «Салюта», родители не позволили ему преодолеть сложности. В лагере считают, что зря: ребенок должен учиться жить в коллективе, учиться самостоятельности, ведь мама и  папа не смогут опекать его всю жизнь.

4

А что касается благоустройства лагеря, то в этом году, по словам Валентины Антипорович, из государственных фондов было выделено 160 млн рублей. Из них 100 пошли на строительство танцплощадки, асфальтирование дорожек, 60 — на покупку тумбочек, спортинвентаря, горки, качелей. В лагере пока не нашли способ, как получить от государства очень крупную материальную помощь, чтобы одним махом решить все финансовые вопросы. Решить бы вопрос с дорогой к лагерю, которой просто не стало! Это случилось в 2010 году, после того как вплотную к «Салюту» построили лечебно-оздоровительный корпус детского реабилитационно-оздоровительного центра «Колос». Новостройка расположилась аккурат на бывшем проезде. Мы, например, чтобы попасть в лагерь, шли пешком, оставив машину на стоянке «Колоса». А вы рассуждаете о каких-то бананах.

Анна Петроченко

Рубрики: Детский Отдых

Страны: Беларусь


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Новости по теме:

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах