Министр Владимир Цалко о пока бесплатной рыбалке в Беларуси и охоте на беловежского зубра за 30 тысяч евро

29.01.2013 - Новости

Министр Владимир Цалко о пока бесплатной рыбалке в Беларуси и охоте на беловежского зубра за 30 тысяч евро

Карта рыболова появится в Беларуси лет через пять

Министр природных ресурсов и охраны окружающей среды Владимир Цалко рассказал в программе СТВ «Неделя»  о том, почему по лестницам ходит пешком, пьет воду из-под крана, а на охоте однажды подстрелил козу и с тех пор больше любит рыбалку.

– Самое необычное министерство вам досталось. По-моему, единственное министерское здание, где нет лифта, и вы все ходите пешком.

Владимир Цалко, министр природных ресурсов и охраны окружающей среды: Когда это здание выбирали, не думали об этом. Но, честно говоря, я рад, потому что идти на четвертый-пятый этаж несколько раз в день – это то, что нужно человеку, который с утра до вечера сидит в кабинете, потом, извините, переносится в машину, а потом с машины домой на диван.

– Вечная болезнь чиновника.

Владимир Цалко: Вечная болезнь чиновника. Поэтому я думаю, это находка – то, что нет лифта. Я так считаю. Любому человеку нужно двигаться. И министру промышленности, наверное, и министру образования, и министру культуры тем более нужно больше двигаться. Поэтому тут проблем нет.

– Но другие министры вам в этом смысле, наверное, могут позавидовать?

Владимир Цалко: Знаете, никогда не было разговоров на эту тему. Но я попробую спросить, завидуют они мне или нет.

– Вы достаточно часто или нечасто пешком ходите на работу?

Владимир Цалко: Пешком на работу я летом больше хожу. Зимой вот в такую погоду, а это от работы километров 7-8, чтобы себя как-то в тонусе держать. И это необходимость для любого чиновника, я думаю, такого ранга и не только такого – ходить хотя бы пешком.

– А где еще министра природы можно увидеть, кроме того, как вы идете на работу? Не знаю, на озере с удочкой вас можно увидеть?

Владимир Цалко: Я, конечно, не такой уж больной этой рыбой, но уважаю это дело. И когда есть свободное время, это воскресенье, в основном летом. Я почему-то летнюю рыбалку больше люблю, чем зимнюю. Хотя у меня есть знакомые и коллеги, которые больше увлекаются зимней рыбалкой. Я за свою жизнь, наверное, раза два-три был на зимней рыбалке. Сказать, что не понравилось, не могу, мне понравилось. Совершенно другие эмоции. В этом году еще ни разу не был на зимней рыбалке. Хотя все время собираюсь в выходной. Выходные все заняты. Думаю, ну в это, ну через это обязательно надо съездить на озеро что-нибудь словить.

– Я вас попытаюсь скомпрометировать. Я видел ваши личные фотографии, там в руках  у вас стерлядь. А ведь она занесена в Красную книгу. Как же так?

Владимир Цалко: Вы правы. Рыба занесена в Красную книгу. Но там другие были цели, там были благородные цели. Вы видели фотографии, сделанные год назад, вообще-то мы два года назад начали запускать стерлядь в Припять. А мы узнали, что 100–120 лет назад она была как промысловая рыба в Припяти, то есть сетями ловили рыбаки. И мы решили это реанимировать, совместно с программами ПРООНовскими. Мы изготовили специальный малек, тут выращивали для нас. И вы видели фотографии – это торжественный, так сказать, впуск стерляди в Припять. Я уже с рыбаками разговаривал, которые там, на Припяти, уже на удочки некоторые словили. То есть она прижилась. Что касается других видов, то наверняка и другие виды будут. Желательно, чтобы этот вид рыбы был не чужероден нашей природе. Потому что вот сегодня много появилось совершенно других каких-то рыб, пиранья даже. Словили какую-то рыбу впереди с рогом таким большим. То есть какие-то то ли мутанты, то ли кто-то привез в коробочке, выбросил и так далее. Поэтому за этим надо следить.

– Ваше знаменитое заявление: давайте заведем карту рыболова, вот несколько лет назад. Прижилась эта инициатива? Как работает? Это значит, что рыбаки должны платить за рыбалку или как?

Владимир Цалко: В принципе, да. Если мы сегодня идем в Европу и говорим, что самое лучшее законодательство об охране природы в Европе – это значит, что в Европе эти карты уже давно существуют. В Беларуси это непопулярно, это верно. Задача, как идея на перспективу – она может быть. И мы сегодня переводим это законодательство на немецкое, но это не значит, что сегодня-завтра мы введем и в таком строгом порядке, как в Германии, будет в Беларуси. Нет, конечно. У нас совершенно другой менталитет. И это не надо делать. Хотя мы ставим задачу, чтобы она была более или менее порядочной, и рыбалка в том числе. Но я не думаю, что это будет сегодня-завтра, через пять лет.

– То есть пока рыбалка в Беларуси бесплатная?

Владимир Цалко: Абсолютно бесплатная  рыбалка. За исключением случаев, когда есть угодья, что сдаются в аренду каким-то людям, которые создают там определенные условия. Там рыбалка, конечно, платная.

– Это как бизнес.

Владимир Цалко: Как бизнес. А у государства – нет. Пожалуйста, у нас сегодня свободные водоемы, лови.

– В отличие от многих европейских стран.

Владимир Цалко: Почти от всех европейских стран, где для того, чтобы выехать на рыбалку, надо заплатить, надо купить ту же карту. Перед тем, как ехать на рыбалку в той же Германии, нужно кучу экзаменов сдать. Потом ты просто на рыбалку не поедешь, сядешь удить, нужно иметь определенный набор инструментов, такой как молоточек, к примеру. Потому что рыба не должна дохнуть, ее нужно молоточком оглушить, чтобы она не мучалась. Масса вопросов.

– При нашем менталитете точно не приживется.

Владимир Цалко: Пока еще нет. Но даст Бог – будем воспитывать. Этот год у нас культуры экологической и охраны окружающей среды в СНГ.

– Давайте для начала задачу минимум поставим – приучить рыбаков в апреле на льду не сидеть.

Владимир Цалко: Это проблема. Это болезнь. Я знаю своих коллег, я говорю: «Что ты делаешь?» Но он не может, его тянет.

– Вы же тоже рыбак. А вас не тянет на тонкий лед?

Владимир Цалко: Вы знаете, не знаю почему, может, я еще не втянулся. Хотя у меня есть друзья, они все время зовут. Но меня так не тянет зимой на этот лед.

– С рыбалкой у нас более-менее все в порядке, а вот с охотой – не все в порядке. И на неделе президент на встрече попросил вас навести порядок. Что не в порядке?

Владимир Цалко: Это удовольствие. За удовольствие надо платить. И плохо, когда основная масса людей все-таки послушные граждане, особенно охотники солидные, они послушные. А есть люди, которые нарушают этот закон. Егеря на местах, которые организовывают охоту, зачастую так легко относятся к этим проблемам. То есть друзья или знакомые или же ему где-то проплатили. Такое тоже может быть. Вы знаете, что законодательство этим заниматься запрещает, но есть люди, которые по разным причинам берут, и они засчитывают лицензию за одного, а три убивают. Это опять-таки человеческий фактор: всегда,  не сегодня, так завтра такие люди все равно попадутся. Они будут выявлены. Поэтому нарушать закон я не советую.

– Когда вы разрешите на зубров охотиться? Ведь жители окрестных деревень давно бы уже взяли ружье из-за постоянных набегов на огороды. Их ведь достаточно…

Владимир Цалко: Зубр охраняется законом. Он краснокнижник и во всех станах мира охраняется законом. Их действительно достаточно, и мы делаем отстрелы. И разрешаем отстреливать. Но там строго по закону сказано, какие зубры. А это больные зубры, старые.

– Но ведь даже больных отстреливать, должно быть, хорошая статья заработка…

Владимир Цалко: Хорошая. Например, средняя стоимость зубра – 10 тысяч евро, а доходит и до 20. В пуще, например, был такой случай, когда и 30 тысяч евро платили.

– А у нас есть такие охотники, которые готовы платить такие деньги?

Владимир Цалко: Это не наши. Это иностранцы. В основном россияне. Они приезжают на охоту и этим занимаются. Есть такие люди. Они платят. И с удовольствием платят.

– А вы сами стреляете? Или статус министра не позволяет?

Владимир Цалко: Нет. Я не охотник. Мне этот вопрос и президент задавал. Хотя года три-четыре назад у меня и ружья были. Я иногда выезжал. Но за свою жизнь, наверное, однажды только козу подстрелил. И то мне потом стало жалко. Я ее ранил. И когда подошел – у нее большие слезы на глазах были. И мне так стало жалко. Я с тех пор на охоту не ездил. Сдал в полицию ружья и занимаюсь только рыбалкой.

– И разведением стерляди…

Владимир Цалко: И разведением стерляди. Эта такая общественная нагрузка.

– А вот пресная вода! Не зря Беларусь называют синеокой. А в мире немало регионов, где большие бы деньги заплатили за эту воду – это невостребованная ниша, где можно хорошо заработать.

Владимир Цалко: Да, вы правы. У нас, слава Богу, воды сегодня достаточно. Более того, когда я был у президента, докладывал о внесении статьи в закон о сохранении болот, то есть тех мест, откуда берут истоки реки. У нас  в Беларуси сегодня 896 тысяч гектаров болот. Это достаточно. В Европе редко где такое есть. И, конечно, мы сегодня не используем. У нас, например, годовой запас – 2 миллиарда 900, то есть в год мы можем спокойно вырабатывать воды подземной. Мы сегодня из этого только 20% воды потребляем.

– А почему не продаем? Когда поступят первые доллары в нашу казну за продажу пресной воды? Это к кому вопрос: к вам или к министру экономики, например?

Владимир Цалко: Доллары уже поступают. Но это 10% от того, что мы могли бы. 10%  воды мы сегодня продаем на экспорт. Это достаточно сложно. На это нужны очень большие деньги, рекламная деятельность. Нужно вложиться, чтобы наша вода пошла. У нас сегодня есть подземные воды – газированные и простые, которые сегодня можно без очистки прямо в бутылку – и потреблять. У нас и такие источники есть.

– А ведь в Объединенных Арабских Эмиратах вода стоит дороже бензина.  

Владимир Цалко: Да. Но нам туда, на этот рынок, хоть мы и предлагаем, попасть очень сложно. Трубу туда не проложишь, в цистернах везти – тоже проблема. Поэтому, мы в основном с Китаем работали.  А у них (в ОАЭ) есть свои бренды. Есть брендовая вода во всем мире, за которую они платят деньги и стараются ее закупать. У нас сложность показать, что наша вода очень хорошая. Тут работает. И ставится задача, чтобы потреблять больше бутилированной воды у нас внутри республики. Вот такой пример. Мы сегодня где-то 26–30 литров такой воды на человека имеем в Республике Беларусь. А в Европе сегодня уже 160–200 литров на человека имеется бутилированной воды. То есть у нас перспектива для внутреннего рынка тоже еще есть большая.

– А у вас министерство пьет только бутилированную воду?

Владимир Цалко: Не только. У нас и из крана хорошая вода.

– Даже так! То есть вы разрешаете пить воду из-под крана?

Владимир Цалко: Да не я! Это санитарные нормы. Сегодня у нас в Беларуси вода соответствует всем техническим нормам и требованиям. Мы сравниваем. Я больше скажу, если мы посмотрим сегодня европейские нормы на воду, воздух и так далее, по всем стандартам мы находимся в европейских стандартах. По этим нормам идем сразу за Прибалтикой. Мы далеко впереди всех бывших наших соцстран. И по воде, и по воздуху, и по другим.

Рубрики: Охотничий Туризм

Страны: Беларусь


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Новости по теме:

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах