Сергей Коледа: «Мы не привлечем в страну туристов, пока сами не начнем по ней путешествовать»

06.02.2014 - Новости

Сергей Коледа: «Мы не привлечем в страну туристов, пока сами не начнем по ней путешествовать»

Интервью с Сергеем Коледой, зампредседателя областного отделения ОО «Республиканский туристско-спортивный союз» представляет «Гродзенская праўда».

Людей, которые знают о туризме все или почти все, немного. Без преувеличения скажу, что к ним относится Сергей КОЛЕДА. Человек в этой сфере успешный и опытный, он регулярно делится с журналистами интересными новостями. В этот раз на встречу с Сергеем Ивановичем я шла с четкой установкой: говорить минимум о работе и максимум о его семье, друзьях и увлечениях, не касающихся профессиональной деятельности. Но в каждом ответе увлеченного человека что-нибудь да отсылало к делу всей его жизни. Дело в том, что Сергей Иванович радеет за то, чтобы туризм стал образом жизни если не каждого жителя Гродненщины, то большинства. И делает для этого все возможное.

Мир Коледы

– Знаю, что родились Вы в символичном месте…
– Родом я из городского поселка Мир. Появился на свет в роддоме, здание которого когда-то относилось к мирскому фольварку. Неудивительно, что детство было связано с Мирским замком. Тогда еще полуразрушенный, он заменял детворе горы. Возможно, отсюда у меня страсть к горным походам. А еще замок был местом, где можно было спрятаться. Я часто убегал туда после ссор с родителями, забирался на верхние этажи. Однажды они пришли меня искать. Отец сказал, мол, пусть сидит, а захочет есть – сам придет.

Позже по просьбе мамы в секреты Мирского замка меня посвятил школьный завуч Константин Иванович Слабухо. Будучи пионером, проводил экскурсии для туристических групп. Меня поражало, насколько мало люди знакомы с историей интереснейшего исторического объекта. И сегодня мало кто знает, что дворцом был не сам замок, а здание, на месте которого сейчас располагается спиртзавод. Не раз неравнодушные к судьбе Мирского края люди говорили о том, что культура и промышленность несовместимы. Понятно, что такие предприятия дают хороший доход. Но и Мирский замок сегодня находится в европейской туристической обойме. Хотя, когда он восстанавливался, было немало скептических мнений по поводу прибыльности проекта. Кстати, основу концепции по реконструкции комплекса сначала в курсовой работе, затем в научных трудах разработал уроженец Мира Дмитрий Бубновский. 

Еще один известный земляк – военный летчик Дмитрий Петров-Самец. Он служил в Африке. В одном из полетов у самолета отказали приборы. Каким-то чудом он сел. Сплавлялся по реке, упал с высоты водопада. В России его называют «российским тарзаном». Его судьба подвигла меня на написание книги «Выживание».

– Какое будущее сулили Вам родители?
– Я из учительской семьи. Мама преподавала иностранный язык. Отец был директором спортивной школы, которая воспитала двух олимпийских чемпионов, позже завучем учебно-производственного комбината. Интересно, что мама была моим классным руководителем. Иногда одноклассники смотрели на меня искоса. Хотя я никогда ни о чем не рассказывал маме. Позже она призналась, что ее информировали две мои одноклассницы.

Родители видели меня учителем или врачом. Маме больше нравился второй вариант. Пока до поступления было далеко, определила меня в музыкальную школу. Кстати, она по сей день располагается в здании иешивы – бывшего еврейского учреждения образования. Два года назад ездил в Израиль, где побывал в филиале Мирской иешивы, который так и называется. Подобный филиал есть и в Нью-Йорке, который тоже «привязан» к Миру.
В музыкальной школе я занимался по классу баяна. Все чаще в чехле вместо музыкального инструмента стали оказываться кеды и мяч. Мама сдалась, когда я продемонстрировал, что хоть чему-то научился. Сыграл ей полонез Огинского. До сих пор отношусь к этой композиции с особым трепетом.

Папе не нравилось, что из меня сделали какого-то болезненного ботаника (мама добилась для меня освобождения от физкультуры). Завел меня в секцию по дзюдо. Однажды увидел, как я без особого напряга перенес штангу с приличным весом. С тех пор отношение его и тренера ко мне изменилось. В секции получил неплохую физическую подготовку. Вдобавок каждое лето, пока отец возглавлял спортивную школу, ходил с ним в походы на Нарочь.

Его университеты

– В конечном счете, какую профессию для себя выбрали?
– Отец повез меня поступать в Гродненский медицинский университет. Но развернулись на полпути: я заявил, что хочу учиться на автотракторном факультете Белорусского политехнического института, а ныне БНТУ. Мне нравились машины. Всегда было интересно наблюдать, как папа чинил свой автомобиль. В УПК я получил водительские права категории А и С. Выбор пал на специальность «Организация и безопасность дорожного движения», на которой готовили кадры для ГАИ. С легкостью поступил. Кстати, без экзаменов прошли несколько девочек-отличниц. Они были примером того, как  можно неправильно выбрать будущую профессию. Доучились они еле-еле. Я считаю, что это преступление – не любить свое дело и выполнять работу непрофессионально.

В институте продолжил заниматься дзюдо. К сожалению, на втором курсе повредил мениск и дальше не тренировался. Из-за этого был обижен на весь свет. Но однажды наткнулся в университете на объявление, которое зазывало в «звездные» походы по местам боевой и трудовой славы советского народа. Зашел в кабинет – там меня встретил молодой человек Чеслав Шульга. Сегодня он заместитель министра спорта и туризма, курирует туризм. Меня сразу привлек поход в Налибокскую пущу к партизанскому лагерю. Это были 80-е годы, и очень впечатлило то, что еще остались разрушенные в войну деревни, церкви… К слову, из тех краев, из деревни Еремичи, родом мой отец.

Я часто проводил там летние каникулы. Вместе с мальчишками мы дразнили мать полицая. Однажды отец меня за это отлупил. Когда успокоился, позвал для серьезной беседы. Оказывается, когда папе было шесть лет, его семью чуть не расстреляли немцы. Когда вели на расстрел, этот полицай отпустил бабушку, дедушку и их шестерых детей. Выходит, благодаря ему  остался жить мой отец. Папа часто помогал той женщине по хозяйству.
Бабушка по материнской линии, Мария Пилецкая, приучила меня к крестьянскому труду. Мне нравилось работать. Однажды тайком стянул серп и принялся жать что-то за сараем. По сей день на руке остался шрам. Бабушка привила и любовь к родному языку – она говорила на чистейшем белорусском. Она же дала мне впервые попробовать самогон, правда, специально выбрала для пробы самый противный.

– А где еще бывали в студенческие годы?
– С одногруппниками ходили в походы и зимой, и летом по несколько раз. Изучили Карпаты, Алтай, Кавказ, Крым...  Конечно, было много разговоров по поводу того, что учеба должна быть на первом месте. В результате вышло так, что в  жизни чего-то добились как раз те, кто ходил почти во все походы. До сих пор храню мамино размышление на клочке бумаги: «Почему мой сын ходит в горы? Наверное, хочет победить себя в первую очередь».

Звезды на погоны

– Куда забросила судьба после окончания университета?
– Меня распределили в Москву. Оттуда хотели отправить в какую-то глушь. В конечном счете сказали, что москвичей некуда девать и отправили обратно. Я оказался в Щучине. Работал командиром небольшого, двенадцать человек, взвода ГАИ. Мне, гражданскому человеку, это давалось нелегко. Первое, что я сделал, стал отрабатывать со взводом  строевую подготовку. Полковник Георгий Ашманкевич посоветовал лучше заняться теорией. Поднял свои институтские конспекты и начал занятия. Оказалось, у сотрудников в знаниях пробелы. А у меня было и есть убеждение, что инспектор ГАИ должен знать Правила дорожного движения более досконально, чем автолюбители.

Позже меня перевели в Гродно инженером по организации дорожного движения. Занимался вопросами согласования с ГАИ строительства дорог, домов, установки дорожных знаков, режимов работы светофоров… К слову, это мне очень пригодилось в нынешнем деле. Несколько месяцев работал вместе с дорожниками над вопросом установки туристических знаков с указанием названий исторических мест, памятников культуры и других культурных объектов по дороге к Августовскому каналу. Эту практику оценили в стране.

Еще одна наработка, уже сотрудником отдела агитации и пропаганды областного управления ГАИ УВД облисполкома. Внедрял тематическую социальную рекламу. Как сегодня, помню первый билборд: заяц и белочка переходят дорогу по пешеходному переходу. Со мной трудился замечательный творческий коллектив. Завершил службу в звании майора.

– Походы во время службы в ГАИ не забросили?
– Конечно, нет. Тогда работал Гродненский туристический клуб, который собрал заинтересованных людей. Все мероприятия финансировались. Клуб был одним из сильнейших в стране. В то время в Карпатах ежегодно проходил чемпионат Беларуси по спортивному туризму.

Не суши весла

– Сегодня Вы возглавляете областное отделение общественного объединения «Республиканский туристско-спортивный союз»…
– Раньше при профсоюзах существовали областные советы по туризму. Для них была создана мощная материальная база. Например, в нашей области славилась турбаза «Неман». Работали турбюро, специальные автопарки… К сожалению, профсоюзы отказались от туристической составляющей. Республиканский туристско-спортивный союз пытается воссоздать когда-то уже существовавшее и привнести что-то новое. Конечно, общественной организации это дается сложно.

– Областное отделение известно на всю страну реализацией крупных международных туристических проектов в рамках программ Евросоюза. Сегодня в каких программах участвуете?
– Отделение реализует четыре международных проекта технической помощи. Проект «Развитие велосипедного туризма и туристско-информационной системы в приграничном регионе Литвы и Беларуси» предполагает создание и маркировку туристического маршрута «Меловые горы» в Гродно, издание карты велосипедных маршрутов и путеводителей. По совместному с Литвой проекту «Экологический транспорт, который объединяет соседей» обновление и продление ждет «тропу здоровья» в лесопарке Пышки, а также будет промаркирован  водный маршрут на Немане. Другие завязаны на распространении знаний о туристических объектах и об участии в подобных программах. Хочу подчеркнуть, что мы реализуем наши идеи в унисон с Государственной программой развития туризма в Республике Беларусь на 2011–2015 годы. Органы местной власти их софинансируют. Благодаря совместной работе результат выходит тот, что надо. Кстати, первой ласточкой было участие в проекте «Неизвестная Европа», согласно которому был образован туристско-информационный центр в Гродно, промаркировано несколько туристических маршрутов польско-литовско-белорусского приграничья и издан соответствующий путеводитель. Советую и другим областям включиться в это сложное, но полезное и с отдачей дело.

– Как оцениваете туристический потенциал страны, области?
– Например, в Польше не существует понятия «спортивный туризм». Там все ходят в походы для себя и активно этим занимаются. До тех пор мы не привлечем в нашу страну иностранного туриста, пока сами не начнем по ней путешествовать. Внутренне туристическое движение стимулирует развитие инфраструктуры. Например, когда в Друскининкае открылся аквапарк, местные жители оплачивали лишь двадцать процентов стоимости билета. Такой механизм привлечения в первую очередь своих жителей сработал. Думаю, следующий вектор развития белорусского туризма должен быть направлен на создание туристических комплексов на Нарочи и Браславских озерах.

Гродно привлечет больше туристов, если здесь появятся туристические доминанты, как Мирский и Несвижский замки. Таковыми могут стать Новый и Старый замки. Подойти к вопросу их реставрации нужно очень ответственно.

Немного о личном

– У человека с такой активной жизненной позицией должен быть надежный тыл…
– Это моя жена и двое детей. Галина Михайловна – главный врач областного центра медицинской реабилитации детей-инвалидов. Она полностью поглощена своим делом, и у нее на самом деле призвание лечить детей и помогать людям. В воспитании дочери Ириши я наступил на те же грабли, что и мои родители, – отдал ее в музыкальную школу по классу фортепиано. Мы с женой присутствовали на выпускном экзамене и гордились тем, как она играет. А дома она заявила, что больше никогда не подойдет к этому инструменту. Дочь – переводчик, знает несколько языков. Ведет туристический сайт.
Сейчас постигает азы режиссуры в столице. Сын Миша учится на архитектурном факультете в брестском вузе. Мы с женой рады его выбору профессии. Тем более у него с детства проявились художественные способности. В шесть лет нарисовал портрет мамы, который до сих пор висит дома. Умудрился точно передать взгляд, нарисовал глаза разного цвета, а лицо будто разделил на половины: добрую и строгую. Внимательно присмотрелся к лицу жены – немалая доля истины в том портрете есть.

– Семья ходит с Вами в походы?
– В одном из походов я и познакомился со своей женой. У нашей семьи традиция – каждый август отправляться в путешествие. Прошлым летом были в Санкт-Петербурге. На обратном пути заехали в город Опочка, который в Псковской области. До 1812 года от Опочки до бывшего городища Коложа, откуда Витовт привел пленников и поселил возле Коложской церкви в Гродно, ходил крестный ход в память о разгромленном князем городе. С женой и детьми объездили Карелию, Украину, Польшу, Прибалтику…

Жанна БАЙГОТ

Рубрики: Активный Туризм

Страны: Беларусь


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Новости по теме:

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах