Пассажир Costa Concordia: «К славянам на корабле относились по-скотски, а они спасали и немцев, и французов»

18.01.2012 - Витрина туров

Пассажир Costa Concordia: «К славянам на корабле относились по-скотски, а они спасали и немцев, и французов»

Украинец Александр Борисов с женой купили путевку на круиз по Средиземному морю, но попали в аварию

Ялтинец Александр Борисов красочно описывал свой предстоящий отпуск корреспонденту «Сегодня»: ему удалось недорого купить путевку на круиз по Средиземному морю; каюту на корабле они с супругой выбрали великолепную («Даже с балконом!» – восторгался Борисов и даже звал составить ему компанию или, на худой конец, отправиться на борту расхваленного им фешенебельного белоснежного гиганта в следующий рейс).

Но следующего рейса этого лайнера под названием «Costa Concordia», видимо, придется ждать долго. Имея на борту более 4,2 тысячи человек, в числе которых оказалась и чета Борисовых, поздно вечером в пятницу, 13 января, он потерпел аварию возле острова Джильо у побережья итальянской области Тоскана. Восемь человек погибли, более 30 получили ранения. Но ялтинцы оказались в числе благополучно спасшихся и в воскресенье самолетом уже приземлились в киевском аэропорту «Борисполь», а на следующий день уже ступили на крымскую землю. О том, что происходило на «Costa Concordia» Александр Борисов рассказал в эксклюзивном интервью корреспонденту «Сегодня».

- В круизах я бывал и раньше, в том числе и в прошлом году. Да и сам я, кстати, много лет в молодости отработал в морской организации – в СУ-459 треста «Крымморгидрострой», на судах которого какая-никакая, но морская дисциплина и соответствующее обучение было. Я работал на берегу, но о чем идет речь, знал, общался с моряками, водолазами, понимал, что на море важно в первую очередь. И произошедшая с «Конкордией» трагедия в очередной раз показала, что человек в принципе слаб, надеется на технику, а она дает сбои. Я очень надеюсь, что в ближайшие 100 лет подобной трагедии не повторится: то, что не было тысячных жертв, – это чудо! Чудо, что рядом оказался маленький городишко с причалом, потому что берег на этом острове был очень крутым и люди из воды выбраться просто не смогли бы.

А начиналось все хорошо. Я всегда был убежден, что в круизы выгодно ездить. Путевка на этот круиз на 8 дней стоила от 269 до 500–700 евро на человека с заходом в Италию, Испанию, Францию. В стоимость входило и проживание, и практически круглосуточное питание – это доступно довольно многим. Наша каюта была на 7-м этаже, а всего на лайнере было 13 или 14 этажей, из которых 8 жилых. Выше были рестораны, кафе, волейбольная площадка, прогулочные зоны и т. д.

- Какие-то предчувствия все же возникали?

- Я уже довольно давно бросил курить, но некоторое время начал носить с собой зажигалку с фонариком. А в поездки с собой всегда беру аварийный НЗ вещей, которые всегда могут выручить, – ножичек, пару метров веревки, пару своих альпинистских карабинов, которые могут понадобиться, чтобы где-то подвесить рюкзачок (где-то он сейчас плавает) и еще один – маленький – рюкзачок. Вот последний-то мне и помог. А накануне крушения, вечером, у меня в голове неожиданно начала мелькать мысль: где мой фонарик? И никак я от нее отделаться не мог, пытался вспомнить, в кармане маленького рюкзака он или большого. А нашел его, успокоился и до следующего дня больше о нем не вспоминал. Пока после удара не погас свет в каюте...

- Вы сразу поняли, что произошло что-то страшное?

- Почему так случилось – пусть решает комиссия. Сначала корабль накренился на одну сторону, потом – в другую, а потом раздался резкий удар и погас свет. Казалось, что все это было растянуто во времени, но на самом деле все произошло в считанные минуты. Я неладное почувствовал при первом же крене, вышел на балкон каюты посмотреть, что случилось. Лайнер носом, видимо, увернулся от скалы, но она все же вонзилась и пропорола ему бок, и корабль начал сразу заваливаться на правую сторону. Я тогда обратил внимание, что берег очень далеко, но больше на него практически не смотрел до начала посадки в шлюпки.

- После того как погас свет, какие-то команды пассажирам поступали?

- Первые два объявления были продублированы на русском языке, но потом он замолчал. Сначала не было света только в каюте, а потом он погас вообще везде и зажегся только через какое-то время. Но к тому времени я уже нашел свой фонарик. А потом снова начались объявления, но какие! «Не волнуйтесь, оставайтесь на местах, ситуация под контролем!» И опять же без русского перевода. Я так понял, что наша госпожа хостесса, которая курировала русскоговорящих пассажиров, впала в шоковое состояние и не вышла из него и через 10 часов – я ее потом видел…

- То есть вас по сути бросили?!

- К сожалению, вынуждены признать, что в Европе нас считают людьми не первого и даже не второго сорта. При входе на корабль только у граждан СНГ изъяли паспорта! И утонули в итоге именно наши паспорта, в то время как у граждан других стран они остались на руках! Это та ситуация, о которой должен хорошо подумать наш МИД и украинское правительство. Если на Западе говорят, что признают нас европейской страной, то откуда такое недоверие? Что, мы, украинцы, купив средиземноморский круиз, взяв с собой лучшие вещи, чтобы выглядеть достойно (в отличие от не всегда чистых и не всегда хорошо пахнущих европейцев), побежим подметать у вас улицы?!

Забегая вперед, скажу, что о произошедшей трагедии можно писать книгу. В эти часы было сжато все – подлость, тупость, трусость, непоказное геройство пассажиров и моряков судна, которые вытаскивали на своих плечах из кают к шлюпкам инвалидов и женщин, потерявших сознание, по мокрым ступенькам с наклоном уже в 20-30 градусов. Но было и полное равнодушие и отрешенность большой части команды и персонала, которые просто не знали, что им делать.

- Но обычно же проводятся какие-то учения!

- Они у нас были запланированы только на 16 часов следующего дня, а при посадке с людьми проводилась небольшая беседа без всякого показа. Дошло до абсурда! В каждой каюте имеются спасательные жилеты, на которых стоят буквы А и В, обозначающие, к какому борту пассажир должен идти в случае эвакуации, где матросы и стюарды распределяют посадку по шлюпкам. Но когда произошла авария и люди обратились за помощью к стюардам, те ничего не смогли им объяснить! Мы с женой некоторое время пытались направлять людей в нужные стороны. При этом обслуживающий персонал столпился на палубе, где был непосредственно выход к шлюпкам, и никак не реагировал на мои призывы показывать пассажирам, куда им надо идти. А ведь у людей был сильнейший стресс!

- А как вели себя наши?

- На следующий день уже в отеле «Хилтон» было вывешено огромное объявление с благодарностью к пассажирам из России и Украины за мужественное поведение во время трагедии. Славяне, к которым так по-скотски относились, проявили себя единственными, кто объединил вокруг себя людей и успокаивал их. Наш врач оказывал помощь пострадавшим, отдал свою куртку какой-то маленькой девочке. При этом у него была ранена в ногу жена, и он не мог выпросить бинта ни у моряков, ни у местного медперсонала, хотя во всех лодках были аптечки.

Возможно, если бы был другой экипаж, то все сложилось бы иначе – говорят, что у нашего было мало опыта. Но нам-то от этого что? Я своими глазами видел, как хороший хлопец – гражданин одной из стран в районе Индийского океана – уже после крушения, когда происходил весь этот хаос, только начал изучать инструкцию по дальнейшему поведению! Мы с женой выбежали из каюты, когда раздался сигнал тревоги, возвещающий о посадке на шлюпки, а потом начали раздаваться какие-то резкие команды, которых я не понимал, но видел, как наши стюарды побелели и начали разбегаться в разные стороны. Филиппинец хотя бы начал читать инструкцию!

Я не знаю, что привело к пробоине, но все дальнейшие действия капитана и команды, было очевидно, запаздывали с реализацией. Саму эвакуацию надо было начинать хотя бы на 20–30 минут раньше. Получилось, что часть шлюпок уже была занята людьми, но толпа все прибывала, и мест, которых должно было хватить для всех, вдруг стало недоставать. Затем выяснилось, что шлюпки с поднявшегося борта уже спустить невозможно, и люди начали перебегать на «нижний».

У моей жены началась истерика, мне пришлось на нее рявкнуть и сказать: «Вот тебе моя куртка, и ты за нее жизненно отвечаешь!» Она ошалела и начала спрашивать: «А зачем нужна эта куртка?». Но эффект от дурацкого задания был достигнут, она успокоилась и начала трезво рассуждать и даже стала помогать, когда мы уже оказались в шлюпке.

Я взял с собой только самые нужные и полезные вещи, так как понимал, что если мы попадем в воду, то минут 40 продержимся, а больше – нет. Чтобы рюкзак послужил какой-то подушкой, на которой в случае чего я смог бы бросить в воду жену, если не удастся сесть в шлюпку.

К тому времени, когда мы выбрались на палубу, корабль развернуло, и скала, на которую мы падали и могли быть раздавлены, оказалась совсем рядом, и я успел осмотреть сразу четыре пути подъема по ней, по которым мы могли бы выбраться. И только потом мы увидели, что в нескольких сотнях метрах от нас есть порт с причалом.

- В шлюпки садили прежде всего женщин и детей?

- По палубе бегали женщины с детьми, но их в шлюпки не брали – кричали, что там уже нет мест. При этом сами лодки, заполненные людьми, в воду не спускали – ждали какой-то команды, но офицеров поблизости не было. Я подошел к матросу возле одной из шлюпок, в которой реально увидел свободные места, и в это время обратил внимание, что по палубе в нашу сторону несется толпа из около 400 человек, которая пробежала вдоль всего корабля, и их нигде не пускали в шлюпки. Я понимал, что сейчас нас просто снесут, и начал объяснять матросу, что в его лодке есть места, жена начал ему то же самое говорить на английском, но тот продолжал перекрывать проход, пока не появилась женщина-офицер и не отдала ему команду. И мы еще посадили в ту шлюпку 12 человек! А потом попытались опуститься.

Палубные матросы работали замечательно, хотя одному из них сильно повредило руку. Но шлюпки, по-видимому, конструктивно не были готовы к такому спуску. Одна сторона неожиданно соскользнула, и мы повисли – началась жуткая паника среди итальянцев – молодых ребят. Единственное, что я смог придумать, начал кричать: «Норма, норма!» – и они начали успокаиваться. И потом мы по знакам матросов раскачали лодку, и она выровнялась. А первая шлюпка перевернулась, и люди из нее (из брезента-крыши) снова по сброшенной им лестнице полезли вверх на палубу – не понимали, что она конструктивно должна была сама вернуться в нормальное положение.

И еще одна картинка у меня до сих пор перед глазами: как матросы стоят на палубе и не могут понять, как сбросить в воду самонадувающиеся аварийные плоты! А на уровне 9-го или 10-го этажа на палубе, которая уже находится под угрожающим углом, стоят два старичка, вцепившись в поручни, и рядом уже никого нет… Многие посчитали, что это учебная тревога… Славяне немецким детям надевали жилеты, а их родители спрашивали: «Зачем?» – «Да ведь мы тонем!» – «Нет, пусть нам об этом по радио объявят!»

Мой товарищ Саша Хороших, с которым мы не виделись много лет, оказался на этом же корабле, но он ведь огромный, видимо, мы гуляли на разных палубах и увиделись уже только на берегу.

Заслуженный человек, 65 лет, альпинист, горноспасатель, он, увидев такую ситуацию, попытался столкнуть шлюпки вместе с ребятами с Филиппин. Когда он показал им, как обвязывать людей, как их приподнимать, спускать на более безопасное место, потому что крен был уже довольно приличный, чтобы можно было перейти в другие места, они его поняли. Самое анекдотичное было в самом начале. Он начал им объяснять, как можно сорвать шлюпки, они его не поддержали, потому что не понимали, как это можно сделать, пойдет или нет. Потом он плюнул, сел, достал сигарету и закурил, и тут они дружно закричали: здесь курить нельзя. Корабль тонет. Но курить нельзя.

В конце концов он вытаскивал немцев, потом французов с их помощью. Поскользнулся и схватился за веревку. А практически все веревки были облиты краской, которая разлилась, и упал вниз, пролетев метров 20. И жена действительно думала, что все. Это чудо, он говорит, не знает, как выжил. Она видела, что, как он говорит, я падаю внутрь машинного отделения на металл. А получилось так, что я пролетел, ударился и вылетел в воду. С меня сорвало спасательный жилет, и я в получумовом состоянии куда-то поплыл.

Я увидел рыбака на маленькой лодке типа глиссер, он мотался вокруг корабля, пытался вытащить людей из воды. Он заметил его, схватил и попытался вытащить, а у него уже были повреждения, сильная боль в ребрах, повреждена левая рука. При этом человек ничего не помнит. Он вытащил его из воды, подплыл к берегу и выкинул на причал, где его подхватила «скорая помощь» и привезла в медицинский пункт, в котором все места уже были забиты. И он уже просто не мог встать, какая-то женщина принесла ему детское одеяльце накрыться.

Но самое интересное началось под утро. Кучковались, часть людей уехала. На берегу была такая же суматоха и безалаберность – никто никем не руководил, никто ничего не говорил, русскоязычные от нас убегали, поскольку не знали, что сказать. Это был просто массовый бред и психоз, люди не владели информацией, и не было старшего, человека, который мог бы все организовать и успокоить людей. Кто-то говорил, что капитан возьмет новый корабль, и вы продолжите путешествие в Барселону. А люди все были раздетые и босиком. Персонал оказался в такой же ситуации, они были в своей форме, и ими также никто не руководил, не было старших офицеров. Нам открыли старую заброшенную школу, но в хорошем состоянии, с туалетом и водой, и местные жители стали носить нам воду. Часть из пострадавших уехала. Огромную помощь оказали местные власти. Нам открыли церковь, костел.

Это небольшой городок в 30–50 домов, а на их голову свалилось такое количество народу. Люди делали, что могли, резали спасжилеты на обувь. Это было страшно. Я до сих пор не верю, что это не сон. Длилось все это долго и очень неприятно, а где-то к 4-5 утра мы поняли, что заботятся обо всех, кроме славян. Когда пошли первые сообщения из России, Москвы, из интернета, что пострадавших из России и стран СНГ нет, мы поняли, что пытаются съехать на итальянцев. Пострадавших было намного больше, чем говорят, просто многие не обращались за помощью. Огромная заслуга турфирмы Select Black Sea в том, что в посольстве Украины узнали о том, что в аварии пострадали наши люди, – это наша ялтинская компания. В 4 утра мы послали им эсэмэску с сообщением о трагедии и о том, что на борту были наши люди. В 6 утра, когда люди пришли на работу, они прочитали сообщение и перезвонили нам. Турфирма положила нам деньги на счет, связалась с посольством в Риме и сообщила о нас и нашем положении.

- Александр, вы еще отправитесь в круиз?

- Я - обязательно. Но жена сказала, что сама она больше – никогда...

 

Сергей Добров

Рубрики: В Фокусе Происшествия

Страны: Италия


Комментарии отсутствуют

Новый комментарий

Имя:
:
Для редактирования комментария осталось 10 минут

Новости по теме:

Турнавигатор

Вся история белорусского турбизнеса в газете «Туризм и отдых»   |   Активный отдых   |   Калькулятор отдыха   |   Горные лыжи   |   Агротуризм   |   Путеводитель   |   Экзотические направления   |   Путешествия по Беларуси   |   Самые оригинальные бани на белорусских агроусадьбах