Корреспондент «Прессбола» делится впечатлениями об экскурсии по бразильским фавелам

29.06.2014 - Новости

Корреспондент «Прессбола» делится впечатлениями об экскурсии по бразильским фавелам

Микроавтобус тащится вверх по петляющей улице, оставляя позади земные блага. Копакабану и Ипанему, дорогие отели, рестораны и дискотеки. Мы взбираемся по крутому склону к Росинье – самой крупной фавеле Рио. Самой знаменитой трущобной застройке города, которую давно украшает зловещий ореол, рассказывает «ПБ».

За окном хлещет лютый дождь – погода на востоке Бразилии резко ухудшилась. Машину покачивает на ухабах, гид бубнит в микрофон, вертлявые австралийки на передних сиденьях, звонко гергеча, повизгивают от удовольствия и предвкушения. Близится вечер. Крайне неординарный вечер в нашей командировке на край земли.

И жизнь...

Три главных стереотипа о бразильских фавелах – это: а) высочайший уровень преступности, сочетающий грабежи, убийства и наркоторговлю; б) страшная нищета, теснота и антисанитария, в которых живут местные жители; в) большинство звезд бразильского футбола зажигалось здесь, в этом вертепе.

Приближение к Росинье обозначают не дорожные указатели, а живые. Темнокожие хлопчики в одних шортах, пользуясь красным светом светофора, быстро конструируют на пешеходном переходе высокие деревянные мостки и, взобравшись, начинают жонглировать фруктами под дождем. Показав номер, требующий серьезной подготовки, они шустро сворачивают декорации и идут вдоль автомобильных рядов, прося гонорар. Кто-то подает реал-другой, кто-то лишь поднимает стекла. Включается зеленый – и вереница машин уносится прочь, давая циркачам передышку и время на подсчет заработанного.

Росинья – крупнейшая фавела Рио. Справочники говорят, что здесь проживает около 80 тысяч человек. Молва гласит, что населения в два с половиной раза больше. Все источники, официальные и не очень, сходятся в том, что на трущобном положении в городе каждый пятый житель. 20 процентов фавельного социума – это не только Росинья, но и Алемао, Вила Крузейро, Вижидал, Санта-Марта и многие другие «микрорайоны», где мыкает жизнь городская беднота.

«Почти весь обслуживающий персонал на мундиале, работники точек питания, многие волонтеры – это люди из фавел, – говорит гид по имени Педро (в Бразилии много «Педров») и добавляет: – Чемпионат мира для них – возможность заработать. Есть точка зрения, будто наряду с основными обязанностями эти люди приторговывают наркотиками, но не советую вам проверять эту мысль на подлинность. Полиция в Рио сегодня начеку».

В Сан-Паулу мы фавел не видели. Они там есть, но держатся особняком – эдакие изолированные гетто. В Рио все по-другому. Здесь трущобы свойски вписаны в пейзаж, и рассеянному туристу ничего не стоит, свернув не туда, оказаться посреди покосившихся домишек, узких улочек и аборигенов, которые смотрят на чужаков оценивающе и подозрительно. Вид на одну из фавел открывается прямо с галереи «Мараканы», и вид этот завораживает.

Феномен возникновения этих застроек давно разгадан. В середине прошлого века на фоне экономического спада в поиске лучшей доли люди ринулись в большие города из городов мелких, поселков и деревень. Провинциалы оккупировали холмы, где без оглядки на конституцию быстро возвели из подручного материала утлые жилища. Эти «нахаловки» росли, как борщевик, – беспорядочно и бесконтрольно, пока не достигли таких объемов, что бороться с ними стало бесполезно. Правительство их приняло как данность и задним числом подвело под них законодательный фундамент.

С тех пор фавела такая же часть Бразилии, как леса Амазонки, атлантические пляжи и водопады Игуасу.

И слезы...

По иронии судьбы Росинья примыкает низинным боком к фешенебельному району Леблон, месту компактного проживания бразильских миллионеров. Мы проезжаем мимо высоких заборов, поверх которых тянутся провода сигнализации. Ливрейные лакеи распахивают ворота для тонированных лимузинов и кланяются их хозяевам. Под проливным дождем это рождает ощущение, будто ты не в Южной Америке, а где-то в старой Англии.

«Расслоение людей по уровню жизни в Бразилии – колоссальное, – снова говорит Педро. – Это и есть корень социальной напряженности». «Например, здесь… – кивает на заборы, – живут так, что Германия позавидует. А в фавелах достаток примерно как в Гане...» Транспортный поток продолжает подниматься в гору – это уже совсем простенькие автомобили, ржавые рыдваны, мотоциклеты и тяжело фурычащие автобусы городских маршрутов. Самый аутентичный контингент для трущобных реалий.

И вот прибываем. Десяток туристов из разных стран – Австралии и Беларуси, США и Германии – гид просит держаться вместе и не отставать. И ведет по Росинье – смотреть, «как люди живут».

Эта «Воронья слободка» встречает иностранцев ощеренными улыбками уличных торговцев. Они продают сувениры и прочую дребедень. Вверх по узкой улице уходит череда забегаловок, строительных магазинов и прочего ритейла. Скоро выясняется, что Росинья сегодня – это хорошо причесанный и старательно стерилизованный кондоминиум. Перед чемпионатом власти провели ряд профилактических, оперативно-розыскных и следственных действий, направленных на борьбу с криминалом. Есть предположение, что в этой борьбе все средства оказались хороши, и силовики не побрезговали тупо договориться с бандитами, заключив на время мундиаля футбольное перемирие на взаимовыгодной основе. В стране, где коррупция разъедает все живое, это вполне вероятно. Но как бы то ни было, два часа в фавеле оказались самыми безопасными часами в жизни корреспондентов «ПБ».

А бывали дни веселые, когда полиция просто боялась казать нос в эти кварталы. Правила общежития диктовали здесь наркоторговцы с их широкими возможностями и мощными боевыми батальонами. В Бразилии есть несколько крупнейших синдикатов, которые ведали и продолжают ведать опиумом для народа. Иногда они воюют промеж собой за сферы влияния и рынки сбыта – тогда в жизни трущоб наступают смутные времена с кровью и стрельбой. Иногда наступают периоды затишья – тогда наркобароны по доброте душевной подкидывают людям деньжат по своим баронским соцпроектам. Простые жители фавел относятся к группировкам со странной смесью страха и благодарности.
Наркотрафик тянется сюда из Колумбии и далее – в США и Европу. Значительная часть «дури», естественно, оседает в Бразилии. Купить дозу сегодня можно не только в трущобе, но и в благообразных кварталах города. Идучи по центру Рио, нет-нет да и уловишь запах марихуаны – самой безобидной заразы из тех, что помогают отрешиться от мирских забот и расширить сознание.

Фавелы бесконечны, и значительная их часть доныне остается вне закона и контроля полиции и военных. В эти удаленные анклавы туристов не водят – опасно. Самая распространенная модель бразильского гоп-стопа проста. К беспечному чужаку подруливает на скутере пара малолетних бандитов, приставляет к голове пистолет и коротко приказывает раскошеливаться. В глазах мародеров можно прочитать нечто вроде знаменитого: не мы такие – жизнь такая. Во всех местных путеводителях на этот случай дается твердая рекомендация: не сопротивляться и отдать грабителям все. Иначе можно отдать главное – жизнь. Согласно статистике, по количеству убийств Бразилия стабильно входит в мировую десятку стран, соседствуя в этом печальном рейтинге с воюющими государствами Африки и Колумбией с ее вечным повстанческим беспределом. Каждые 15 минут здесь кого-то застреливают или режут. Несмотря на все миротворческие усилия властей.

И футбол...

Но в Росинье хорошо. Даже дождь почти закончился. С холмов открываются чарующие виды на вечерний Рио, начинают светиться окна. Фавела живет повседневностью, ничуть не выказывая агрессии к гостям.

В лавках идет торговля. В кафе сидят-едят вполне обычные на вид люди. Вполне обычные на вид дети спешат из школы домой. Прошли времена, когда этот самострой жил по законам индейского племени. Без электричества, водопровода и канализации. Канули дни, когда мусор выбрасывали прямо на улицу, а вокруг стоял запах нечистот. За последние годы правительство произвело колоссальную работу по благоустройству Росиньи. Сегодня здесь есть больницы, детсады, банки. Есть спутниковые тарелки на крышах и вай-фай. Гор мусора давно нет, запахи вокруг гигиенические. В здешние хостелы даже осмеливаются поселяться приезжие. Вид полиции на каждом углу и военных с винтовками М-16 оказывает на них успокаивающее воздействие.

«Кайпиринья», «Брахма», «Гуарана»!» – зазывает в свой питейный салун радушный хозяин. Размешивает напитки ловко, на руке сверкают дорогие часы – свидетельство того, что человек никого не боится. Попивая пиво в сердце главной фавелы Рио, трудно представить, что когда-то здесь все было по-другому. Что режиссер Фернанду Мейреллиш, снявший культовый «Город Бога» в 2002-м, говорил: «Если бы я знал, что здесь так опасно,  отказался бы от идеи создания фильма...»

Самое интересное в нашей экскурсии начинается в конце, когда сворачиваем с улицы и углубляемся в переулки. Переулки Росиньи – это бесконечные коридоры и лестницы. Это бесконечные лабиринты, где иногда протискиваться нужно боком. Ступеньки, поворот, еще ступеньки, задеваешь плечом угол, сталкиваешься с кем-то из местных... Прижимаясь к влажной стене, пропускаешь юную бразильянку с грудным младенцем.

Она проходит мимо, как молчаливая тень. Иногда даже не знаешь, ты еще на «улице» или уже в помещении. Сверху гроздьями свисают сгустки проводов. Небо над головой похоже на узкую щель.

Лазая в этих каменных джунглях, чувствуешь себя муравьем в муравейнике. Понимаешь: стоит чуть притормозить, группа уйдет вперед – и ты в жизни не выберешься на волю. И это только центр фавелы – чем дальше от него и выше в гору, тем ходы запутаннее. Немудрено, что власти не могут взять под контроль эту часть бразильской жизни. Знать все закоулки может лишь тот, кто здесь родился и вырос.

Мы и в чье-то жилище в конце концов попадаем. Нас просят спрятать фотокамеры, но непонятно зачем. Отнюдь не в грязи живут семьи Росиньи. Отнюдь не в окружении голых стен и совсем не под плач голодных детей. Да, небогато, скромно. Но вот висит на стене ЖКИ-телевизор, транслирующий очередной матч. Вот плитка на полу, вот типовая мебель и белый холодильник. Вот улыбающаяся хозяйка орудует у плиты, шевеля половником в кастрюле. Близится вечер –  время семейного ужина. Под потолком висит энергосберегающая лампочка.
Выбравшись на свет, встречаем любопытного сеньора из местных. Шлепанцы на босу и грязну ногу, потертая панамка, растянутая майка с принтом Neymar. Скрипучий голос с перегаром: «Откуда вы, ребята? Как дела? Нравится у нас?» – улыбка обнажает частично беззубый зев. И вдруг люмпену звонят: выхватывая очень «чоткий» айфон, дядя деловито говорит в трубку. Купил или украл он дорогой Apple – интересоваться не рискуем.

Фавела – нижайший уровень бразильского общественного устройства, зато именно отсюда поднимается самый крутой социальный лифт на земле. Трущобы дают миру свой самый ликвидный товар – футболистов эстра-класса.

Но и здесь цивилизация вносит лепту, лишая процесс романтики. Это Гарринча в 14 лет работал на текстильной фабрике. Это Пеле до 15 играл за безымянную детскую команду вне всяких тренировочных систем. Это Сократес первые бутсы получил в 12, а Роналдо в том же возрасте начинал в футзале. Сейчас все иначе. Агентская сеть давно накрыла эти благодатные места и выдергивает мальчишек, едва те сверкнут дарованием. Если ты не сверкнул, если к 13 годам не попал ни к кому на карандаш – выбирай другую профессию, парень. Становись водителем, слесарем, официантом – или гангстером, наркодилером, сутенером. На худой конец, можно жонглировать апельсинами на перекрестках.
Миллионеры из трущоб – эта формула продолжает работать в Бразилии, но в ней уже нет чуда. Лифт едет плавно, без рывков. И уже неважно, в каких условиях прошло детство Неймара. Важно, что уже в семь годков он попал в академию «Сантоса», где был одет, обут и накормлен.
Нет сомнений, что со временем, когда Бразилия станет жить просторнее, фавелы будут увековечены как памятники здешней урбанизации. Они уже являются достопримечательностью наряду со статуей Христа и Сахарной Головой, но в будущем трущобы превратятся и в место массового туристического паломничества.

Чемпионат мира льет воду на эту мельницу прогресса. Жернова эволюции крутятся веселее, с хрустом перемалывая жестокое прошлое.

Сергей КАЙКО из Рио-де-Жанейро

Рубрики: Экскурсии

Страны: Бразилия


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Новости по теме:

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах