На китайской границе проверяют телефоны, изучают личную переписку, фото, банковские транзакции.

Зачем на китайской границе проверяют телефоны туристов

На китайской границе проверяют телефоны, изучают личную переписку, фото, банковские транзакции.

В последние несколько недель форумы и чаты о работе в Китае заполнены сообщениями о том, что на китайской границе проверяют телефоны, изучают личную переписку, фото, банковские транзакции. Даже легкое сомнение в целях визита на паспортном контроле может перечеркнуть все планы прибывающего в КНР иностранца. РИА Новости разбиралось в ситуации.

Неприятности начинаются на паспортном контроле. Сначала процедура напоминает стандартную. У въезжающего — чаще всего на английском языке — спрашивают о целях визита, просят предоставить подтверждающий документ: приглашение от компании, бронь гостиницы или регистрацию. Если уверенного ответа не следует, то на месте просят показать, например, переписку с бизнес-партнерами. Если она вызовет подозрения, прибывшего отводят в отдельное помещение для беседы. Когда цель визита подтверждается, иностранцу разрешают перейти границу. В худшем случае его ждет аннулирование визы и депортация.

Проверкам часто подвергаются те, кто хочет попасть в КНР не совсем легально, то есть въехать под предлогом ведения бизнеса, однако на деле — заниматься другой деятельностью. В немилость попадают и настоящие бизнесмены. С прессой они общаются неохотно, РИА Новости удалось связаться с теми, кто проходил проверку, но лишь двое согласились ответить на вопросы. Дмитрий въезжал в Гуанчжоу (город на юге Китая) поездом. При прохождении паспортного контроля его, как и других, попросили рассказать о целях визита. Спросили, где будет жить, где работать. Бизнес-визу попросили подтвердить перепиской с китайскими партнерами. На все вопросы Дмитрий отвечал уверенно. Переписка также была подлинной, поэтому дальнейших проблем с въездом не возникло. Сам он признается, что официальный бизнес — не единственное, чем он занимается в Китае, есть и подработки, однако сотрудникам миграционной службы КНР доказательств легитимности его пребывания в КНР хватило.

В более сложную ситуацию попала его жена. К ней из-за модельной внешности вопросов было больше. Несмотря на такие же уверенные ответы, "миграционщики" заподозрили, что она отправляется на нелегальные заработки в китайской индустрии моды и интим-услуг. Девушку вместе с другими подозреваемыми отвели в специальное помещение, где она провела полтора часа. За это время ее три раза допрашивали разные люди. Вопросы задавали одинаковые, а также проверили содержимое телефона на наличие переписки с модельными агентами, перевода денег от китайских частных лиц, фотографий, которые могли быть частью "портфолио". Именно фотографии и открыли девушке путь в Китай. Свадебная фотосессия окончательно убедила сотрудников, что проституцией она заниматься не будет.

"Конечно, когда допрашивают, досматривают личные вещи — ищут запасной рабочий телефон и проверяют гаджеты — ничего не разъясняют. Не предупреждают, не говорят, почему досматривают", — рассказывает Дмитрий. Питание также не предоставляют, как и переводчика. "Скорее всего, логика такая: если ты ни по-английски, ни по-китайски не говоришь, какой же ты бизнесмен. И в целом рассчитывают на действенность психологического давления, о презумпции невиновности речи не идет, докажи сам, что ты невиновен", — поясняет предприниматель.

Дмитрий также поведал историю знакомого, оформившего бизнес-визу в Китай с помощью поддельных документов через некую компанию. На границе его быстро вычислили и, продержав на допросах и досмотрах шесть часов, отправили ждать ближайший рейс на родину. Если б денег на билет не нашлось, застрял бы в аэропорту надолго.

Первые жалобы на отказ во въезде появились в соцсетях еще осенью 2018 года. Как отмечают работающие в Китае (в том числе нелегально), в последнее время количество проверок увеличилось. Отмечается, что с проблемами столкнулись не только те, чья цель визита показалась сомнительной. Некоторым россиянам почему-то отказали во въезде из-за штампов о прохождении границы в Турции.

Кроме того, задержанным гражданам не предоставляют необходимого трехразового питания и не допускают к ним ни представителей авиакомпании, ни сотрудников консульства.

У представителей китайских властей вообще не слишком принято разъяснять свои действия, говорит Александр Зайнигабдинов, один из основателей проекта China Window, оказывающего юридическую помощь компаниям и частным лицам, ведущим бизнес в Китае. Александр отмечает, что правоохранительные органы КНР могут проводить проверки в случае, если у них есть подозрения. Регламенты, которыми руководствуются пограничники, таможенники и миграционная служба, вряд ли открыты для публики, однако можно получить представление об общем смысле нормативно-правовых актов, регулирующих деятельность погранслужбы.

Так, в статье 14 Правил регулирования пограничного контроля при въезде и выезде из КНР лаконично сказано: в пунктах пограничного контроля, "если будет сочтено необходимым", может производиться личный досмотр лиц, въезжающих и выезжающих за пределы КНР. В статье 27 тех же Правил сказано, что в целях защиты безопасности государства и публичного порядка углубленному досмотру могут подвергаться багаж и ручная кладь.

Зайнигабдинов подчеркивает: Гуанчжоу — торговый, портовый город, проблема миграции здесь стоит довольно остро. С особой бдительностью китайская сторона следит за представителями африканских наций. Отлавливают на границе и потенциальных террористов, и наркоторговцев, и обычных нелегалов, которые собираются работать в Китае незаконно в ночных клубах или центрах изучения английского языка. Вместе с ними проверки устраивают русским, украинцам и белорусам.

В то же время китайцы ради того, чтобы перестраховаться, или от банального незнания часто перегибают палку. Похожая ситуация случилась недавно, когда въезд в Китай "запретили" жителям Татарстана и Дагестана, приравняв субъекты Российской Федерации к республикам бывшего СССР — Азербайджану, Казахстану, Узбекистану и Таджикистану. Официального запрета, как выяснилось, не было. Оплошность допустили местные туроператоры, не поняв разницу в статусе территорий.

Прошедшие проверку и въехавшие в страну чрезвычайно дорожат возможностью заработать. Среди них есть и нелегалы, поэтому общаться с журналистами и вообще распространяться о своем роде деятельности они не любят. Простой пример — учителя английского. По закону в Китае иностранный гражданин не имеет права преподавать иностранный язык, если он не носитель или не имеет специального образования и сертификатов. Однако русских, белорусских и украинских "канадцев", "американцев" и "австралийцев", которые освоили лишь школьную программу английского, в Китае множество. При этом зарплаты "учителей" высокие.

"Все эти люди понимают, на что идут, — подытоживает Дмитрий. — Они прекрасно знают, что эта поездка может стать последней, но ставки слишком высоки, поэтому соблазну поддаются многие". В результате из-за авантюристов страдают и добросовестные бизнесмены, и обычные туристы.

Подписывайтесь на TIO.BY в Telegram и Yandex Zen